Дома под снос в орле 2018

В Орле стартовал принципиально новый проект освобождения от ветхого и аварийного жилья

7 июня 2018 года Орловский облсовет принял закон, позволяющий застройщикам получить землю под возведение многоквартирных домов без торгов в обмен на передачу муниципалитету 10 % от возводимых квадратных метров.

Закон ориентирован на решение проблемы ветхого и аварийного жилья, коего только в областном центре более 70 тыс. кв. м, и для расселения людей в приличное жильё требуется более 2,5 млрд рублей, которых нет ни в областном, ни тем более в муниципальном бюджете.

Есть уже и первый застройщик, рискнувший поработать в рамках новых условий. Это Владимир Матвеев, гендиректор компании «Холикон-Развитие», известный на местном строительном рынке уже более 20 лет. В его активе — не только многоквартирные жилые дома, отличающиеся повышенной комфортностью, но и здания Отделения ПФР по Орловской области, Арбитражного суда Орловской области, первый и пока единственный многоярусный подземный гараж на ул. М. Горького. Месяц назад «Холикон-Развитие» выиграл первый конкурс по новым условиям на застройку почти трёх гектаров земли в районе Наугорского шоссе, где должно быть снесено десять старых двухэтажек. С гендиректором компании Владимиром Матвеевым наше интервью.

Кто стоит за идеей?

— Владимир Павлович, как только закон был окончательно принят, в сети Интернет началось его активное обсуждение. В частности, люди постарше пишут, что ничего нового в законодательной новации нет — застройщики и раньше отдавали процент от возводимого жилья, да толку от этого не было. Перефразируя Ленина, это что: два шага назад — шаг вперёд?

— Нет. Всё не так понято. Действительно, когда я начинал заниматься строительством, а это было в переходный период между социализмом и капитализмом, когда одни законы ещё не были приняты, а другие уже не работали, застройщики отдавали процент. Он варьировался в пределах 6-8 % и абсолютно зависел от личного решения главы города или главы области. То есть процент этот «назначался» абсолютно субъективно, никто не мог понять, почему он в конкретном случае такой или другой. Тем не менее квартиры отдавались. Но шли они тоже неизвестно куда.

В новом законе всё чётко оговорено: и процент, и получатель — застройщик должен отдать муниципалитету 10 % от построенного, а тот — отдать квартиры переселенцам из ветхого и аварийного жилья, и никому больше. То есть закон принят для решения проблемы ветхого и аварийного жилья, которая уже сегодня носит чудовищный характер: из 1900 орловских многоэтажек 140 официально признаны ветхими и аварийными. Промолчу о том, сколько ещё не признаны, но объективно таковыми являются или станут в ближайшей перспективе.

Более того, могу сказать, что после принятия закона облсоветом было принято распоряжение, подписанное главой региона, в котором строго оговорена вся процедура этой работы: принципы и требования к организации конкурсов, конкурсантам, алгоритм выделения земли, её передачи застройщику, процедура подписания документов на передачу квартир и так далее. Именно в соответствии с этим распоряжением я готовил бизнес-план на застройку первой площадки в Орле в рамках нового законодательства, защищал его и зарегистрировал данный проект в орловской инвестпрограмме.

Кстати, это тоже новое для Орла. На самом деле сложилась парадоксальная ситуация: если приходил человек со стороны и предлагал реализовать какой-либо проект, то он сразу причислялся к инвесторам и получал льготы. А если местный предприниматель, то он не инвестор. А почему? Вот я, к примеру, уже много лет вкладываю в орловскую экономику немалые деньги, сотни миллионов рублей. Возьмём обыкновенную кирпичную двухподъездную девятиэтажку. В ней порядка 2 млн. штук кирпича стоимостью 8 руб. каждый, в котором 42 % налога. То же самое — с плит перекрытия, оборудования и т. п. Плюс у меня 140 работников, которые получают белую зарплату, и не маленькую. То есть я плачу в полной мере и налог на зарплату, который полностью идёт в местный бюджет.

Проект, который я хочу реализовать, оценивается в 2,5 млрд. рублей, новое жильё получат несколько сотен человек — то есть решается крупная социальная проблема. Разве это не инвестпроект? Так что да, я приобрёл статус инвестора и впервые должен получить все льготы, которые положены инвестору. Их немного, но есть. В частности, освобождение от платы за подключение к различным сетям.

— У любой идеи есть истоки. У кого родилась мысль такой программы?

— Дело было так. В конце ноября прошлого года врио губернатора Андрей Клычков проводил два важных для строительной отрасли совещания: по проблеме обманутых дольщиков и по жилищным проблемам орловцев. В числе приглашённых был и я. И я не согласился со многим, о чём говорили выступавшие. После этого состоялся разговор в кабинете главы региона с Андреем Клычковым. Я рассказал ему об опыте двадцатилетней давности и предложил вернуться к оплате за землю процентами от застройки. Он выслушал и предложил принципиально иной подход — на мой взгляд, абсолютно правильный. Он сказал примерно следующее: принимать новый закон для того, чтобы получить 10 % от очередного нового дома, который строится в среднем два года, особого смысла нет — это капля в море. А вот если строить кварталами и сносить кварталами участки со старыми домами, где нет памятников истории и культуры, тогда можно рассчитывать на прорыв в решении проблемы с ветхим и аварийным жильём, тогда в новом законе необходимость, действительно, есть. К тому же такая застройка обеспечит единое архитектурное решение, комплексно обновит сети, предусмотрит развитие соцкультбыта.

Согласитесь, есть разница между тем, что было в 1990-х, и тем, что предлагается к реализации сейчас.

Упреждая ваш вопрос об отношениях с главой региона, говорю сразу: никаких особых отношений между нами нет. Больше я в его кабинете не был ни разу. Но знаю, что он отслеживал прохождение закона в облсовете, проведение конкурса, знает суть и смысл инвестпроекта, несомненен и его вклад в проведение последних поправок в закон о «десятине».

— Какова суть поправок, если коротко?

— Поначалу в законе была такая формулировка — не дословно, но по сути: застройщик отдаёт 10 % в доме, который он строит на бесплатном участке земли. Вроде привлекательно, да? А по сути — глупо, потому что в таком случае город получит квартиры только через два года — столько строится дом. Теперь благодаря поправке новые квартиры могут предоставляться не обязательно в строящемся доме.

И второй момент вовремя изменили. В законе первоначально говорилось не о числе квартир, которые застройщик должен отдать, а об их общем метраже, что давало возможность хитрить — например, вместо десяти двухкомнатных квартир по 55 кв. метров отдать три квартиры по 170 метров. Теперь это исключено.

Без особой прибыли

— Владимир Павлович, согласитесь: одно дело — предлагать какую-то идею, а другое дело — её реализовывать. Что побудило вас рискнуть?

— Как понимаю, в вашем вопросе подтекст: где и в чём моя выгода? Отвечу. Любым капиталистом движет желание получить прибыль. И я не исключение. Потому что надо платить зарплату, обновлять технику, платить за проекты, экспертизы и т. д. и т. п. Но разочарую вас: с экономической точки зрения этот проект весьма сомнителен. Объясню почему.

Итак, я должен отдать 10 %. Поскольку площадь дома, который будет построен, около 6000 кв. метров, 10 % — это 600 кв. м. Умножаем это число на 36 тысяч рублей — цену квадратного метра — и получаем более 21 млн. рублей. То есть бесплатный земельный участок в данном месте на самом деле обойдётся в значительную сумму. А теперь посчитаем, во что мне, например, стала земля на ул. Гайдара, где я строю точно такой же дом без всякой «десятины», по старым правилам. Аренда земли стоит здесь 150 тысяч рублей в месяц. Умножаем на 24 (месяца) — время строительства — и получаем 3,6 млн. рублей. Сравнивайте. Пример очень наглядный ещё и потому, что если взять за центр Орла памятник В. И. Ленину, то расстояние от него до гайдаровского дома примерно равно расстоянию до дома на Наугорке по новому проекту. К слову, если бы я строил не на Гайдара, а где-нибудь за СПЗ или в микрорайоне Болховский, мне бы земля обошлась ещё дешевле, а если ставить дом не в 9 этажей, а в 18, то «десятина» и вовсе выглядит для застройщика непривлекательной.

И всё же у меня есть расчёт, вы правы. Прежде всего, организация получает гарантированную работу на пять-семь лет вперёд. Это очень важно. Надоело бегать по всему городу и вы­искивать площадки под один дом — порой на это уходит до 2-2,5 года: поиск, расселение тех, кто там живёт, и т. д. А тут даётся земля сразу под пять многоэтажных домов, и расселением занимаемся не мы, а власть — мечта любого застройщика, который строит не в полях.

Есть и другой момент — небольшой, но существенный. Когда вы беседуете с главой региона и он предлагает вам реализовать важную для области идею, посмотрел бы я, как вы от этого откажетесь. Возможно, что завтра уже не ему, а вам потребуется помощь, но в ответ вы рискуете получить безразличие.

Новоселье к Новому году — это реально

— Так что же всё-таки запланировано?

— Новый квартал на пересечении Наугорского шоссе и ул. Плещеевской площадью около трёх с небольшим гектаров. Есть план этого квартала, он уже прошёл публичные слушания, на которые приходили в том числе жители этой части города. Разработан проект первого дома, он уже прошёл экспертизу. В этом месяце начнутся земляные работы и будет возводиться свайное поле.

Помимо жилых домов на данном участке определена земля под строительство детского сада.

Что касается сноса, который здесь предусмотрен, то, надеюсь, он будет идти веерно, чтобы не прерывались работы по проектированию и строительству последующих домов. То есть пока мы строим первый дом, надо готовить к сносу следующие, выделять людям квартиры и переселять их. При таком подходе можно застроить участок не за 12-14 лет, а за пять.

— Каким образом будут предоставляться новые квартиры и кем?

— Я себе представляю это так. Я уже говорил вам, что достраиваю дом. Хороший дом — кирпичный, с автономной котельной, близко к Советскому району — на ул. Гайдара. Там самые разно­образные квартиры — от малой площади до большой, одно-, двух- и трёхкомнатные. К концу года он будет сдан в эксплуатацию, и я смогу отдать муниципалитету квартиры для жителей той территории, на которую распространяется новый проект. Могу отдать сразу 30-40 квартир, чтобы переселить пять домов, и люди в Новый год могли бы справить новоселье.

— Идея интересная, но всё же речь идёт пока лишь об одном-единственном квартале. Это, конечно, больше, чем один дом, но недостаточно для комплексного решения проблемы переселения из ветхого и аварийного жилья. Или будет какая-то целевая программа?

— Я согласен с тем, что это лучше, чем ничего, но мало. Но это — эксперимент. И застройщики, и власть будут отслеживать все плюсы и все минусы проекта. В конце концов, на сегодня нерешаемой является только одна проблема — бессмертие, а всё остальное можно изменить, исправить, подправить. И создать программу, о которой вы говорите.

— А другие застройщики захотят в ней участвовать, как вы думаете?

— Участки есть. На Широко-­Холодной, на Лескова, на Васильевской, на 7-го Ноября, в Речном переулке… Но… Я уже говорил, что «экономики» для застройщика тут нет. А потому может появиться соблазн резко повысить эффективность — например, строить панельки, которые значительно дешевле кирпича, или монолитные «свечки» в 18-20 этажей. Тогда прибыль резко подскочит вверх. Но должен сказать, что это будет означать гибель идеи. Одно дело, когда панельные поля или «свечные» микрорайоны вырастают за городской чертой, другое — в старой части города. Я не ретроград. Высотка в некоторых случаях может даже стать архитектурным украшением, если она единична. Но строить в центре спальный вагон «свечей» — значит, просто угробить Орёл. Тут нужен очень здравый и сбалансированный подход. И в определённом смысле любовь застройщиков к своей малой родине.

— А можно на любовь не надеяться, а просто очередной поправкой внести в закон ряд ограничений? Строить, к примеру, в таких случаях 12 этажей и т. д.?

— Я не депутат и не глава города, области. Такого рода вопросы решать им, возможно, в диалоге с общественностью. Моё дело на сегодня — реализовать конкретный проект, и я к этому буду стремиться, потому что он мне нравится. Он может стать началом больших изменений в облике нашего города.

Комментарий

Андрей Клычков, врио губернатора Орловской области:

— Строительная отрасль имеет особое, стратегическое значение для нашего региона и России в целом, является гарантом роста экономики и социальной сферы. С учётом мультипликативного эффекта её абсолютно справедливо называют локомотивом развития экономики — одно рабочее место в строительном секторе ведёт к созданию в других отраслях от восьми до 15, а то и более высокотехнологичных рабочих мест. Потенциал отрасли востребован всеми секторами хозяйствования. Убеждён, что без труда строителя невозможно представить успешную реализацию инвестиционных проектов, решение ключевых задач в сфере строительства производственных и социальных объектов, развитие инфраструктуры и, конечно, и я даже скажу — в первую очередь — строительства жилья.

Ни для кого не секрет, что именно жилищный вопрос является одним из самых острых в нашем регионе. Практически с первых дней моей работы в области мы занимаемся проблемами обманутых дольщиков, вопросами переселения граждан из аварийного жилья, на жёстком контроле держим работу по обеспечению жильём детей-сирот, других категорий граждан, установленных федеральным законодательством…

Мы отчётливо понимаем, работы впереди очень много. Откладывать её на потом мы не имеем права. Даже несмотря на дефицит финансовых средств. Денег всегда не хватает, поэтому решать задачи мы намерены за счёт развития реального сектора экономики и увеличения доходной части областного бюджета. Второй путь — создание условий для эффективной работы строительной отрасли региона. Сегодня в ней работает более 900 малых и крупных организаций, в которых трудятся тысячи профессионалов, способных решать задачи любой сложности. Одна из них — переселение граждан из аварийного жилья. Региональная программа переселения 2013-2017 годов в области завершена 1 сентября 2017 года. После этого мы ведём работу за счёт собственных средств. Расселили аварийный дом № 73а на ул. Черкасской в Орле. В 2017 году за счёт средств резервного фонда правительства области решили проблему расселения аварийного дома № 68 по набережной Дубровинского в Орле. Уже в 2018 году оказали финансовую помощь Урицкому и Новосильскому районам на расселение двух аварийных домов.

Конечно, можно порадоваться за людей, пере­ехавших в новые квартиры, но, как говорится, это капля в море. Сегодня в области имеется более 96 тыс. кв. м аварийного жилья, подлежащего расселению и последующему сносу либо реконструкции. В ходе рабочих поездок по районам я на месте встречался с жителями таких домов, которые и домами уже сложно назвать в современном понимании. Понятно, что при нынешних темпах мы далеко не уйдём. Поэтому, во-первых, ждём поддержки федерального центра — уже в конце текущего года будет принят федеральный закон, регулирующий данную сферу. А во-вторых, правительство области уже приступило к разработке собственных механизмов для ускорения расселения аварийных домов, созданию стимулов, которые заинтересуют строительные компании.

Одним из таких механизмов является принятый в Орловской области законопроект, предусматривающий льготное выделение земельных участков под жилое строительство в обмен на часть квартир, которые застройщики будут передавать в муниципальную собственность. То есть компания-застройщик получает земельный участок под многоэтажное жилое строительство без торгов, но по конкурсу и, в свою очередь, передаёт муниципалитету 10 % квартир.

Концепция закона и механизмы его реализации обсуждались на моих встречах с руководителями строительных компаний не один раз, в том числе и на той, о которой упоминается в интервью В. П. Матвеева. Важно, что в законе реализовано то, о чём нам говорили строители — мы уходим от ряда бюрократических процедур и создаём понятные, прозрачные условия для работы застройщиков. Первым право на заключение договора аренды участка с видом разрешённого использования — многоквартирные жилые дома 5-18 этажей — получило ООО «Холикон-Развитие». Это современное, высокоэффективное предприятие, и мы рассчитываем, что успешная реализация его силами пилотного проекта станет хорошей основой для дальнейшей работы в этом направлении.

Полагаю, что новый закон будет способствовать решению жилищной проблемы на Орловщине, ускорит реализацию губернаторской программы «Ответственный застройщик», которая также нацелена на предоставление жилья очередникам в рамках программы переселения из аварийного жилищного фонда.

Активно работая в этом направлении, мы в конечном счёте добиваемся повышения качества жизни людей. А это и есть главная задача, которая поставлена перед правительством области, определившим центром своей социально-экономической политики человека и его интересы.

В Орле предложили решение проблемы ветхого жилья

Депутаты Орловского горсовета сегодня поддержали законодательную инициативу, позволяющую выделять землю инвесторам для решения проблемы переселения граждан из ветхого и аварийного жилья.

До 2018 года финансирование шло за счет бюджетов разного уровня в рамках федеральной программы. За это время в Орле граждан переселили из всех домов, признанных аварийными до 2012 года. Однако остались 144 дома, признанных подлежащими сносу после 1 января 2012 года.

— В них проживает около семи тысяч человек, — сообщил первый замглавы администрации Орла Олег Минкин. — На их переселение требуется около 2,5 миллиарда рублей.

Ни в городском, ни в областном бюджете денег на это нет. Поэтому власти предложили ввести механизм предоставления земли инвесторам без проведения торгов. Участки на льготных условиях планируют выделять под строительство многоквартирных домов.

Застройщиков обяжут передавать муниципалитету не менее 10 процентов жилья в каждой новостройке. Оно будет использовано для переселения горожан из аварийных домов.

Как сообщили в пресс-службе горсовета, инициатива будет направлена в областной парламент, которому предстоит принять соответствующий закон.

Спрячут угрозу

Орел досрочно выполнил программу переселения граждан из ветхого и аварийного жилья. Однако решение одной проблемы породило другую. Федеральная программа выделяла средства на покупку квартир для «переселенцев», но не на снос опустевших зданий. У муниципалитета средств у него не хватает. По подсчетам мэрии, средняя стоимость сноса и утилизации двухэтажного дома 400 тысяч рублей. В Орле расселено около 100 домов. Если не удается найти застройщика, согласного оплатить снос, дома бросают на годы. Они привлекают бродяг и наркоманов, каждую неделю там пожары. Кроме того, дома-призраки представляют угрозу для детей. Обеспокоенные горожане пожаловались в Общероссийский народный фронт.

— Мы выявили ряд домов, находящихся в аварийном состоянии и не обнесенных специальным ограждением, — говорит член регионального штаба ОНФ Юрий Власов.

ОНФ направил обращение в мэрию и призвал оградить расселенные дома, а часть из них накрыть сеткой.

Город становится единственным собственником аварийного дома после его расселения, и платить за все должен он. Где взять деньги? На снос не хватает, но на заборы нашли. Пока оградят около десятка зданий, включая дом на набережной Дубровинского. Как уже рассказывала «РГ», в конце августа в нем обрушился один из подъездов. Разрушенное здание не оградили, и в него зачастили вандалы. Лишь после этого появился забор. Дом явно портит вид — он расположен в историческом центре на берегу Оки. По словам первого замглавы администрации города Олега Минкина, здание накроют сеткой первым.

Дома под снос в орле 2018

Городское хозяйство

Экономика и финансы

Снос и переселение

  • размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
  • Печать

В Орле аварийными признаны 229 домов. Как идет переселение жителей в благоустроенное жилье? Этой теме была посвящена горячая телефонная линия в администрации города, состоявшаяся 9 апреля.

Программный подход

Звонки от горожан принимала начальник отдела организации капремонта и расселения аварийных многоквартирных домов управления городского хозяйства администрации Орла Елена Копачева. Она рассказала, что на сегодня действуют несколько программ переселения жителей аварийных домов. В частности, есть областная программа «Переселение граждан, проживающих на территории Орловской области, из аварийного жилищного фонда на 2013-2017 годы». Она финансируется средствами Фонда содействия реформированию ЖКХ и областного бюджета. В нее включены дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года.

Еще одна возможность для расселения аварийного жилого фонда — договоры о развитии застроенной территории, заключенные администрацией с инвесторами: ЗАО «Зенит», ЗАО «Корпорация «ГРИНН» и ООО «433-ВСУ «Инвест». В этом случае переселение жителей осуществляется исключительно за счет застройщика, без привлечения денег из городской казны. Инвестор приобретает жилье для переселяемых граждан, передает его муниципалитету, а уже он заключает с жильцами договор социального найма.

Помимо областной программы, в Орле утверждена ведомственная целевая программа переселения граждан, проживающих на территории Орла, на 2014-2016 годы. Она финансируется из средств городского бюджета. В нее включен ряд домов, признанных аварийными в период с 1 января 2012 года по 1 января 2013 года. По словам Елены Копачевой, в настоящее время сроки исполнения программы сдвинуты на год из-за отсутствия денежных средств в бюджете. То есть она будет реализована в 2015-2017 годах. Подробно ознакомиться с программой и перечнем домов, подлежащих расселению, можно на сайте администрации города.

В Орле 229 аварийных домов. Их расселение проводится с учетом даты признания дома аварийным. На сегодня еще не расселены дома, признанные таковыми до 1 января 2012 года.

Маневренный фонд

Всего на горячую линию позвонили 11 человек – в основном, жители аварийных домов, которых интересовали сроки расселения. Об этом, например, спрашивали жильцы домов по ул. Кирпичной, 32, Полесской, 20, Карачевской, 46, Плещеевской, 14, 2-й Посадской, 14а, Федотовой, 2 и 6. Все эти дома включены в областную программу переселения граждан, планируемый срок расселения — до конца 2016 года. Некоторые из них будут расселять застройщики. Например, дома на Карачевской и 2-й Посадской — ЗАО «Зенит», на ул. Федотовой — ЗАО «Корпорация «ГРИНН». Сейчас решается вопрос о расселении жильцов в более ранние сроки, возможно, до конца текущего года, сообщила Копачева.

При этом жители аварийных домов могут получить временное жилье из маневренного фонда администрации. Такие предложения поступали, к примеру, жителям дома № 14а на ул. 2-й Посадской. Но они отказались. Одна из нанимателей жилья в этом доме, семье которой предложили комнату в маневренном фонде, свой отказ объяснила опасениями остаться в этой комнате навсегда. «Это не так. Маневренный фонд рассчитан только на период временного проживания, до переселения», – пояснила Елена Копачева.

О сносе и ремонте

А еще горожане, позвонившие на горячую линию, спрашивали, когда будут сносить аварийные дома на ул. 4-й Курской и Русанова. Выяснилось, что этот вопрос стоит на контроле в администрации города. Жители домов, не согласные на переселение в предложенные жилые помещения, обратились в суд. И по закону до завершения судебного разбирательства дома сносить нельзя, так как жильцы состоят там на регистрационном учете.

Житель дома № 75 на ул. Линейной хотел узнать, признан ли его дом аварийным. Ему сообщили, что городская межведомственная комиссия в мае 2012 года вынесла заключение о необходимости проведения капремонта этого дома, он включен в региональную программу капремонта на 2015-2019 годы.

Желания и возможности

Жительница аварийного дома № 14 на ул. Плещеевской занимает помещение площадью 17,2 кв. м вместе с дочерью и внуком. Она интересовалась, какое помещение им предоставят при переселении. Как сообщила Елена Копачева, согласно Жилищному кодексу предоставляемое нанимателю помещение для переселения должно быть благоустроенным, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению.

Некоторые переселенцы из аварийных домов требуют, чтобы им предоставляли жилье в том же районе города, где они проживали. Но жилищным законодательством это не предусмотрено. Город приобретает квартиры для переселения по конкурсу. С застройщиком, который выиграет конкурс, заключают контракт. А дома у этого застройщика могут быть в любом районе: если это, к примеру, Северный, значит, переселенцы из Заводского или Советского районов получат жилье там.

Бывает, что в аварийных домах в коммунальной квартире живут разные семьи и они просят переселить их в отдельные однокомнатные квартиры. Это тоже не преду­смотрено законом. В таких случаях предоставляется равнозначное жилье: закупается двухкомнатная квартира, и люди переселяются из комнаты в комнату, но в благоустроенной квартире.

Несколько иная ситуация с собственниками помещений в аварийном жилье. При переселении муниципалитет первоначально предлагает собственнику выкупить его помещение. Если он не согласен на выкупную цену, то по соглашению с собственником муниципалитет может купить ему квартиру. При этом ему придется доплатить разницу между выкупной ценой его помещения в аварийном доме и стоимостью новой квартиры.

Только цифры

В рамках областной программы переселения в Орле в 2014-2015 годах общая площадь расселяемого аварийного жилья составляет 2865 кв. м. Это 74 жилых помещения, 11 многоквартирных домов, 207 жителей. Для расселения закуплены 66 квартир, остальные будут приобретены за счет застройщиков по договорам развития застроенной территории. Срок реализации этого этапа программы — 30 декабря 2015 года.

На следующем этапе – до конца 2016 года – планируется расселить аварийный фонд площадью 3735,7 кв м. Это 100 жилых помещений, 13 многоквартирных домов, 284 жителя. Для их переселения планируется закупить 52 квартиры, остальные — по договору о развитии застроенных территорий.

Людмила Федосова, «Орловская городская газета», №15 (248) от 24 апреля 2015 года

Пока дом не рухнет…

Портят вид

В Орле расселенные аварийные дома превратились в угрозу для прохожих, а нерасселенные стали «миной замедленного действия». Активисты Общероссийского народного фронта призвали мэрию снести и разобрать расселенные дома. Речь идет об аварийных зданиях, которые были включены в целевую программу. В прошлом году Орел одним из первых отчитался о ее выполнении. Люди расселены, но здания остались. Некоторые снести нельзя — памятники архитектуры. На другие не хватило средств.

В качестве примера активисты ОНФ привели дом № 12 на улице Автовокзальной. Жильцов расселили несколько лет назад. Соседние «бараки» снесли, а этот еще стоит. В нем случаются пожары: видимо, бродяги разводят костры. За зданием не следят, кровля обветшала — вот-вот провалится. Несущая стена не справляется с нагрузкой.

— Она заметно накренилась, — рассказал активист ОНФ Владимир Филонов. — При сильном ветре это может привести к полному обрушению дома.

Впрочем, мэрия уже объявила аукцион и ищет подрядчика.

Другой пример — дом № 68 на набережной Дубровинского. Минувшим летом в нем обрушилась стена. Жильцов успели эвакуировать. Здание не было включено в программу, да и аварийным его признали только после ЧП. Жить в нем нельзя, а застройщики площадкой не заинтересовались. Дом накрыли сеткой, чтобы он своим видом не пугал гостей города.

— За счет областных средств квартиры были выкуплены в муниципальную собственность, — рассказал глава администрации Орла Александр Муромский.

Сколько еще простоит это здание — неизвестно.

Опасными в ОНФ считают и расселенные дома на улице Лескова — существует угроза частичного обрушения кровли. Однако даже снос зачастую вызывает недовольство. На площадках остаются груды мусора. Активисты призывают снести расселенные дома и завершить разбор зданий. В мэрии заверили, что проблему будут решать поэтапно. Первым делом потенциально опасные объекты начали ограждать заборами, а двери и окна наглухо заколотили.

В рамках программы в Орле переселили 1261 человека из 499 квартир площадью 17,8 тысячи квадратных метров. Расходы превысили 820 миллионов рублей. Освободившиеся площадки отдали под многоэтажки — в обмен на квартиры для переселенных жильцов. Проект оказался выгодным для мэрии и строительных компаний. Довольны и люди, которые справили новоселье. Но не каждое здание может попасть в проект.

— Перед нами стоит задача расселить многоквартирные дома, признанные аварийными после 1 января 2012 года, — продолжает Александр Муромский. — Они включены в реестр, а данные о них внесены в информационную систему «Реформа ЖКХ».

Таких зданий около 150. На снос и расселение потребуется не менее 2,5 миллиарда рублей. Это примерно половина годового бюджета города. Местные власти решили дождаться помощи от федерального центра. С 2019 года должна заработать новая программа. Вопрос в том, дождутся ли этого жильцы? Так, на днях в одной из квартир дома № 3 на улице Автогрейдерной с потолка рухнула штукатурка. К счастью, никто не пострадал. Сотрудники Следственного комитета начали проверку. Не исключено, что кто-то из мэрии станет фигурантом уголовного дела. Здание рассыпается, и это уже не шутки.

— Дом был признан аварийным в 2013 году, — сообщила старший помощник руководителя СУ СК Юлия Дорофеева. — Однако до настоящего времени жильцы не переселены.

В мэрии пояснили, что это двухэтажное здание было построено в 1957 году. В нем насчитывается 36 квартир, из которых 12 находятся в муниципальной собственности. Если считать жилую площадь, то доля муниципалитета составляет 49 процентов.

— Поскольку этот дом был признан аварийным в 2013 году, он не попал в программу расселения, — пояснил начальник управления городского хозяйства Николай Ванифатов. — Но он включен в реестр аварийных домов под номером 52.

Пока жильцам предложили переселиться в маневренный фонд.

Не только жилье

В начале июня мэрия Костромы отчиталась о ходе работ по сносу ветхих и аварийных зданий на территории областного центра. Сносом аварийных построек занимаются комитет городского хозяйства администрации города совместно с Центром гражданской защиты и Службой муниципального заказа по жилищно-коммунальному хозяйству.

На территории Костромы расположено немало аварийных зданий, представляющих угрозу жизни и здоровью прохожих. Около 20 из них имеют статус памятников архитектуры, которые сносить нельзя. Однако бюджетных денег на их реставрацию хватает далеко не всегда. Так и не дождавшись появления строителей, многие из них ветшают, рушатся и превращаются в пристанище сомнительных компаний.

Чтобы спасти исторические особняки от разрушения, депутаты областной Думы разработали закон о поддержке инвесторов, которые будут вкладывать средства в реставрацию исторических памятников. В облдуме предложили считать инвесторами тех собственников зданий, которые вкладывают средства в восстановление и реконструкцию объектов культурного наследия регионального значения. Так же, как и предприниматели, реализующие проекты в промышленности или социальной сфере, они могут получить льготы на налог на имущество организаций и налог на прибыль организаций. Для этого инвесторы должны вложить в проект сумму от 10 миллионов рублей. «В Костромской области около 2500 памятников регионального значения, и практически треть нуждается в проведении безотлагательных ремонтно-реставрационных работ. Многие здания, находящиеся в частных руках, собственники приводить в порядок не хотят. Теперь мы даем коммерческое преимущество и пытаемся помочь бизнесу, чтобы сдвинуть с мертвой точки восстановление памятников в регионе», — сообщили в облдуме.

Депутаты убеждены, что освобождение предпринимателей от дополнительного налогового бремени поможет инвесторам воссоздать исторический облик города и области и побудит их инвестировать в такие объекты.

В отличие от памятников истории и архитектуры обычные здания, обветшавшие от времени или пострадавшие от пожаров, сносить можно и нужно. Однако далеко не всегда у властей и собственников находятся на это средства.

Одним из самых печально знаменитых депутаты гордумы считают недостроенное с советских времен здание макаронно-кондитерской фабрики на улице 2-й Волжской. Ничем не огороженная бетонная конструкция превратилась в точку притяжения для бомжей и подростков-экстремалов. После того как фотографии детей, сидящих без присмотра на вершине опасных бетонных конструкций фабрики, разошлись по Интернету, владельца здания вызвали «на ковер» в мэрию и обязали если не снести, то хотя бы огородить недострой забором и обеспечить его охрану.

Еще одним объектом «битв» народных избранников стало заброшенное здание школы-интерната для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата в Заволжском районе Костромы. В советское время в строительство специализированной школы для детей-колясочников с лифтами и бассейном были вложены большие деньги. Но ввести здание в эксплуатацию не успели. Практически готовый объект, оставленный без должной охраны, разворовали настолько, что специалисты вынесли вердикт: восстановить комплекс невозможно, его придется снести. Площадку огородили и передали строительной фирме. На месте недостроенного интерната планируют возвести детский сад.

Большие споры между чиновниками и общественностью идут и вокруг бывшего детского сада на улице Березовая Роща. Это здание, расположенное в центре густонаселенного района близ железнодорожного вокзала, несколько раз горело. Сейчас оно признано аварийным и представляет явную угрозу для окружающих: с провалившейся крыши свисают обугленные балки, которые могут в любой момент обрушиться. Само здание ничем не огорожено, доступ внутрь ничем не ограничен. Общественники неоднократно обращались в мэрию с просьбой снести опасный объект и обустроить на его месте парк, однако власти отвечают, что территория детсада зарезервирована под объект социальной сферы. Пока назначение площадки не определено, проекта строительства нет, денег на возведение не выделено.

Площадкой несколько раз интересовались инвесторы, предлагавшие устроить на месте детсада частный медцентр, но жители окрестных домов во время общественных обсуждений такую идею не поддержали. В ответ на запрос депутатов гордумы о судьбе здания глава горадминистрации Виктор Емец сообщил, что сносить разрушенный детсад за свой счет власти пока не намерены. До введения здания в хозяйственный оборот присмотр за ним возложен на муниципальный центр гражданской защиты, специалистам которого поручено своевременно заколачивать окна и двери. Однако этих мер хватает ненадолго: свежеприколоченные доски с окон мгновенно исчезают. В опасном здании детсада продолжают собираться подростки.

Курская аномалия

В Курске представители Общероссийского народного фронта написали обращение в прокуратуру: по их мнению, городские власти не исполняют принятую ими же муниципальную программу расселения из ветхого и аварийного жилья. По данным активистов, после завершения аналогичной федеральной программы в городе осталось 35 домов, находиться в которых попросту опасно, при этом достаточного финансирования дальнейшего переселения в городской казне нет.

В пример в ОНФ приводят самый большой ветхий дом — 90 квартир на улице Конорева. С застройщиком, который возвел новое жилье для этих курян, расплатились лишь после вмешательства прокуратуры.

— Хотя предписания прокуратуры не оставлены без внимания городскими властями, если детально разобраться в вопросе, можно сделать вывод, что создана имитация решения проблемы, — отмечает руководитель региональной рабочей группы ОНФ «Качество повседневной жизни» в Курской области Сергей Григорьев. — В бюджет внесли изменения, предусмотрев на выполнение муниципальной программы четыре миллиона рублей. Программу тоже поправили, отодвинув основную часть работ на 2020-2021 годы. Если в 2021 году планируется расселить 19 домов, то в текущем — только два. Но и даже на переселение этих двух домов, согласно положениям программы, требуется 19,5 миллиона рублей, что почти в пять раз больше суммы, предусмотренной в бюджете города. Таким образом, город по-прежнему не занимается переселением граждан из аварийных домов, не выделяет достаточных средств, не выполняет принятую для себя же программу.

Подобные ситуации с аварийными домами складываются в нескольких районных центрах. И там, как отмечают в ОНФ, все усугубляется не только отсутствием средств в бюджетах, но и пассивностью застройщиков. Бизнес, как правило, не намерен работать исключительно по заказу властей, предпринимателям интересна и коммерческая составляющая. Наряду с жильем для переселенцев они хотят строить квартиры на продажу. Но много ли покупателей в глубинке?

По данным специализированных строительных организаций, сегодня во всех регионах России есть спрос на снос аварийных строений после пожаров, взрывов бытового газа или при реализации программ расселения жильцов из ветхого фонда. Стоимость демонтажа старых зданий, в зависимости от материала изготовления, может составлять в среднем от 100 до 200 рублей за кубометр. Снос двухэтажного кирпичного дома площадью 15 на 25 метров обойдется приблизительно в 320 тысяч рублей.

В Орле «особые параметры» могут помочь расселить ветхие дома

В Орловской области «особые параметры» могут помочь расселить ветхие дома, сообщает группа «Новостройки Орла».

Администрация города Орла обратилась к областным властям с предложением о внесении изменений в Правила землепользования и застройки, которые должны помочь реанимировать программы развития застроенных территорий.

Четыре территории в Орле, на которых расположены ветхие и аварийные дома, предлагается дополнить специальной подзоной. Тем самым на этих участках будут действовать особые параметры плотности застройки, более высокие по сравнению с зоной Ж-1. Процент застройки для домов этажностью 16-18 предлагается увеличить с 13% минимум до 21%, а коэффициент строительного использования, который не позволяет на маленьких участках строить высотные дома, частично отменить. Для создаваемых подзон будут установлены обязательные параметры благоустройства. Вносимые изменения в ПЗЗ направлены на улучшение инвестиционной привлекательности земельных участков.

Перечень территорий, в отношении которых устанавливается новое зонирование:

1. Территория, ограниченная Наугорским шосее, ул. Плещеевской, Цветаева и Антонова.

2. Территория, ограниченная Наугорским шоссе, ул. Декабристов, Куйбышева, Цветаева.

3. Территория, ограниченная ул. Лескова, Полесской и пер. Лескова.

4. Территория, ограниченная ул. Мопра, Холодной, Песковской, Широко-Холодной.

«Четыре аварийных двухэтажных дома, стоящие на пересечении улиц Лескова и Полесской, уже полностью расселены по государственной программе, поэтому застройщик, снеся их, может сразу преступить к строительству. Есть сведенья, что потенциальный инвестор уже найден и с главным архитектором Орловской области В. Вермишяном достигнута договорённость по проекту будущей застройки», — сообщает группа.

Территория №4 также полностью расселена. На ней предлагается строить дома не выше 5 этажей. На территориях №1 и №2, расположенных в районе Наугорского шоссе, предстоит очень большой объём расселения, причём некоторые подлежащие сносу дома даже не признаны аварийными. Официальная публикация проекта внесения изменений в ПЗЗ ожидается в ближайшее время. Предстоит обязательное рассмотрение на публичных слушаниях.