16242 коап

Капитан милиции получил холодильник в качестве взятки

29.05.2013 10:05

По холодильник и членскую книжку дачного общества внесенным уже вкладам в размере 2000 гривен капитан милиции обещал не обращать внимания на нарушения, которые могут быть обнаружении во время предстоящей проверки соблюдения лицензионных условий охранной фирмы.

Как сообщает пресс-служба СБУ, постановлением Ленинского районного суда Севастополя в совершении коррупционного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.172-2 (нарушение ограничений относительно использования служебного положения) КоАП признан виновным капитан милиции.

В апреле с.г. сотрудники СБУ совместно с работниками внутренней безопасности МВД Украины разоблачили и прекратили противоправную деятельность старшего инспектора разрешительной системы сектора охраны общественного порядка одного из районных отделов милиции Севастополя, который требовал и получил незаконное вознаграждение в виде холодильника и членской книжки дачного общества с уплаченными взносами от представителя одного из охранных предприятий города.

Суд признал правонарушителя виновным и назначил наказание в виде штрафа. Сотрудник милиции из правоохранительных органов уволены.

Статья 16.1. Незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза товаров и (или) транспортных средств международной перевозки

1. Нарушение порядка прибытия товаров и (или) транспортных средств международной перевозки на таможенную территорию Таможенного союза путем их ввоза помимо мест перемещения товаров через таможенную границу Таможенного союза либо иных установленных законодательством государств — членов Таможенного союза мест или вне времени работы таможенных органов либо совершение действий, непосредственно направленных на фактическое пересечение таможенной границы Таможенного союза товарами и (или) транспортными средствами международной перевозки при их убытии с таможенной территории Таможенного союза помимо мест перемещения товаров через таможенную границу Таможенного союза либо иных установленных законодательством государств — членов Таможенного союза мест или вне времени работы таможенных органов либо без разрешения таможенного органа, —

влечет наложение административного штрафа на граждан и юридических лиц в размере от одной второй до трехкратного размера стоимости товаров и (или) транспортных средств, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

2. Сокрытие товаров от таможенного контроля путем использования тайников или иных способов, затрудняющих обнаружение товаров, либо путем придания одним товарам вида других при перемещении их через таможенную границу Таможенного союза —

влечет наложение административного штрафа на граждан и юридических лиц в размере от одной второй до трехкратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой и конфискацию товаров и (или) транспортных средств, явившихся орудиями совершения административного правонарушения, либо конфискацию предметов административного правонарушения; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

3. Сообщение в таможенный орган недостоверных сведений о количестве грузовых мест, об их маркировке, о наименовании, весе брутто и (или) об объеме товаров при прибытии на таможенную территорию Таможенного союза, убытии с таможенной территории Таможенного союза либо помещении товаров под таможенную процедуру таможенного транзита или на склад временного хранения путем представления недействительных документов либо использование для этих целей поддельного средства идентификации или подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам и (или) транспортным средствам, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией товаров, явившихся предметами административного правонарушения, или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения; на должностных лиц — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей с конфискацией товаров, явившихся предметами административного правонарушения, или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения.

4. Представление в таможенный орган недействительных документов на товары при прибытии на таможенную территорию Таможенного союза, убытии с таможенной территории Таможенного союза либо помещении товаров под таможенную процедуру таможенного транзита или на склад временного хранения, если такие документы могли послужить основанием для несоблюдения установленных международными договорами государств — членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств — членов Таможенного союза, запретов и ограничений, за исключением мер нетарифного регулирования, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

1. За административные правонарушения, предусмотренные настоящей главой, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как юридические лица.

2. Для целей применения настоящей главы под недействительными документами понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы.

Комментарий к статье 16.1 КОАП РФ

1. Родовым объектом административных правонарушений, включенных в гл. 16 КоАП РФ, являются общественные отношения, возникающие в процессе перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Таможенного союза (далее — ТС). Непосредственным объектом комментируемой статьи являются общественные отношения, возникающие в связи с прибытием товаров и (или) транспортных средств на таможенную территорию Таможенного союза или выбытием их с данной таможенной территории. Предметом комментируемого состава правонарушения в соответствии с ч. 2 п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» являются как товары, так и транспортные средства, на которых перевозятся товары, поскольку в отношении их также не выполнены требования таможенного законодательства. Следует отметить, что родовой и непосредственный объект рассматриваемых составов идентичен во всех частях настоящей статьи.

Объективная сторона рассматриваемого состава характеризуется совершением противоправного деяния в форме действия, выразившегося:

— в нарушении порядка прибытия товаров и (или) транспортных средств международной перевозки на таможенную территорию ТС;

— в совершении действий, непосредственно направленных на фактическое пересечение таможенной границы ТС товарами и (или) транспортными средствами международной перевозки при их убытии с таможенной территории ТС.

К числу признаков объективной стороны рассматриваемого состава следует отнести время и место совершения административного правонарушения. Местом совершения данного административного правонарушения является любое место вне места, установленного для перемещения товаров и (или) транспортных средств или вне места работы таможенного органа. В соответствии с п. 19 ч. 1 ст. 4 Таможенного кодекса Таможенного союза

(далее — ТК ТС) незаконным признается перемещение товаров через таможенную границу Таможенного союза, которое осуществляется вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах. Место перемещения товаров и (или) транспортных средств через таможенную границу ТС определяется таможенными органами РФ. Временем, в течение которого возможно перемещение товаров и (или) транспортных средств через таможенную границу ТС, является время работы таможенного органа, которое определяется административным регламентом деятельности таможенных органов по исполнения государственных функций. Таможенной границей ТС в соответствии с ч. 2 ст. 2 ТК ТС признается предел таможенной территории ТС. В свою очередь, таможенную территорию ТС, в соответствии с ч. 1 ст. 2 ТК ТС, образует территория Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации, а также находящиеся за пределами территорий государств — членов ТС искусственные острова, установки, сооружения и иные объекты, в отношении которых государства — члены ТС обладают исключительной юрисдикцией.

Приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, утвержденному решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества от 27.11.2009 N 17.

Субъектами рассматриваемого правонарушения являются физические лица, как российские граждане, так иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста 16-ти лет, должностные лица (см. комментарий к ст. 2.4 КоАП РФ) и юридические лица (см. комментарий к ст. 2.10 КоАП РФ), а также индивидуальные предприниматели, которые несут ответственность как юридические лица (ч. 1 примечания к комментируемой статье). Данный состав субъектов характерен для большинства составов административных правонарушений, закрепленных в комментируемой главе.

Субъективная сторона комментируемого состава административного правонарушения характеризуется умышленной или неосторожной формой вины. Причем умысел может быть как прямой, так косвенный, а неосторожность — в форме небрежности и самонадеянности (см. комментарий к ст. 2.2 КоАП РФ).

2. Часть 2 комментируемой статьи имеет объект и субъект, идентичный составу административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 настоящей статьи. Объективная сторона характеризуется противоправным деянием, выражающимся в действиях по сокрытию товара от таможенного контроля путем использования тайников или иных способов, затрудняющих обнаружение товаров, либо путем придания одним товарам вида других. Под сокрытием товаров от таможенного контроля следует понимать создание тайников, изготовленных в целях сокрытия товаров, оборудование или приспособление транспортного средства для целей сокрытия товаров от таможенного контроля, создание конструктивных приспособлений или емкостей, которые подвергаются предварительной разборке и монтажу для целей сокрытия товаров от таможенного контроля. Под таможенным контролем в соответствии с п. 31 ч. 1 ст. 4 ТК ТС понимается совокупность мер, осуществляемых таможенными органами, в том числе с использованием системы управления рисками, в целях обеспечения соблюдения таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства государств — членов ТС. Орудием совершения данного административного правонарушения является транспортное средство, оборудованное специальными хранилищами для сокрытия товаров от таможенного контроля при перемещении их через таможенную границу ТС (ч. 2 п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18).

Субъективная сторона — см. комментарий к ч. 1 настоящей статьи.

3. Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 настоящей статьи, характеризуется противоправным деянием, выражающимся в действиях по сообщению в таможенный орган недостоверных сведений при прибытии на таможенную территорию ТС, убытии с таможенной территории ТС либо помещении товаров под таможенную процедуру таможенного транзита или на склад временного хранения. Сообщенная информация должна касаться:

— количества грузовых мест;

— маркировки грузовых мест и грузов;

— наименования, веса брутто и (или) объема товаров.

В соответствии с Обзором правоприменительной практики привлечения таможенными органами перевозчиков к ответственности по ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, являющимся приложением к письму ФТС России от 28.04.2007 N 18-12/16242, ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ установлен исчерпывающий перечень недостоверных сведений о товарах, за сообщение которых таможенному органу наступает административная ответственность по ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ:

— количество грузовых мест;

— маркировка грузовых мест;

— вес и (или) объем товаров.

Представление иных недостоверных сведений таможенному органу не влечет административной ответственности по указанной статье.

Сообщение недостоверной информации должно быть осуществлено посредством:

— предоставления недействительных документов;

— использования для этих целей поддельного средства идентификации;

— использования подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам и (или) транспортным средствам.

В соответствии с п. 2 примечания к данной статье под недействительными документами понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы. В соответствии со ст. 109 ТК ТС идентификация товаров осуществляется таможенными органами путем наложения пломб, печатей, нанесения цифровой, буквенной и иной маркировки, идентификационных знаков, проставления штампов, отбора проб и образцов, подробного описания товаров, составления чертежей, изготовления масштабных изображений, фотографий, иллюстраций, использования товаросопроводительной и иной документации, а также иными способами. Использование подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам и (или) транспортным средствам, представляет собой действие, направленное на подмену подлинных средств идентификации и применении их к другим товарам.

Содержание субъекта и субъективной стороны состава рассматриваемого административного правонарушения та же, что и для ч. 2 настоящей статьи. Вместе с тем следует отметить важное положение, предложенное в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18, где отмечается, что при определении и оценке вины перевозчика надлежит выяснять, в какой мере положения действующих международных договоров в области перевозок товаров предоставляли перевозчику возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых установлена ответственность ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, а также какие меры были приняты перевозчиком для их соблюдения. При определении вины перевозчика, сообщившего таможенному органу недостоверные сведения о грузах, количество которых определяется весовыми параметрами, необходимо выяснять, значительна ли разница между количеством фактически перемещаемого товара и количеством, указанным в товаросопроводительных документах, а также насколько такое несоответствие могло быть очевидным для перевозчика, осуществляющего свою деятельность на профессиональной основе, исходя из осадки транспортных средств, его технических возможностей и других подобных показателей. Вопрос о том, значительно ли несоответствие между количеством фактически перемещаемого товара и количеством, указанным в товаросопроводительных документах, определяется в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств данного правонарушения.

4. Объективная сторона ч. 4 комментируемой статьи характеризуется предоставлением в таможенный орган недействительных документов (см. п. 2 примечания к настоящей статье) на товары при их прибытии на таможенную территорию ТС или убытии с таможенной территории ТС. Указанные недействительные документы должны послужить основанием несоблюдения установленных международными договорами государств — членов ТС, решениями Комиссии ТС и нормативными правовыми актами РФ, изданными в соответствии с международными договорами государств — членов ТС, запретов и ограничений. В соответствии с ч. 1 ст. 152 ТК ТС перемещение товаров через таможенную границу осуществляется с соблюдением запретов и ограничений, установленных ТК ТС, международными договорами государств — членов ТС, решениями Комиссии ТС и нормативными правовыми актами государств — членов ТС, изданными в соответствии с международными договорами государств — членов ТС. Комментируемый состав административного правонарушения содержит исключение, касающееся предоставления недействительных документов послуживших основанием несоблюдения мер нетарифного регулирования. Подобные действия не влекут административную ответственность по ч. 4 ст. 16.1 КоАП РФ, а порождают состав, предусмотренный ч. 2 ст. 16.3 КоАП РФ.

Субъектом — см. комментарий к ч. 1 настоящей статьи.

Субъективная сторона — см. комментарий к ч. 1 настоящей статьи.

Письмо Федеральной таможенной службы от 28 апреля 2007 г. N 18-12/16242 «О направлении обзора»

Письмо Федеральной таможенной службы от 28 апреля 2007 г. N 18-12/16242
«О направлении обзора»

Направляем для использования в практической деятельности подготовленный Управлением таможенных расследований и дознания обзор правоприменительной практики по привлечению перевозчиков к ответственности по части 3 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Предлагаемые разъяснения рекомендуем применять с учетом фактических обстоятельств, подлежащих выяснению в каждом конкретном случае.

Приложение: обзор на 12 л. в 1 экз.

Начальник Управления
таможенных расследований
и дознания
полковник таможенной службы

Обзор
правоприменительной практики привлечения таможенными органами перевозчиков к ответственности по части 3 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Управлением таможенных расследований и дознания проведен анализ правоприменительной практики по привлечению перевозчиков к ответственности по части 3 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).

Из обобщенных статистических данных и сведений, поступивших из таможенных органов, следует, что в 2006 году по указанной статье таможенными органами Российской Федерации возбуждено 4959 дел об административных правонарушениях (далее — дел об АП) (в 2005 г. — 3133, в 2004 г. — 609).

На 01.01.2007 производство завершено по 4825 делам об АП. Из них прекращено в порядке статьи 29.9 КоАП РФ судами общей юрисдикции — 99 дел об АП (2,05%), таможенными органами — 409 дел (8,47%). Основанием для прекращения производства являются: отсутствие события (пункт 1 статьи 24.5 КоАП РФ) и состава правонарушения (пункт 2 статьи 24.5 КоАП РФ).

При проведении анализа изучены дела об АП, возбужденные с 01.01.2005, по которым административное расследование закончено и которые переданы на рассмотрение судов.

В ходе изучения дел об АП выявлен ряд проблемных вопросов, а также недостатков в деятельности таможенных органов, зачастую обуславливающих прекращение дел по тем или иным основаниям.

В связи с этим полагаем необходимым обратить внимание должностных лиц таможенных органов на наиболее существенные из проблем и недостатков, для устранения которых предлагаем руководствоваться следующим.

1. Описание события правонарушения (в определении о возбуждении дела об АП, протоколе об АП, постановлении по делу об АП) должно соответствовать признакам правонарушения, указанного в диспозиции соответствующей статьи КоАП РФ. При этом, учитывая бланкетный характер части 3 статьи 16.1 КоАП РФ, необходимо выяснять, какие нормы материального права, установленные Таможенным кодексом Российской Федерации (далее — ТК РФ), нарушены.

Частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ установлен исчерпывающий перечень недостоверных сведений о товарах, за сообщение которых таможенному органу наступает административная ответственность:

— количество грузовых мест;

— маркировка грузовых мест;

— вес и (или) объем товаров.

Представление иных недостоверных сведений таможенному органу не влечет административной ответственности по указанной статье.

Например, привлечение к административной ответственности перевозчика за сообщение недостоверных сведений о качественных характеристиках товара, в том числе выявленных на этапе декларирования, при условии достоверности заявленных сведений, необходимых для идентификации товара (наименование товара, его вес и (или) объеме, количество и маркировка грузовых мест), не является правомерным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 72 ТК РФ при прибытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации перевозчик обязан представить таможенному органу в зависимости от вида транспорта, на котором осуществляется международная перевозка, только те сведения, которые предусмотрены статьями 73-76 ТК РФ.

ТК РФ обязывает перевозчика при международной перевозке морским (речным) транспортом сообщать таможенному органу сведения о наименовании, общем количестве и описании ввезенных им товаров, а также о количестве грузовых мест, об их маркировке и о видах упаковки товаров (подпункты 8, 9 пункта 1 статьи 74 ТК России), административная ответственность установлена за сообщение недостоверных сведений о наименовании товаров, их весе и (или) объеме (в данном случае об общем количестве товаров), количестве грузовых мест, об их маркировке.

Из перечня сведений, которые должны содержаться в документах, представляемых таможенному органу автомобильным перевозчиком при прибытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации (пункт 1 статьи 73 ТК РФ), административная ответственность установлена за заявление недостоверных сведений о количестве грузовых мест, маркировке грузовых мест, наименовании товаров, весе брутто товаров (в килограммах) либо об объеме товаров (в кубических метрах), за исключением крупногабаритных грузов.

Из перечня сведений, которые должны содержаться в документах, представляемых таможенному органу железнодорожным перевозчиком при прибытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации (пункт 1 статьи 76 ТК РФ), административная ответственность установлена за заявление недостоверных сведений о количестве грузовых мест, маркировке грузовых мест, наименовании товаров и весе брутто товаров (в килограммах).

При осуществлении международной перевозки воздушным перевозчиком таможенному органу должны быть сообщены сведения о количестве мест по каждой грузовой накладной (подпункт 7 пункта 1 статьи 75 ТК РФ) с указанием видов товаров (подпункт 6 пункта 1 статьи 75 ТК РФ).

Таким образом, обязанность сообщить сведения о количестве грузовых мест при прибытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации, возложена таможенным законодательством Российской Федерации на перевозчика независимо от вида транспорта.

Во многих случаях в протоколах об АП, постановлениях по делам не в полном объеме описываются признаки объективной стороны рассматриваемого правонарушения.

В частности, по делу об АП N 10206000-117/2006 (Выборгская таможня), наряду с описанием противоправности деяния, выразившемся в сообщении перевозчиком недостоверных сведений о наименовании товара, его веса, не указано на сообщение недостоверных сведений о количестве грузовых мест. Как усматривается из материалов дела, автомобильный перевозчик представил таможенному органу документы, в которых содержались сведения о перемещении изделий из резины в количестве 1340 грузовых места, весом 10110 кг брутто. В ходе таможенного досмотра установлено, что наряду с заявленным перевозчиком товаром прибыл на таможенную территорию Российской Федерации неуказанный в представленных документах товар — пластиковые ручные насосы. Всего перемещалось товара на 90 грузовых мест больше, чем заявлено, превышение по весу составило 11055,5 кг. Однако таможенный орган в постановлении по делу об АП делает вывод о сообщении недостоверных сведений только о наименовании и весе товаров. (Аналогично описано событие правонарушения в постановлении по делу об АП N 10206000-286/2006).

Таможенные органы в большинстве случаев не указывают конкретную таможенную процедуру, при осуществлении которой сообщаются недостоверные сведения о товарах (при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации или убытии с таможенной территории Российской Федерации товаров и (или) транспортных средств, либо для получения разрешения на внутренний таможенный транзит или для его завершения, либо при помещении товаров на склад временного хранения), а также способ совершения правонарушения (путем представления недействительных документов, использование поддельного средства идентификации или подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам и (или) транспортным средствам).

В процессуальных документах таможенные органы, цитируя положения международных правовых актов, ТК РФ, иных правовых актов, не конкретизируют обстоятельства дела, не указывают, какие именно из заявленных перевозчиком сведений являются недостоверными и подпадают под признаки части 3 статьи 16.1 КоАП РФ (дела об АП NN 10711000-140/2005 (Ванинская таможня), 10702000-189/2005 (Владивостокская таможня), 100002000-381/2005 (Домодедовская таможня)).

Противоправным в соответствии с законодательством об административных правонарушениях при международной перевозке автомобильным, морским (речным) и железнодорожным транспортом при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации или при убытии с таможенной территории Российской Федерации товаров и транспортных средств является сообщение таможенному органу недостоверных сведений о маркировке грузовых мест, а не о маркировке товара.

При этом под маркировкой грузовых мест следует понимать идентификационные условные обозначения, наносимые на упаковку каждого грузового места (ящика, клетки, мешка и т.п.), содержащие данные, необходимые для надлежащей перевозки и сдачи груза получателю. Маркировка указывается на упаковке грузового места, а сведения о нанесенной маркировке — в документах на груз. Событие правонарушения, предусмотренное частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, будет иметь место в случае несоответствия сведений о маркировке грузовых мест, указанных в представляемых таможенному органу документах, фактической маркировке, нанесенной на грузовые места.

Нельзя согласиться с позицией отдельных судов, которые считают, что поскольку согласно статье 8 Конвенции о договоре международной перевозки грузов (КДПГ) 1956 г. при принятии груза перевозчик обязан проверить точность записей, сделанных в накладной относительно числа грузовых мест, а также их маркировки и номеров, внешнего состояния груза и его упаковки, то и привлечение автомобильного перевозчика к административной ответственности за сообщение таможенному органу недостоверных сведений о наименовании, весе и (или) объеме товаров является необоснованным, поскольку таможенные органы применяют меры административной ответственности не за нарушение обязанностей, установленных КДПГ, а за неисполнение требований статьи 73 ТК РФ, предусматривающей предоставление сведений о наименовании товаров.

В целях исполнения данной обязанности и на основании пункта 2 статьи 11 КДПГ перевозчик вправе потребовать от отправителя приобщить к накладной или предоставить в его распоряжение документы и сообщить все требуемые сведения, необходимые для выполнения таможенных и иных формальностей.

Кроме того, проверку достоверности сведений о наименовании товара перевозчик может осуществить при принятии груза к перевозке путем сопоставления сведений, содержащихся в товаросопроводительных документах на принимаемый груз, и сведений, указанных на грузовых местах в виде маркировки.

Обоснованность данной позиции подтверждается судебной практикой.

В качестве примера можно привести постановление Себежского районного суда Псковской области по делу об АП N 10225000-351/2006, согласно которому автомобильный перевозчик признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, «так как наименование на торговых ярлыках фактически перемещаемого груза не соответствовало наименованию в товаросопроводительных документах». При проведении таможенного досмотра установлено, что в грузовом отделении автомобиля, следовавшего из Литвы в Россию, находится незаявленный в товаросопроводительных документах товар — фольга алюминиевая в рулонах (по документам значится «Rolled» — прокат). Рулоны упакованы в полиэтилен и сложены в деревянные ящики по 1 штуке. На ящиках имеются этикетки с надписями «Comital Alluminio, 9 MY, 957 KG».

Из объяснений водителя следует, что при погрузке товара он присутствовал, проверял груз по грузовым местам, видел, что согласно торговым ярлыкам загружался товар с наименованием «алюминий».

Суд, изучив материалы дела, выслушав представителя Себежской таможни, пришел к выводу о том, что факт совершения административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ и выразившегося в сообщении таможенному органу недостоверных сведений о наименовании перемещаемого товара при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации установлен и подтверждается материалами дела.

При привлечении автотранспортной организации по делам об АП NN 10225000-122/2006, 10225000-244/2006 за сообщение недостоверных сведений о наименовании товара тот же суд установил, что водитель при погрузке присутствовал, проверил количество грузовых мест, однако на наименование товара не обратил внимания. В связи с этим сделан вывод о непринятии перевозчиком всех зависящих от него мер по соблюдению норм таможенного законодательства. Аналогичные выводы содержатся в постановлении Заднепровского районного суда г. Смоленска по делу об АП N 10113000-1009/2006.

2. Основной, как показывает практика, остается проблема доказывания виновности перевозчика при перемещении товаров через таможенную границу Российской Федерации с представлением таможенному органу документов, содержащих недостоверные сведения.

В соответствии с положениями части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Именно из данных, установленных при производстве административного расследования, например, из объяснений водителей, не присутствовавших при погрузке товара на транспортное средство либо присутствовавших, но принимавших товар без пересчета количества грузовых мест и проверки маркировки грузовых мест и, таким образом не контролировавших этот процесс, следует, что при таких обстоятельствах в действиях перевозчика может усматриваться состав рассматриваемого административного правонарушения.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» установлено, что оценивая вину перевозчика в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, выразившегося в сообщении таможенному органу недостоверных сведений о количестве товара, надлежит выяснять, в какой мере положения действующих международных договоров в области перевозок (КДПГ, Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) 1951 г., Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 г., Конвенции Организации Объединенных Наций о морской перевозке грузов 1978 г. и других) предоставляли перевозчику возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых установлена ответственность частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, а также какие меры были приняты перевозчиком для их соблюдения.

В практике таможенных органов указанное обстоятельство не всегда учитывается и в протоколах об административном правонарушении зачастую не отражается. В результате суды принимают решения об отсутствии в деянии перевозчика состава рассматриваемого правонарушения.

Нередко судебные органы при принятии решения о прекращении дела об АП, руководствуясь положениями СМГС, делают вывод, что в действиях железнодорожного перевозчика отсутствует состав правонарушения, так как данным международным соглашением не установлена его обязанность проверить наименование и количество перевозимого товара.

Однако данный международный акт является документом, регламентирующим гражданско-правовые отношения отправителя, перевозчика, получателя, и не устанавливает публичные обязанности железных дорог в области таможенных правоотношений. СМГС устанавливает только единые условия перевозки и единые перевозочные документы для всех железных дорог.

В этой связи при доказывании вины перевозчика в совершении правонарушения необходимо учитывать объем правомочий в отношении перемещаемых товаров, предоставленных СМГС и другими правовыми актами перевозчику и необходимых для реализации его обязанностей, установленных национальным законодательством стран, по территории которых осуществляется перевозка, в частности, Таможенным кодексом Российской Федерации.

В соответствии с положением статьи 22 СМГС железная дорога, принявшая груз к перевозке от отправителя по накладной СМГС, ответственна за выполнение договора перевозки на всем пути следования груза до выдачи его на станции назначения. При заключении договора международной перевозки между перевозчиком, например, ОАО «РЖД», с одной стороны, и отправителем и получателем товара, с другой стороны, возникают обязательства о представлении достоверных сведений о перевозке. Нарушение этих обязательств не должно повлиять на выполнение обязанностей перевозчика перед таможенными органами Российской Федерации, в том числе сообщать таможенному органу достоверные сведения о количестве грузовых мест, их маркировке, о наименовании и весе товара. Перевозчик обязан принять меры для обеспечения вьполнения этих обязанностей, т.е. проявить для этого необходимую заботливость и осмотрительность.

В соответствии с параграфом 2 статьи 12 СМГС железная дорога имеет право проверить правильность сведений и заявлений, указанных отправителем в накладной.

Если при приеме груза на станции отправления в накладной будут обнаружены неправильности, то отправитель обязан внести исправление или составить новую накладную.

Проверка содержания груза в пути следования может быть произведена только при условии, если она вызывается таможенными и другими правилами, а также целями обеспечения безопасности движения поездов и сохранности груза в пути следования.

Российским законодательством также установлено право железной дороги проверять достоверность массы грузов и других сведений, указанных грузоотправителями в транспортных железнодорожных накладных (статья 27 Федерального закона от 10.01.2003 N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (далее — Устав железнодорожного транспорта).

Правильное указание массы перевозимого груза, являясь важной частью договора перевозки, также необходимо для определения размера провозной платы, обеспечения правильного использования грузоподъемности вагона и недопущения перегруза вагона. Таким образом, такая проверка необходима как в целях обеспечения безопасности движения, так и в соответствии с таможенными правилами.

Кроме того, в соответствии со статьей 18 Устава железнодорожного транспорта, а также пунктом 9 Правил приема грузов к перевозке железнодорожным транспортом, утвержденных приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 28 (зарегистрирован в Минюсте РФ 19.06.2003, рег. N 4775), перевозчик вправе провести проверку соответствия тары и упаковки грузов, качества перевозимой продукции установленным стандартам, техническим условиям и иным актам.

Так, в постановлении по делу об АП N 10119000-28/2006 Преображенский районный суд г. Москвы пришел к выводу о том, что вина ОАО «Российские железные дороги» установлена, квалифицируя его действия по части 3 статьи 16.1 КоАП РФ. Суд указал на имевшуюся у перевозчика возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, однако ОАО «РЖД» не приняло все зависящие от него меры по их соблюдению, что впоследствии привело к совершению правонарушения, а именно: сообщению таможенному органу недостоверных сведений о количестве грузовых мест и весе товаров при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации.

Выше приведены примеры в отношении ОАО «РЖД», однако подход при привлечении иностранной железной дороги к ответственности по части 3 статьи 16.1 КоАП РФ, принявшей груз к перевозке у отправителя и сообщившей таможенному органу Российской Федерации недостоверные сведения о товаре, идентичен.

Так, Дзержинский районный суд г. Оренбурга в постановлении по делу об АП N 10409000-1677/05 указал, что АО Национальная компания «Казахстан темiр жолы», не заявив таможенному органу в установленном порядке сведения о перемещаемом через таможенную границу Российской Федерации товаре (картофель свежий — 237 мест, весом нетто 9532,3 кг; лук свежий репчатый — 297 мест, весом нетто 9480,5 кг), совершило административное правонарушение, поскольку оно принимало груз непосредственно у грузоотправителя и было единственным грузоперевозчиком данного груза.

В случаях «передачи отправки груза с железной дороги одной страны на железную дорогу другой страны», а также «перестановки вагонов на колесные пары другой ширины колеи» предусмотрены совместные между сдающей и принимающей железными дорогами проверки состояния, числа мест или массы груза, о чем делается отметка в передаточной ведомости. Помимо участия в двусторонних проверках грузов принимающая железная дорога должна осуществлять одностороннюю проверку состояния, числа мест или массы груза при его «перегрузке в вагон другой ширины колеи» (пункты 50.1, 50.16, 51.2 Служебной инструкции к СМГС). Таким образом, доказывая вину железнодорожного перевозчика, сообщившего таможенному органу недостоверные сведения о перемещаемом товаре и принимающего груз не у отправителя, а у другого (иностранного) перевозчика, необходимо установить, использовал ли перевозчик при вышеуказанных обстоятельствах имеющуюся у него правовую возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, в частности, проводил ли проверку соответствия сведений, указанных в товаросопроводительных документах, фактическим данным о перемещаемом грузе, имелась ли у перевозчика для этого реальная возможность.

Перевозчик, как лицо, осуществляющее свою деятельность на профессиональной основе, для обеспечения соблюдения таможенного законодательства может проверять представляемые ему сопредельной железной дорогой перевозочные документы, исправность пломб и иных средств идентификации, а при наличии сомнений в достоверности сведений о грузе, обнаружении следов вскрытия вагонов и контейнеров осуществлять проверку, пересчитывать груз при его перевалке. Таким образом, несмотря на наличие у железной дороги в описанных условиях права на проверку сведений, указанных в транспортной накладной (параграф 2 статьи 12 СМГС), необходимо также наличие фактических обстоятельств, требующих реализации данного права (например, наличие информации о недостоверности указанных сведений на груз; возникновение обоснованных сомнений в их достоверности; обнаружение поврежденных или замененных пломб).

В качестве примера следует привести решение Оренбургского областного суда от 14.09.2006 по судебному делу N 7/87-166-2006, согласно которому вина ОАО «РЖД» в совершении правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, отсутствует, так как груз поступил в исправных вагонах, с исправными пломбами грузоотправителя и в соответствии с параграфами 31-35 Правил передачи грузов пограничного железнодорожного соглашения (тарифное руководство) прием грузов в запломбированных вагонах и контейнерах производится без проверки числа мест, наименований и массы груза, но с проверкой целостности пломб и их соответствия данным, указанным в транспортных документах.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в постановлении от 13.12.2005 признал, что в действиях перевозчика отсутствует вина в совершении правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, указав, что заявитель не знал и не мог знать о недостоверности сведений, содержащихся в железнодорожной накладной, оформленной отправителем. На станции контейнер принят без осмотра груза путем осмотра целостности контейнера и ЗПУ и на пограничную станцию также прибыл с исправным запорно-пломбировочным устройством. Исходя из положений вышеуказанного тарифного руководства, арбитражный суд принял решение, что железная дорога не знала, не могла знать о недостоверности сведений, содержащихся в железнодорожной накладной, поскольку законодательство не обязывает перевозчика осуществлять обязательный контроль за перевозимым товаром и сведениями, указываемыми отправителем.

При определении вины перевозчика, представившего документы, содержащие недостоверные сведения о грузах, количество которых определяется весовыми параметрами (в данном случае они же сведения о весе товаров), необходимо выяснять, значительна ли разница между количеством (весом) фактически перемещаемого товара и количеством (весом), указанным в товаросопроводительных документах, а также насколько такое несоответствие могло быть очевидным для перевозчика, осуществляющего свою деятельность на профессиональной основе, исходя из осадки транспортных средств, его технических возможностей и других подобных показателей. Вопрос о том, существенна ли разница между количеством (весом) фактически перемещаемого товара и количеством (весом), указанным в товаросопроводительных документах, определяется в каждом конкретном случае, исходя из обстоятельств правонарушения.

Ответственность перевозчика за сообщение таможенному органу недостоверных сведений путем представления недействительных документов может наступать только в случаях, когда у него имелась возможность проверить их содержание.

При прибытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации таможенный орган не вправе требовать от перевозчика предоставления не предусмотренных статьями 73-76 ТК РФ сведений. Если документы, перечисленные в указанных статьях, не содержат всех необходимых сведений, перевозчик обязан сообщить таможенному органу недостающие сведения путем представления иных имеющихся у него документов или дополнительных документов, составленных перевозчиком в произвольной форме (пункт 1 статьи 72 ТК РФ).

Так, анализ норм Международной Конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте (Гаагские правила) 1924 г., Конвенции по облегчению международного морского судоходства 1965 г. и Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации дает основание утверждать, что сведения о товарах (грузах), перемещаемых при международной перевозке, сообщаются морским перевозчиком путем представления таможенному органу декларации о грузе и коносамента.

Согласно пункту 3 статьи 3 Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 г. перевозчик, получив грузы и приняв их в свое ведение, должен по требованию отправителя выдать отправителю коносамент, содержащий в числе прочих данных основные марки, необходимые для идентификации груза, как они сообщены отправителем, число мест или предметов либо количество или вес, в зависимости от обстоятельств и в соответствии с тем, как они письменно указаны отправителем. При этом перевозчик не обязан объявлять или указывать в коносаменте сведения о марках, числе мест, количестве или весе, которые как он имеет серьезное основание подозревать, не точно соответствуют грузу, в действительности принятому им, или которые он не имеет возможности проверить разумными средствами (в т.ч. опломбированный контейнер).

Для перевозок всеми видами транспорта существует единый подход к установлению порядка действий перевозчика при приемке груза к перевозке. Он характеризуется тем, что если перевозчик фактически не может реализовать свое право проверить достоверность сведений о грузе, он должен внести в товаротранспортные документы соответствующие обоснованные оговорки (пункт 2 статьи 8 КДПГ, статья 39 Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП 1975 г., пункт 1 статьи 16 Конвенции Организации Объединенных Наций о морской перевозке грузов 1978 г., пункт 1 статьи 145 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации и др.).

Отсутствие таких оговорок в документах в случае выявления недостоверности заявленных в них сведений может свидетельствовать о недостаточной степени заботливости перевозчика о соблюдении требований таможенного законодательства, а следовательно, и о наличии вины в его действиях.

Обоснованность данного подхода подтверждается судебной практикой.

Так, Уссурийский городской суд Приморского края в своем решении по делу об АП N 10716000-73/2006 указал, что вина автомобильного перевозчика состоит в том, что данное юридическое лицо имело возможность для соблюдения требований таможенного законодательства, но лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению: не была проверена правильность записей, сделанных в накладной, относительно числа мест, наименования и веса брутто товаров, не внесены обоснованные оговорки об этом в товаротранспортную накладную.

По делу об АП N 10119000-139/2006 водитель автотранспортной компании показал, что при загрузке он не присутствовал, прицеп с товаром поступил для перевозки в опломбированном виде. Преображенский районный суд г. Москвы, рассматривая дело, пришел к выводу о виновности перевозчика, поскольку последний не внес оговорки о невозможности проверить правильность записей, сделанных в накладной в соответствии с требованиями КДПГ. Аналогичная позиция отражена в постановлении Себежского районного суда Псковской области от 15.08.2006 по делу об АП N 10225000-134/2006.

Вместе с тем наличие оговорок не должно расцениваться как обстоятельство, безусловно исключающее вину перевозчика, поскольку оно не препятствует привлечению перевозчика к ответственности в случае, если будет установлено, что он, зная о недействительности документов, переданных отправителем, мог отказаться от заключения договора перевозки, но несмотря на это, принял груз к перевозке и представил такие документы таможенному органу.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, рассматривая дело об АП N 10317000-84/2005, следующим образом оценивает отсутствие соответствующих оговорок. С учетом положений статьи 16 Конвенции ООН о морской перевозке грузов 1978 г. заявителю предоставлена возможность при приеме товара от грузоотправителя или уполномоченного им лица проверить содержимое груза или, в крайнем случае, сделать в коносаменте оговорку об отсутствии у него разумной возможности проверки. В случае, если морской перевозчик пренебрег предусмотренными для него полномочиями, он несет ответственность перед третьими лицами за сообщение недостоверных сведений о грузе и не вправе ссылаться на недостоверность сведений, заявленных ему при принятии груза к перевозке.

Данная позиция также подтверждается постановлением Преображенского районного суда г. Москвы от 20.10.2006 по делу об АП N 10119000-105/2006.

Контейнерные перевозки — это особый вид перевозок, при которых перевозчик принимает к перевозке контейнер. В зависимости от места формирования товарной партии и загрузки контейнера предполагается наличие нескольких схем перевозок, что влияет на возможность перевозчика проверить содержимое контейнера. В частности, если контейнер загружается на складе грузоотправителя, то его опломбирует отправитель, а если в порту (например, грузы разных отправителей загружаются в один контейнер) — то загружает и опломбирует контейнер перевозчик или «его уполномоченное лицо».

Следовательно, в случае, если контейнер принимается к перевозке за пломбами отправителя (и тем более, за пломбами таможенного органа страны отправления), у перевозчика нет возможности проверять содержимое контейнера и предоставлять в большем объеме сведения о товарах, чем указано в документах грузоотправителем. Кроме того, перевозчик не может нести ответственность за содержание документов, составленных грузоотправителем и не подлежащих проверке перевозчиком (например, грузовой список отправителя при морской перевозке, даже если перевозчик представляет такие документы вместе с коносаментом и декларацией о грузе).

Выработанная позиция подтверждается судебной практикой. Так, при рассмотрении дела об АП N 10216000-774/2005 Федеральный арбитражный суд Московского округа установил, что при таможенном оформлении груза юридическое лицо представило товаросопроводительные документы грузоотправителя (упаковочный лист, инвойс, фидерный коносамент, сквозной коносамент), содержащие одинаковые сведения о грузе. В коносаменте указано, что груз загружен в контейнер, сосчитан и опечатан грузоотправителем. Груз поступил за ненарушенными пломбами грузоотправителя. В указанной ситуации законодательство не возлагает на перевозчика обязанность проверить перевозимый груз на предмет его соответствия товаросопроводительным документам. В связи с изложенным суд пришел к выводу о неправомерном привлечения общества к ответственности по части 3 статьи 16.1 КоАП РФ за сообщение таможенному органу недостоверных сведений о наименовании товара при получении разрешения на внутренний таможенный транзит.

Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области постановления по делам об АП NN 10206000-802/2005, 10206000-811/2005 о привлечении автомобильного перевозчика к ответственности признаны незаконными и отменены в силу того, что перевозчик получил для перевозки опломбированные контейнеры в закрытом виде, номера которых совпали с указанными в документах. При прибытии контейнеров на таможенную территорию Российской Федерации целостность пломб не нарушена.

В случае, когда контейнер загружает и опломбирует перевозчик, наоборот, у него имеется реальная возможность проверки груза на предмет соответствия сведений, указанных в документах фактическому содержанию контейнера.

Таким образом, вина перевозчика в совершении правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, должна определяться не только с учетом оговорок о принятии груза в контейнере без проверки содержимого, но и реальной возможности перевозчика осмотреть и пересчитать товар, находящийся в контейнере.

Следует еще раз отметить, что все вышеперечисленные обстоятельства, характеризующие субъективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, подлежат установлению и должны оцениваться в совокупности с иными доказательствами по делу об АП.

Управление таможенных расследований и дознания

Часть 3 ст. 16.1 КоАП РФ предусматривает привлечение к административной ответственности за сообщение таможенному органу недостоверных сведений о количестве грузовых мест, об их маркировке, о наименовании, весе и (или) об объеме товаров при прибытии на таможенную территорию РФ или при убытии с таможенной территории РФ товаров и (или) транспортных средств, либо для получения разрешения на внутренний таможенный транзит или для его завершения, либо при помещении товаров на склад временного хранения путем представления недействительных документов, а равно использование для этих целей поддельного средства идентификации или подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам и (или) транспортным средствам.

На основании данных судебной практики за 2006 год таможенным органам даны рекомендации по применению указанной нормы КоАП РФ.

Так, подчеркнута необходимость описания признаков объективной стороны правонарушения в полном объеме, в частности, указывая конкретную таможенную процедуру, при осуществлении которой сообщаются недостоверные сведения о товарах, и способ совершения правонарушения.

Вместе с тем основной, как показывает практика, остается проблема доказывания виновности перевозчика. Несмотря на наличие у железной дороги права на проверку сведений, указанных в транспортной накладной, необходимо также наличие фактических обстоятельств, требующих реализации данного права (например, наличие информации о недостоверности указанных сведений на груз; возникновение обоснованных сомнений в их достоверности; обнаружение поврежденных или замененных пломб).

При определении вины перевозчика необходимо выяснять, значительна ли разница между количеством (весом) фактически перемещаемого товара и количеством (весом), указанным в товаросопроводительных документах, а также, насколько такое несоответствие могло быть очевидным для перевозчика. В связи с этим рекомендовано обратить внимание на то, что ответственность перевозчика за сообщение недостоверных сведений путем представления недействительных документов может наступать только в случаях, когда у него имелась возможность проверить их содержание.

Письмо Федеральной таможенной службы от 28 апреля 2007 г. N 18-12/16242 «О направлении обзора»

Текст письма опубликован в Бюллетене «Таможенные ведомости», 2007 г., N 8

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.