Моральный вред производственная травма

Возмещение морального вреда работнику в результате причинения вреда здоровью в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей

Автор: Александра ИЛЬИНСКАЯ

Возмещение морального вреда работнику в результате причинения вреда здоровью в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей

Александра Ильинская [email protected]

К сожалению, в настоящее время несчастные случаи на производстве – не редкость. Работник, которому причинен вред здоровью обращается в суд с требованием о компенсации морального вреда. При рассмотрении подобных дел, суд, в основном исходит из интересов работника, однако зачастую уменьшает размер компенсации, явно завышенный работником, если работодателем исполнены обязанности по обеспечению безопасных условий труда. Как избежать подобных ситуаций, и что делать работодателю, если работнику все­таки причинен вред здоровью. Можно ли избежать выплаты компенсации, если работодателем доказано отсутствие вины? Обратимся к судебной практике по данным вопросам.

15 марта 2011 года Советским районным судом г. Красноярска было рассмотрено дело по иску гражданина Е. к Открытому акционерному обществу «РУСАЛ Красноярский алюминиевый завод» (далее – ОАО «РУСАЛ Красноярск). Истец требовал возместить моральный вред в размере 900000 рублей, а также судебные издержки. В ходе судебного разбирательства было установлено, что гражданин Е. состоял в трудовых правоотношениях с ответчиком (ОАО «РУСАЛ Красноярск») и был уволен по собственному желанию. После увольнения гражданин Е. обратился в суд, утверждая, что ему причинен вред здоровью в связи с исполнением трудовых обязанностей. Как следует из медицинской карты истца, ему установлен соответствующий заболеванию диагноз и инвалидность (данные не разглашаются в связи с сохранением врачебной тайны на основании действующих норм Российского законодательства). Санитарно­гигиенической характеристикой установлено, что основную часть времени (90 %) истец находился на рабочем месте, подвергаясь воздействию неблагоприятных факторов производства. Гражданин Е. мотивировал свои требования тем, что заболевание он получил, работая в ОАО «РУСАЛ Красноярск», поскольку ответчиком (работодателем) не были выполнены соответствующие санитарно­гигиенические требования.

В соответствии с проведенными лабораторными исследованиями, было установлено, что на рабочем месте истца превышена минимальная концентрация фтористого водорода в 1,2­5,8 раз, солей фтористо­водородной кислоты в 1,2­3,8 раза, пыли в 1,17­4,67 раза. Из физических факторов производства алюминия выделяют: неблагоприятный микроклимат, то есть воздействие низких и высоких температур воздуха, повышенное движение воздуха, наличие теплового облучения от технологического оборудования «горячее производство», наличие физических перегрузок, отсутствие регламентированных перерывов на отдых в течение рабочей смены. Работодателем был составлен акт расследования профессионального заболевания, из которого следует, что гражданин Е. действительно подвергался вредным воздействиям производства, однако средства индивидуальной защиты органов дыхания – респиратор, получал постоянно.

Ответчик требовал отказать в удовлетворении иска, утверждая, что причиной заболевания послужило неиспользование гражданином Е. указанных средств защиты дыхания. Представитель «ОАО РУСАЛ Красноярск» также указал на то, что истцу было известно о наличии вредных факторов производства, его желание работать на вредном производстве было добровольным, следовательно, причиной заболевания является грубая неосторожность гражданина Е. в связи с выполнением им трудовых обязанностей: неиспользование специальных средств защиты дыхания.

Судом было вынесено решение о взыскании в пользу истца 130000 рублей, а также возмещении судебных издержек, то есть требования истца были удовлетворены частично. Суд в своем решении исходил из того, что вред здоровью истца был нанесен в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей. Несмотря на то, что было установлено, что работодатель исполнил свои обязанности по обеспечению безопасности здоровья работника, работник получил профессиональное заболевание. Руководствуясь ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 года «Об обязательном социальном страховании несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда, которым в данном случае является ОАО «РУСАЛ Красноярск». Согласно Трудовому кодексу Российской Федерации, работодатель обязан обеспечить безопасные условия труда работника и исключить причинение вреда здоровью, поэтому в данном случае суд решил удовлетворить требования истца частично, поскольку заболевание возникло в силу воздействия вредных факторов производства. Непосредственной причиной заболевания послужило воздействие на организм работника фтора, соли фтористой кислоты.

На основании данного дела, можно сделать вывод о том, что суд, прежде всего, исходил из интересов истца, руководствуясь при этом статьей 7 Конституции Российской Федерации, охраняющей труд и здоровье людей. Работодателю в данном случае довольно сложно доказать, что работник не использовал индивидуальные средства защиты дыхания, которые получал постоянно. Принимая решение по данному делу, суд также указал на то, что ответчик не смогу доказать, что работник не использовал респиратор, поэтому во избежание подобных ситуаций, работодателю следует по возможности следить за выполнением работниками правил безопасности и санитарно­гигиенических требований. Поскольку появление заболевания вызвано, в том числе особенностями организма гражданина Е. и, соответственно, тем, как на него повлияло воздействие вредных факторов производства, работодателям на вредных производствах следует регулярно проверять состояние здоровья работников, направляя их в соответствующие медицинские учреждения. Очевидно также, что работника необходимо регулярно знакомить с правилами техники безопасности и санитарно­гигиеническими требованиями вести соответствующий журнал.

Данное дело представляет интерес еще и потому, что работник подал в суд после увольнения по собственному желанию. Вполне возможно, что работодатель видел, что гражданин Е. не использует респиратор и предупреждал его о возможных последствиях для здоровья, однако данные факты не были зафиксированы, поэтому работодателям на вредных производствах можно посоветовать отражать все случаи нарушения работниками правил техники безопасности и санитарно­гигиенических требований.

Казалось бы, работодатель исполнил свои обязанности по обеспечению работника безопасными условиями труда: предоставил дополнительный отпуск, сокращенное рабочее время, средства защиты дыхания, разумеется, предупредил работника о том, что условия работы являются вредными для здоровья. Однако, если бы работодатель зафиксировал факты грубого нарушения работником правил безопасности, он бы мог представить их в суде и отстоять свою точку зрения, что тем не менее не избавило бы его полностью от необходимости компенсировать причиненный вред здоровью.

Рассматривая вопрос возмещения морального ущерба в связи с причинением вреда здоровью работника, необходимо отдельно остановиться на проблеме несчастных случаев на производстве. Случаи травматизма на производстве, к сожалению, довольно частое явление. Работник, с которым произошел несчастный случай, обращается в суд, чтобы взыскать с работодателя моральный вред.

Так, 15 июля 2010 года Вышневолоцким городским судом Тверской области было рассмотрено дело по иску гражданина И. к ООО «Аргус» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в размере 100000 рублей, причиненного в результате несчастного случая на производстве. В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что гражданин И. был принят на работу в ООО «Аргус» на должность оператора в цех нетканых материалов. В его обязанности входила уборка оборудования, очистка от пыли тканевых фильтров и фильтровых камер. Выполняя работу по уборке станка, остановка которого запрещена, с гражданином И. произошел несчастный случай, в результате которого он попал рукой в станок. Следствием полученной травмы стала ампутация двух пальцев руки.

Истец утверждал, что несчастный случай произошел с ним из­за несоблюдения администрацией предприятия требований об охране труда, в частности, с ним был проведен только первичный и несвоевременный инструктаж по технике безопасности, а трудовой договор вообще был подписан только когда он находился в больнице, то есть работодателем не соблюден порядок приема гражданина И. на работу.

Представитель ООО «Аргус» исковые требования не признал, требовал в иске отказать. Представитель ответчика утверждал, что с гражданином И. был проведен вводный и первичный инструктаж, о чем имеются соответствующие записи в журналах. Помимо этого, он прошел стажировку в должности оператора, после чего прошел проверку знаний по охране труда и технике безопасности, о чем также имеются соответствующие записи. Ответчик указывал на то, что травма получена истцом в результате неосторожности и грубого нарушения правил техники безопасности.

Исследуя фактические обстоятельства произошедшего несчастного случая, судом было установлено следующее. Гражданин И., выполняя свои трудовые обязанности, производил уборку угаров (отходы обработки чесальной машины ЧМ­50). В соответствии с инструкцией по охране труда, с которой истец был ознакомлен, категорически запрещается убирать отходы руками при работающей машине. Гражданин И. пренебрег данным требованием и решил убрать отходы руками, причем в зоне, не подлежащей очистке: угары с решетки, расположенной в ограждении приемного вала машины, за границей зоны, подлежащей очистке, что вообще не входило в его обязанности. В результате произошел несчастный случай, повлекший причинение вреда здоровью истца. Работодателем был составлен необходимый акт расследования несчастного случая на производстве.

В ходе проведенной проверки было установлено, что травму гражданин И. получил из­за собственной неосторожности, вина третьих лиц отсутствует.
Судом было принято решение о частичном удовлетворении требований истца. Суд постановил взыскать в пользу истца 35000 рублей, а также судебные издержки. Свое решение суд мотивировал тем, что несчастный случай на производстве произошел в результате допущенного истцом нарушения дисциплины труда, а также в результате неудовлетворительной организации производства работ должностными лицами ООО «Аргус». Утверждение истца о том, что он не осознавал опасности производимых им действий, свидетельствует о небрежном отношении и пренебрежении правилами техники безопасности. Заявление истца о том, что с ним был несвоевременно подписан трудовой договор, не имеет отношения к делу.

Однако, несмотря на то, что в данном случае судом установлено, что причиной несчастного случая явилось пренебрежение истцом правилами техники безопасности, обязанность по возмещению вреда в данном случае лежит на работодателе. Из представленных документов следует, что ООО «Аргус» является владельцем травмоопасного оборудования, при работе с которым произошел несчастный случай с гражданином И., поэтому исходя из норм действующего законодательства, обязанность по компенсации вреда здоровью наступает независимо от вины владельца.

Анализируя данное дело, можно сделать вывод о том, что работодатель исполнил свои обязанности по обеспечению безопасности труда. Очевидно, что невозможно проконтролировать каждого работника, выполняющего свои обязанности. Работодатель провел инструктаж, ознакомил с правилами техники безопасности, сделав соответствующие записи в журнале, провел стажировку на рабочем месте. В данной ситуации работодателю следовало бы более пристальное внимание уделить работникам, имеющим доступ к травмоопасному оборудовании, как в случае гражданина И. Очевидно, что гражданин И. выполнял работу, не входящую в его обязанности, к тому же явно не соблюдал технику безопасности.

Поскольку вред здоровью был причинен в результате несчастного случая на производстве, совсем отрицать вину работодателя тоже нельзя, ведь обеспечение безопасными условиями труда – это одна из основных обязанностей работодателя, к тому же, травмоопасное оборудование является собственностью работодателя. Если же работник имеет доступ к травмоопасному оборудованию, необходимо более тщательно проверять и контролировать исполнение им правил техники безопасности, чтобы минимизировать вероятность несчастных случаев на производстве.

Иногда в судах встречаются случаи, когда работодатель полностью признает свою вину, при этом даже не является в судебное заседание, а суд выносит заочное решение по делу.

Так, 19 ноября 2010 года Красненским районным суд Белгородской области было рассмотрено дело по иску гражданина Ш. к отрытому акционерному обществу «Новоуколовская Нива» (далее ОАО «Новолуковская Нива») о признании неправомерным бездействия работодателя и возмещении морального вреда в размере 700000 рублей. В 2009 году, во время исполнения своих трудовых обязанностей, гражданин Ш. получил травму головы с утратой трудоспособности 70%. Несчастный случай произошел по вине работодателя, т.к. не были обеспечены безопасные условия труда. В ходе разбирательства судом было установлено, что гражданин Ш. пострадал в результате падения ему на голову оборудования, предметов с высоты, в результате чего он получил открытую черепно­мозговую травму, открытый перелом правой теменной кости. Согласно медицинскому заключению, травма относится к числу тяжких. Истец также просил учесть то обстоятельство, что на его иждивении находится ребенок­инвалид, за которым осуществляет уход неработающая жена. Истец также указал, что между ним и ответчиком достигнуто соглашение о выплате ему возмещения морального вреда, то есть работодатель признает свою вину.

Суд вынес заочное решение о частичном удовлетворении иска и взыскании в пользу истца 250000 рублей, соответственно, уменьшив размер компенсации.
Исследовав обстоятельства дела по представленным доказательствам, суд признает исковые требования частично обоснованными. Согласно акту расследования несчастного случая на производстве, виновными в несчастном случае признаны работники ОАО «Новоуколовская Нива», допустившие нарушение требований охраны труда. В данном случае причиной явилось неправильное размещение груза, приведшее к его падению. В результате несчастного случая, работник получил тяжелую травму головы, был прооперирован, утратил работоспособность на 70%, также получил ограничение в способности к самообслуживанию, общению и нуждается в реабилитационных мероприятиях. В результате получено травмы, гражданину Ш. присвоена соответствующая группа инвалидности, он лишен возможности активно работать и обеспечить своей семье ранее существовавшее материальное положение.

В данной ситуации на лицо грубое нарушение работодателем своих обязанностей по обеспечению работника безопасными условиями труда. Работодатель должен был проконтролировать погрузку и перемещение груза, своевременно и в полном объеме ознакомить работников с правилами техники безопасности, обеспечить обучение и проверку знаний работников «Правил по охране труда при погрузочно­разгрузочных работах и размещения грузов, проконтролировать правильное размещение грузов», утвержденных Постановлением Минтрудсоцразвития № 16 от 20.03.1998 г.. Налицо безответственное отношение работодателя к своим обязанностям, которое привело к несчастному случаю и причинению вреда здоровью работника. Таким образом, в данном случае, несчастного случая легко можно было бы избежать, если бы не бездействие работодателя.

Один из важных вопросов при рассмотрении дел о несчастных случаях на производстве – это правильное и совевременное составление работодателем акта расследования несчастного случая, т.к. на основании этого документа суд исследует фактические обстоятельства дела. В том случае, если несчастный случай произошел, но акт не был оформлен, гражданин также вправе обратиться в суд.

Так, 09 ноября 2010 года гражданка У. обратилась в Югорский районный суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Югорск» об оформлении акта несчастного случая на производстве, взыскании льготного единовременного пособия, предусмотренного коллективным договором и возмещением морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве. Было установлено, что несчастный случай произошел с гражданкой У. 06.03.2000 года, однако работодателем не был составлен соответствующий акт. Факт несчастного случая был установлен Белоярским городским судом 15.10.2007 года. Судом установлено, что работодатель отказал истице в составлении акта несчастного случая на производстве, хотя на то имелись все основания. Ответчик свои действия мотивировал тем, что не усматривает причинно­следственной связи между полученными истцом повреждениями и выполняемыми трудовыми обязанностями. Свое мнение ответчик подкреплял отсутствием соответствующим образом оформленных медицинских заключений. Тем не менее, судом было принято решение об обязании ответчика выдать гражданке У. акт о несчастном случае на производстве. В представленных на рассмотрение суда доказательствах усматривается вина работодателя, поэтому суд решил удовлетворить исковые требования гражданки У. в части компенсации морального вреда.

Данное решение интересно тем, что гражданка У. требовала не только взыскать моральный вред, но и обязать ответчика составить акт о несчастном случае на производстве, хотя с момента несчастного случая прошло уже больше 10 лет. Несмотря на то, что в деле не разглашается информация о том, какой именно вред здоровью был оказан гражданке И., судом установлено наличие несчастного случае. Следовательно, можно сделать вывод о том, что работодатель знал о том, что несчастный случай произошел на производстве, но не составил акт по форме Н­1, чем, соответственно, нарушил права гражданки У., что и привело ее в суд. Если бы соответствующий акт был оформлен сразу, то, возможно, работодателю удалось бы доказать свою частичную невиновность и уменьшить размер выплаты компенсации работнику.

В 2011 году Пленум Верховного суда принял постановление №2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваний» от 10.03 2011, в котором разъясняются некоторые вопросы применения законодательства о возмещении морального ущерба в связи с несчастными случаями на производстве. В частности говорится о том, что единственное основание, по которому работодатель не обязан возмещать причиненный в результате несчастного случая вред здоровью работника, это доказанное состояние алкогольного, наркотическое или иное токсическое опьянение.

Верховный суд также разъяснил положения Трудового кодекса, касающихся расследования несчастных случаев на производстве. Так, составление актов по форме Н­1 необходимо по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками своих трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно третье лицо, не являющееся работодателем, но при этом несчастный случай произошел на производстве (или, соответственно, при исполнении работником своих трудовых обязанностей).

Работодателю при составлении акта по форме Н­1, а также при расследовании несчастного случая следует иметь в виду, что основным документом, подтверждающим наличие травмы или профессионального заболевания является медицинское заключение, составленное по форме и в порядке, предусмотренном Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации, а также больничный лист.

Анализируя приведенные дела, а также указанное выше Постановление Пленума Верховного суда, можно дать несколько рекомендаций работодателям, которые помогут если не избежать, то хотя бы уменьшить риски возникновения несчастных случаев на производстве, а также по возможности уменьшить размер выплачиваемых компенсаций, если вина работодателя отсутствует. Очевидно, что основная задача и обязанность работодателя – это обеспечение работника безопасными условиями труда, однако помимо общего, можно выделить несколько конкретных рекомендаций.

Во­первых, необходимо проводить с работниками инструктаж по технике безопасности, вести журнал ознакомления. Проводить инструктаж по работе с опасным оборудованием и контролировать соблюдение правил работы с опасным оборудованием.

Во­вторых, обеспечивать и проверять использование работниками необходимых средств защиты, если этого требуют условия труда. Если работник выполняет работу, связанную с вредными условиями производства, необходимо объяснить ему возможные последствия такого воздействия при неиспользовании необходимых средств защиты.
Если несчастный случай все­таки произошел, необходимо своевременно оформить акт по форме Н­1 и обеспечить работника квалифицированной медицинской помощью. Необходимо также затребовать медицинское заключение и больничный лист.

Гораздо проще предотвратить случаи травматизма на производстве, чем потом доказывать свою правоту в суде. Ведь суд исходит из интересов гражданина, которому причинен вред здоровью, даже если причиной несчастного случая явилась неосторожность работника или нарушение им правил техники безопасности. Полностью избежать выплаты компенсации работодателю не удастся, поэтому работодатель может лишь по возможности уменьшить сумму компенсации, доказав, что исполнил свои обязанности по обеспечению работника безопасными условиями труда.

Компенсация морального вреда работодателем при несчастном случае (Панина Д.Ю.)

Дата размещения статьи: 03.05.2015

Работник, получивший производственную травму, имеет право и на возмещение морального вреда. Что такое моральный вред? И почему работодатель обязан платить? Разберемся.

Трудовой кодекс не содержит понятия «моральный вред», только нормы, в которых оно упоминается. Определение морального вреда дано в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ N 10 . В частности, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию и т.п.).
———————————
Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Почему работник имеет право на компенсацию морального вреда при получении производственной травмы?

Согласно ст. ст. 20, 41 Конституции РФ, ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье считаются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения, и неотчуждаемыми. Является общеизвестным фактом, не требующим доказательств в силу положений ч. 1 ст. 61 ГПК РФ, то что телесные повреждения причиняют человеку не только физические, но и нравственные страдания. В Постановлении Пленума ВС РФ N 10 указано, что моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья. Поэтому причинение вреда здоровью дает потерпевшему право на компенсацию морального вреда (ст. 151 ГК РФ).

В каких случаях компенсацию морального вреда за производственную травму должен выплачивать работодатель?

Возмещение потерпевшему морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда (абз. 2 п. 3 ст. 8 Закона о страховании ). То есть для того, чтобы признать работодателя причинителем вреда, нужно установить, во-первых, факт наличия трудовых отношений, во-вторых, факт вины работодателя. Только если оба условия будут выполнены, наступит обязанность работодателя как причинителя вреда выплатить компенсацию морального вреда потерпевшему. Рассмотрим эти условия подробно.
———————————
Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Если работник, с которым еще не заключен трудовой договор, получил травму при выполнении трудовых обязанностей

Отсутствие трудового договора не исключает факт установления трудовых отношений. Если работник докажет, что он по поручению работодателя выполнял трудовые обязанности, то работодатель может быть признан причинителем вреда. Если работник не сумеет доказать, что травма была получена именно во время выполнения им трудовых обязанностей или что он трудился именно по поручению работодателя, то работодатель может быть освобожден от ответственности.
Разберем Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.01.2013 N 33-382/2013. Работник потребовал признать отношения с работодателем трудовыми, установить факт несчастного случая на производстве, взыскать в том числе компенсацию морального вреда. Истец указал, что перед тем, как приступить к работе, он подписал трудовой договор в двух экземплярах и передал его для подписания руководству компании. Однако договор ему не был выдан, приказа о приеме на работу не было. Он получил производственную травму, упав с незакрепленной лестницы. Работодатель в нарушение ст. ст. 227 — 231 ТК РФ не составил акт о несчастном случае на производстве, не провел расследование, не оформил документы. Истец сообщил, что он около недели еще продолжал работать, потом обратился в поликлинику, сказав по просьбе своего непосредственного начальника, что упал на даче.
Ответчик указал на незаконность требований истца ввиду отсутствия трудовых отношений, пояснив, что гражданин написал заявление о приеме на работу, предоставил трудовую книжку и в этот же день отправился на объект для ознакомления с характером, объемом и условиями работ. Ответчик пояснил, что истец впоследствии от трудоустройства отказался из-за невозможности прохождения медосвидетельствования и представления соответствующих документов.
Истец не смог подтвердить наличие трудовых отношений ни показаниями свидетелей, ни документами. Он ссылался на наличие временного пропуска, однако работодатель пояснил, что пропуск был выписан гражданину для прохода на территорию объекта с целью ознакомления, а не с целью выполнения трудовых функций. Суд не признал наличие трудовых правоотношений между сторонами, а также обязанности ответчика выплатить компенсацию за моральный вред, поскольку истец не смог доказать, что получил именно производственную травму.
Аналогичный случай, но с противоположным решением — Апелляционное определение Ростовского областного суда от 22.05.2014 по делу N 33-6694/2014. В период оформления документов при приеме на работу электрик получил травму, упав с лестницы. Работодатель не признал травму производственной, мотивируя это отсутствием трудовых отношений.
Сотрудник обратился в суд с требованием признания отношений трудовыми, травму — производственной и получения соответствующих выплат, в том числе компенсации морального вреда. Требования были удовлетворены. Сотрудник сумел доказать наличие трудовых отношений, представив соответствующие документы и свидетельские показания. Доказательством послужил пропуск на объект (с фотографией) и рабочее удостоверение за подписью директора компании-работодателя, где указаны должность сотрудника и допуск его к работе. В удостоверении имелась отметка о результатах проверки знаний нормативных документов за подписью председателя комиссии и с печатью Гортехнадзора. Бланк удостоверения был единым для работников данной организации. Факт несчастного случая на производстве был также подтвержден документами Роструда, а также свидетельскими показаниями.
Суд признал отношения трудовыми и обязал работодателя компенсировать в том числе и моральный вред сотруднику.

Если работник требует компенсации морального вреда за ухудшение здоровья вследствие давней производственной травмы

Работник должен доказать причинно-следственную связь между травмой и ухудшением здоровья. В противном случае его требование не будет удовлетворено. Пример — Апелляционное определение Первомайского краевого суда от 01.10.2014 по делу N 33-8689/2014. В 2015 г. работник по вине организации получил производственную травму. Ему были произведены все необходимые выплаты, в том числе компенсация морального вреда. Он прошел курс лечения и вновь вышел на работу.
В 2014 г. у этого работника было выявлено заболевание, которое он связал с фактом получения производственной травмы, поэтому он обратился в суд с иском о пересмотре размера компенсационных выплат.
Суд отказал в иске. Работодатель представил доказательства, что после получения травмы сотрудник работал в прежней должности, проходил ежегодные медосмотры. Инвалидность потерпевшему не была установлена, кроме того, в 2008 и 2013 гг. он также травмировался. Поэтому доказательств того, что ухудшение самочувствия связано с травмой 2005 г., суд не увидел. Вина работодателя в ухудшении самочувствия работника доказана не была. Поэтому решение о повышении компенсации морального вреда суд не пересмотрел.

Если работник получил травму по невнимательности, но на территории организации

Если работодатель докажет, что выполнил все требования охраны труда и техники безопасности, что травма не связана с производственным фактором, то компенсировать моральный вред он не должен. Однако, как показывает судебная практика, работодателю очень трудно бывает это сделать. Отказов в иске — лишь единицы. Например, Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 29.04.2014 по делу N 33-3741/2014. Кочегар, выполнявший в детском саду обязанности сторожа без оформления соответствующих документов на эту должность, сломал ногу на территории организации.
Суд первой инстанции обязал детский сад выплатить компенсацию за причиненный моральный вред, поскольку на работодателя в силу ст. 212 ТК РФ возлагается обязанность по обеспечению безопасных условий охраны труда. Однако суд апелляционной инстанции решение отменил, руководствуясь следующим.
Придя к выводу о том, что причинителем вреда является детский сад, суд первой инстанции не указал и не установил, какие именно обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда, установленные ч. 2 ст. 212 ТК РФ, не были выполнены ответчиком. Апелляционный суд обратил внимание, что причиной несчастного случая является потеря потерпевшим равновесия при движении по переходному мостику. Апелляционный суд не усмотрел вины в действиях лица, ответственного за выполнение нормативных требований по охране труда. Иными словами, суд апелляционной инстанции не увидел нарушения требований по охране труда, а стало быть, и вину лица, ответственного за соблюдение этих требований. Работодатель был признан невиноватым в наступлении несчастного случая, в выплате компенсации морального вреда потерпевшему было отказано.
Случай, разбираемый Свердловским областным судом (Определение от 19.07.2013 по делу N 33-8837/2013), на первый взгляд аналогичный. При спуске по стационарной металлической лестнице рабочий оступился, потерял равновесие и упал, ударившись ногой. Результатом падения стала третья группа инвалидности. Работодатель указал, что возникновению вреда содействовала грубая неосторожность самого потерпевшего: в акте о несчастном случае на производстве была сделана ссылка на несоблюдение работником требований п. 3.3 Инструкции по охране труда для всех профессий дирекции по алюминиевому производству.
Однако потерпевший сумел доказать суду, что работодатель не обеспечил безопасность условий труда на рабочем месте, не создал необходимых условий для возможности исполнения правил техники безопасности при выполнении трудовых обязанностей, чтобы минимизировать вероятность несчастного случая на производстве.
Истец пригласил свидетеля, имеющего специальное образование и проработавшего на предприятии более 30 лет, в том числе на руководящей должности (что было подтверждено копией трудовой книжки). Свидетель заявил, что лестница, с которой упал потерпевший, конструктивно несовершенна, а неловкость спуска объясняется в том числе отсутствием поручней. Подобные случаи, как пояснил свидетель, уже были и могут вновь произойти, они отличаются только последствиями.
Отсутствие поручней у лестницы, с которой упал рабочий, также подтверждено схемой с места несчастного случая. А довод работодателя о невозможности усовершенствования данной лестницы судами был расценен как голословный, поэтому он не был принят во внимание. Работник отсудил положенные ему компенсационные выплаты.

Если работник получил травму в рабочее время, самостоятельно уйдя с работы

Несчастный случай на производстве — событие, в результате которого работник получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных Законом о страховании случаях как на территории работодателя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном работодателем, которое повлекло необходимость перевода работника на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть (ст. 3 Закона о страховании). Если травма не связана с исполнением трудовых обязанностей, следованием к месту работы или возвращением с места работы на транспорте, предоставленном работодателем, то это не является несчастным случаем на производстве — ответственность работодателя не наступает. Рассмотрим Апелляционное определение Московского городского суда от 14.10.2014 по делу N 33-33736/2014. Работник самовольно покинул работу, отправившись на железнодорожную станцию. Там он прыгнул на подножку проходящего пассажирского поезда, сорвался, был тяжело травмирован.
Суд обязал железную дорогу компенсировать моральный вред, но не как работодателя, а как владельца источника повышенной опасности. Из акта, составленного комиссией, следует, что несчастный случай на железнодорожной платформе не связан с производством. Поэтому вины работодателя в произошедшем нет.

Если работник получил производственную травму, находясь в состоянии опьянения

Если несчастный случай будет квалифицирован как не связанный с производством, то в компенсации морального вреда работодателем потерпевшему будет отказано.
В соответствии со ст. 229.2 ТК РФ смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, могут квалифицироваться как несчастные случаи, не связанные с производством. Данное решение выносит комиссия после расследования несчастного случая в установленном порядке. Следует обратить внимание на формулировку «единственной причиной». Если будет установлено, что причина не единственная, что работодатель тоже нарушил правила безопасности (например, допустил рабочего, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, к выполнению трудовых обязанностей), то потерпевший получит шанс на компенсацию морального вреда. Поэтому работодателю надо тщательно следить за трудовой дисциплиной, фиксировать нарушения и принимать соответствующие меры. Тогда есть шанс выиграть дело. Пример — Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2014 по делу N 33-35982.
Камнетес получил травму, упав с высоты. В акте о расследовании было указано, что причиной несчастного случая стало нарушение потерпевшим трудового распорядка и дисциплины труда: он поднимался к рабочему месту в состоянии алкогольного опьянения, тем самым нарушив правила внутреннего трудового распорядка организации. К тому же действия пострадавшего в момент несчастного случая не были обусловлены его участием в производственной деятельности, и единственной причиной повреждения здоровья явилось опьянение. Рабочий потребовал компенсации морального вреда и подал в суд на работодателя.
Работодатель сумел доказать непричастность к произошедшему, представив следующие доказательства: объяснения сторон, материалы расследования несчастного случая, содержащие протоколы осмотра места происшествия, опросы пострадавшего и свидетелей, сведения о проведении инструктажа, протокол о проверке знаний по охране труда, вводного инструктажа по охране труда, акты приемки строительных лесов, сертификатов соответствия лесов и паспорта лесов, правила внутреннего трудового распорядка.
Принимая решение об отказе в удовлетворении требований потерпевшего, суд руководствовался положениями ст. 229.2 ТК РФ, п. п. 9, 10 Постановления Пленума ВС РФ N 2 , Положением «Об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» . Суд посчитал, что рассматриваемый несчастный случай не связан с производством, поскольку работодатель сумел доказать, что единственной причиной падения камнетеса с высоты явилось его нахождение в состоянии тяжелой степени алкогольного опьянения (3,5 промилле), при которой отмечаются нарушение ориентировки, заторможенность, сонливость, малая доступность контакту, непонимание смысла вопросов, резкое нарушение походки, неспособность самостоятельно стоять и выполнять целенаправленные действия .
———————————
Постановление Пленума ВС РФ от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».
Утверждено Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 N 73.
Инструкция о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения в учреждениях Комитета здравоохранения г. Москвы, утв. Приказом Комитета здравоохранения г. Москвы от 26.06.1997 N 340.

Суд установил, что повреждение здоровья рабочего не было обусловлено несоблюдением работодателем прав работника на безопасные условия труда с учетом того, что на момент допуска к работе в начале рабочего дня камнетес был обеспечен СИЗ в виде каски, спецобуви, предохранительного ремня, а после перерыва на обед и употребления алкоголя к выполнению трудовой функции в определенном порядке потерпевший работодателем не допускался.
В п. 10 Постановления Пленума ВС РФ N 2 разъяснено, что при рассмотрении иска о признании несчастного случая связанным с производством или профессиональным заболеванием необходимо учитывать, что вопрос об установлении причинно-следственной связи между получением увечья либо иным повреждением здоровья или заболеванием и употреблением алкоголя (наркотических, психотропных и других веществ) подлежит разрешению судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела и имеющихся по нему доказательств.
Совокупность собранных по делу доказательств позволила суду прийти к выводу о повреждении истцом здоровья именно в связи с употреблением алкоголя, поэтому требования о взыскании страховых выплат и компенсации морального вреда были обоснованно отклонены.

Если все требования работодателем соблюдены, но вред причинен источником повышенной опасности

Если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности, то компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ). То есть даже если работодатель соблюдал все правила и требования, а работник нарушил инструкцию, он все равно имеет право на компенсацию морального вреда. Есть ли исключение из правила? Да. Если юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в том числе в связи с использованием механизмов), докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, то вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещен не будет (ст. 1079 ГК РФ).
Владелец источника повышенной опасности может быть частично освобожден судом от ответственности также по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1083 ГК РФ: если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда.
Согласно разъяснениям п. 17 Постановления Пленума ВС РФ N 1 виновные действия потерпевшего при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается.
———————————
Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Рассмотрим Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 18.09.2013 по делу N 33-10383/2013. Электросварщик в ходе выполнения работ получил травму. Комиссия пришла к выводу, что причиной травмы стали нарушение пострадавшим требований технологической инструкции и невыполнение требований по охране труда. Выводы комиссии подтверждены показаниями свидетеля, письменным объяснением потерпевшего. Тем не менее суд обязал работодателя выплатить компенсацию морального вреда, поскольку вред был причинен источником повышенной опасности.

Как работодатель может минимизировать ответственность за производственную травму?

Согласно ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда. Та же статья указывает на обязанность работодателя компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.
Итак, обеспечение безопасности и соответствия условий труда нормативам, во-первых, снижает вероятность наступления производственной травмы, а во-вторых, снижает степень вины работодателя при наступлении несчастного случая.
Обеспечение безопасности и соответствия условий труда нормативам включает:
— обеспечение безопасных условий труда;
— обучение работников безопасности труда;
— контроль безопасности труда;
— проведение профилактических мероприятий (выдачу СИЗ, спецодежды, проведение медосмотров и т.д.).
Напомним, если работодатель нарушит вышеуказанные требования, то он будет нести ответственность и выплачивать компенсацию морального вреда, даже если несчастный случай на производстве произошел по вине самого работника.
Если все нормативы соблюдены, у работодателя появляется шанс доказать свою непричастность к получению работником производственной травмы, поскольку в силу ст. 214 ТК РФ работник обязан: соблюдать требования охраны труда; правильно применять средства индивидуальной и коллективной защиты; проходить обучение безопасным методам и приемам выполнения работ и оказания первой помощи пострадавшим на производстве, инструктаж по охране труда, стажировку на рабочем месте, проверку знаний требований охраны труда.
Однако, как показывает судебная практика, доказать свою невиновность работодателю очень сложно. Слабое звено — контроль за самим работником: соблюдает ли он требования безопасности труда? Рассмотрим спорные вопросы, возникающие в таких ситуациях.

Если работник сам нарушил требования охраны труда

Если работодатель докажет, что работник сознательно не соблюдал требования безопасности, несмотря на неоднократные предупреждения (представит соответствующие акты, показания свидетелей, отстранявших нарушителя от работы), то у него появится шанс выиграть дело. Не сможет доказать — придется платить по закону. Пример — Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 04.09.2014 по делу N 33-11967/2014.
Монтажник упал и получил травму. В момент нахождения вблизи перепада по высоте на пострадавшем не было предохранительного пояса. Налицо несоблюдение требований техники безопасности. Однако суд назначил компенсационную выплату за причиненный моральный вред, усмотрев в наступлении несчастного случая не только вину работника, но и вину работодателя — отсутствие надлежащего контроля за безопасным ведением работ. Апелляционный суд подтвердил правильность такого решения.

Если работник получил травму во время выполнения трудовых обязанностей из-за падения вследствие ухудшения самочувствия

Если специальность или профессия работника требуют прохождения обязательного медосмотра, однако медосмотр не пройден, даже по вине работника, то работодатель несет ответственность за наступление несчастного случая, поскольку допустил пострадавшего до работы. Пример — Апелляционное определение Ростовского областного суда от 06.02.2014 по делу N 33-1512/2014. Электромонтер упал с высоты опоры связи, потому что у него закружилась голова и он потерял сознание. Результат — черепно-мозговая травма, группа инвалидности.
Работодатель отказался от выплаты морального вреда, посчитав, что работник сам виноват в произошедшем: он не прошел обязательный периодический медосмотр, поскольку находился в отпуске в период проведения медосмотра. По окончании отпуска он был допущен к работе без прохождения медосмотра, что отражено в акте о несчастном случае. В документе указаны также лица, допустившие нарушение требований охраны труда: ведущий инженер электросвязи, который не принял меры по организации и контролю за своевременным проведением медосмотра работников своего подразделения и допустил пострадавшего к исполнению трудовых обязанностей без прохождения обязательного медосмотра, и инженер по охране труда, который не принял меры по контролю за организацией своевременного прохождения электромонтером обязательного медосмотра.
В силу ст. 213 ТК РФ работодатель обязан организовать медосмотры за счет предприятия и выдавать работнику направление на медосмотр с указанием перечня вредных и опасных производственных факторов. В плановый период направление на медицинский осмотр работодатель электромонтеру не выдавал. Доводы работодателя об устном извещении работника о прохождении осмотра не были подтверждены.
Изучив обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что несчастный случай на производстве произошел по вине работодателя. Суд также указал, что со стороны работника нарушений законодательства, нормативных актов, предусматривающих ответственность, явившихся причинами несчастного случая и, следовательно, его вины, не установлено. Моральный вред был возмещен в полном объеме.
Постановление ФАС МО от 04.08.2014 по делу N А40-154177/13-59-1264 тоже касается травмы, полученной работником в результате скачка артериального давления. Однако в данном случае травму получила бухгалтер, когда, потеряв сознание, упала со стула. Работодатель не нарушал требования по технике безопасности, получение травмы не связано с источником повышенной опасности. Случай был признан страховым, травма — производственной. Однако работодатель компенсацию морального вреда не выплачивал.

Если работник получил травму, выполняя трудовые обязанности, не указанные в договоре

Если работодатель допустил сотрудника до выполнения функций, указанных в договоре, и суд установил это, то работник получит право на компенсацию за моральный вред. Если работодатель представит доказательства наложения запрета на выполнение работником неоговоренных трудовых функций, то работник будет признан виновным в получении производственной травмы. Рассмотрим Определение Ленинградского областного суда от 28.11.2013 N 33-5346/2013. Водитель получил травму, когда помогал грузчикам вытаскивать мешки из машины. Работодатель отказался компенсировать в том числе и моральный вред, заявив, что водитель по своей инициативе выполнял чужие должностные обязанности — соответствующих указаний от своего руководителя он на этот счет не получал. Водитель прошел вводный и повторный инструктаж по технике безопасности, поэтому он отвечает за получение травмы.
Однако суд указал, что причинение вреда здоровью произошло при исполнении водителем трудовых обязанностей и связано в том числе с недостатками в организации и проведении подготовки работников по охране труда: водитель был допущен к самостоятельным работам без инструктажа, стажировки, обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда, что является нарушением абз. 9 ч. 2 ст. 212 ТК РФ. Заслушав показания свидетелей, суд установил, что практика участия водителей в погрузке продукции сложилась на предприятии давно. Работодатель знал об этом, однако не предпринял никаких действий. Поэтому в наступлении несчастного случая виноват работодатель.
Аналогичное решение — Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 19.06.2014 по делу N 33-8621/2014.

Если в законодательстве не прописаны требования к оборудованию, технологическим процессам, инструментам, сырью и материалам

Работодатель обязан обеспечить безопасные условия охраны труда. Отсутствие требований к оборудованию, технологическим процессам, инструментам, сырью и материалам не освобождает работодателя от ответственности за ненадлежащий контроль за безопасностью работ. Пример — Апелляционное определение Пермского краевого суда от 20.05.2013 по делу N 33-4493. При разбортовке колеса рабочий был травмирован незакрепленной металлической клетью. Работодатель посчитал, что травма получена в результате форс-мажорных обстоятельств: в законодательстве отсутствуют требования к предохранительным ограждениям, требования по закреплению предохранительных клетей, следовательно, работодатель не нарушал действующее законодательство. На предприятии выполняются все нормативы по соблюдению охраны труда, проводятся необходимые мероприятия.
Суд не согласился с доводами, посчитав, что даже если необходимость закрепления предохранительной клети не указана в действующем законодательстве, это не освобождает работодателя от ответственности за ненадлежащий контроль за безопасностью работ.производственной травмы.