Понятие сми в законе

Понятие сми в законе

Резкое возрастающее воздействие информационных процессов на социальный прогресс все острее ставит проблему научного исследования такого сложного и многообразного социального феномена, как средства массовой информации (СМИ). Определение содержания указанного понятия в криминологических исследованиях является важным для процесса предметизации и установления роли СМИ в детерминации преступности, поскольку разработка новых мер и совершенствование мер предупреждения криминогенного воздействия СМИ предполагает, прежде всего, четкое разграничение (конкретизацию), однозначную единую трактовку воздействующих объектов.

В криминологической и иной специальной литературе при обозначении термина «СМИ» часто употребляются понятия «СМК» и «масс-медиа», каждое из которых продолжает вызывать научные споры в различных дисциплинах, что создает значительные сложности при уяснении содержания понятия «средства массовой информации».

В связи, с чем необходимо провести анализ содержания указанных терминов.

Справочная энциклопедическая литература дает следующее толкование понятия «средства массовой информации»: – «это печать, радио, телевидение и др.» [3, с. 1489]. Далее следует отсылка к понятию «массовая коммуникация».

Под массовой коммуникацией в «Большом Российском энциклопедическом словаре» понимается «систематическое распространение информации (через печать, радио, телевидение, звукозапись) с целью утверждения духовных ценностей данного общества и активного воздействия на оценки, мнения и поведение людей» [3, с. 908].

«Философский энциклопедический словарь» трактует понятие массовой коммуникации более широко, добавляя к указанному определению ряд следующих положений: «Материальной предпосылкой возникновения массовой коммуникации в 1-ой пол. 20 в. стало создание технических устройств, позволивших осуществить быструю передачу и массовое тиражирование больших объемов словесной, образной и муз. информации. Собирательно комплексы этих устройств, обслуживаемых работниками высокой проф. специализации, принято называть «средствами массовой информации и пропаганды» или «средствами массовой коммуникации». Массовая коммуникация представляет собой систему, которая состоит из источника сообщений и их получателя, связанных между собой физическим каналом движения сообщений (печать, радио, телевидение, кино, звукозапись, видеозапись)…» [14, с. 348].

Ряд авторов, полагающих, что СМИ и СМК являются близкими по своему лексическому значению, или синонимами, трактуют массовую коммуникацию как: «общение, опосредованное техническими средствами» [1, с. 6]; «процесс обращения массовой информации, который невозможен без использования специальных технических средств распространения этой массовой информации таких, как печать, радио, телевидение и Интернет» (СМК или СМИ)» [2, с. 19]; «процесс, с помощью которого организованный институт с помощью технических средств систематически производит и распространяет общезначимые послания, которые предназначены для большой разнородной и рассредоточенной в пространстве аудитории с целью утверждения духовных ценностей данного общества и оказания идеологического, политического, экономического или организационного воздействия на оценки, мнения и поведение людей» [11, c. 12].

Другие исследователи разграничивают указанные понятия как часть и целое. В частности, И.Д. Фомичева, отмечает, что средства массовой коммуникации – это «каналы, способы, материальные носители, приспособления для фиксирования хранения и распространения информации для, через и от массовой аудитории». Синоним масс-медиа (часть медиа), к которым относят, помимо печати, телевидение, радио, интернет-коммуникаций, кино, сериалы, поп-музыку, кинопроизводство, комиксы. Под средствами массовой информации понимается особый вид средств массовой коммуникации, в который входят периодическая печать, телевидение, радиовещание, часть ресурсов Интернета и часть ресурсов, создающихся на базе еще более новых, чем Интернет, технологий, которые отличаются институализацией, т.е. наличием постоянного специального аппарата для планирования, сбора, отбора, подготовки к распространению информации или ее производством [15, с. 22–23].

«Российская криминологическая энциклопедия» даёт понятие «средства массовой информации», изложенное в статье 2 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 года [12, с. 802].

В соответствии со статьей 2 указанного Закона под массовой информацией понимается предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы. Под средством массовой информации – периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием). Под периодическим печатным изданием – газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное наименование (название), текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год. Под радио-, теле-, видео-, кинохроникальной программой – совокупность периодических аудио-, аудиовизуальных сообщений и материалов (передач), имеющая постоянное наименование (название) и выходящая в свет (в эфир) не реже одного раза в год [8]. Согласно положениям вышеуказанного Закона, интернет-сайт приобретает статус средства массовой информации лишь в силу его добровольной регистрации в таком качестве, а не в силу его правовой природы [10].

Многообразие дефиниций рассматриваемых терминов указывает на чрезвычайную неопределенность понятия «СМИ». В связи с этим представляется необходимым рассмотреть исходные категории, лежащие в основе терминов «СМИ» и «СМК», такие как «информация» и «коммуникация».

Существуют десятки научных определений понятия «информация». При этом, большинство современных ученых в различных областях знаний, мнение которых разделяется автором настоящего исследования, признают, что универсальное понятие «информация» сформулировать невозможно, так как оно будет зависеть от направлений научных исследований [5, с. 8].

Сотни лет слово «информация» использовалось многими исследователями, но лишь в начале ХХ в. появился интерес к содержанию понятий «информация» и «количество информации». Р. Хартли в 1928 г. представил логарифмическую меру количества информации, а двадцать лет спустя К. Шеннон, определив понятие количества информации как меры уменьшения неопределенности, ввел в научный оборот термин «информация». До работ К. Шеннона Р. Фишер в 1921 году понятие «информация» пытался подвести под понятие «вероятность», а Л. Сциллард в 1929 году – связать с понятием «энтропия». Несостоятельность указанных попыток показала концепция Р.С. Ингардена и К. Урбанова, согласно которой понятие «информация» является более широким, чем понятие «вероятность» [4, с. 7–9].

Аналогичные взгляды высказаны и основателем кибернетики Норбертом Винером, полагавшим, что «информация есть информация, а не материя и не энергия» [4, с. 8]. Позднее Н. Винер определял информацию как «обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспосабливания к нему наших чувств» [5, с. 8].

Согласно точке зрения А.А. Братко и А.Н. Кочергина, сущность реального феномена информации выражается в двойственности понятия «информация», отражающей неразрывное единство объекта (отражаемого) и субъекта (отражающего) [4, с. 9].

Наиболее верным представляется определение информации Р. Тамместе, утверждавшим, что «информация – это некоторая абстрактная форма отражения мира в мышлении, которая в силу своей общности является категорией и не поддается содержательным определениям, в которых не выступают его эквиваленты» [4, с. 10].

Понятие «коммуникация», введенное в научный оборот в 1909 году Чарльзом Хортоном Кули, определялось как средство актуализации «органически целого мира человеческой мысли». К средствам организации общения в начале ХХ в. им отнесены газеты, почта, телеграф, железные дороги, образование [17, с. 14].

Как полагает А. Черных, термин «коммуникация» до сих пор не имеет общепринятого определения, но большинством исследователей принимается дефиниция, предложенная руководителем Анненбергской школы (США), профессором Джоном Гербнером, – «социальная интеракция через сообщение» [17, с. 15].

В «Большом Российском энциклопедическом словаре» понятие информации трактуется как «разъяснение, изложение, первоначальные сведения, передаваемые людьми устным, письменным или другими способами (с помощью условных сигналов, технических средств и т.д.); с середины XX в. общенаучное понятие, включающее обмен сведениями между людьми, человеком и автоматом, автоматом и автоматом; обмен сигналами в растительном и животном мире; передачу признаков от клетки к клетке, от организма к организму (генетическая информация); одно из основных понятий кибернетики» [3, с. 584].

Коммуникация в указанном словаре рассматривается как «путь сообщения, связь одного места с другим; общение, передача информации от человека к человеку – специфическая форма взаимодействия людей в процессе их познавательной трудовой деятельности, осуществляющаяся главным образом при помощи языка (реже при помощи других знаковых систем); сигнальный способ связи у животных» [3, с. 716].

Информация в «Словаре русского языка» С.И. Ожегова определяется как «сведения об окружающем мире и протекающих в них процессах, воспринимаемых человеком или специальными устройствами; теория информации; сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-нибудь; газетная информация» [9, с. 232]; а коммуникация представляется как «путь сообщения; сообщение, общение. Речь как средство коммуникации» [9, с. 264].

Таким образом, несмотря на отсутствие общего содержательного определения рассмотренных терминов, можно сделать вывод, что понятие «информация» имеет более узкое значение по сравнению с понятием «коммуникация» и является составляющей понятия «коммуникация», соответственно тождественными их назвать нельзя.

Традиционно под «средством» понимается прием, способ действия для достижения чего-нибудь, орудие, предмет, совокупность приспособлений для осуществления какой-либо деятельности, а под «массовой» – производимая для широких масс, общедоступная.

Из приведенных определений и анализа литературы по данному вопросу видно, что понятие СМИ не всегда имеет однозначные трактовки. Во многих работах термины СМИ, СМК, масс-медиа употребляются как синонимы, что свидетельствует об отсутствии единообразного понимания этого термина. Однако правильной представляется позиция авторов, рассматривающих СМИ и СМК как самостоятельные категории и полагающих, что: объем понятия средства массовой коммуникации шире, чем объем понятия средства массовой информации; понятие СМК включает в себя всю систему средств массовой информации; у СМК в отличие от СМИ нет обязательного требования к системности и/или периодичности информации.

Исходя из рассмотренных выше толкований, учитывая, что в отечественной криминологии вопрос содержания понятия «СМИ» также остается дискуссионным [6, с. 76], можно предложить следующее определение понятия «средства массовой информации» – это часть коммуникативной системы, обеспечивающей периодическое распространение массовой информации посредством радио, телевидения, кино, звукозаписи, видеозаписи, печатных изданий, телекоммуникационных сетей.

Отнесение к СМИ интернет-сайтов независимо от их регистрации в качестве таковых обусловлено содержательной природой интернет-ресурсов: общедоступность и ориентация на неограниченный, неопределенный круг лиц.

Общественная значимость СМИ определяется многообразными функциями, которые они реализуют. Несмотря на отсутствие в настоящее время общепринятой классификации функций СМИ [15, с. 43], обобщение имеющихся данных разных авторов без углубления в разнообразные подходы и контексты позволяет выделить следующие основные функции СМИ:

1. Информационная (в том числе, рекламно-справочная функция). Эту функцию СМИ реализуют путем обеспечения всех слоев населения оперативной информацией обо всех сферах общественной жизни. Думается, что данная функция включает в себя все нижеперечисленные.

2. Рекреативная. Реализуется, как правило, посредством предоставления средствами массовой информации развлекательного контента. Она направлена на удовлетворение потребности в организации досуга, отдыха и т.п.

3. Культурно-образовательная. Способствует формированию политической, экономической культуры, этическому и эстетическому воспитанию, овладению и повышению уровня знаний, умений, навыков в различных областях общественной жизни и науки.

4. Идеологическая. Обеспечивает выражение социальными группами и отдельными индивидуумами своих позиций, взглядов относительно тех или иных областей социальных отношений.

5. Коммуникативная. Организует общественный диалог и/или обращение государственной власти к народу. Так, например, С.Н. Ениколопов выделяет функцию социального общения в масштабах всего общества, охватывающую весь спектр воздействия – «от информирования и обучения до убеждения и внушения», благодаря чему СМИ удается «объединять общество и формировать общественное сознание» [16, с. 555].

В зависимости от целей функционирования СМИ могут выступать в следующих ролях:

– посредника в диалоге между различными социальными институтами и группами, властью и народом. Примером могут являться трансляции посланий Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, проводимые телемосты с Президентом;

– консолидатора общества для достижения социально-значимых целей. Ярким примером является совместная акция «Первого канала» и «Русфонда», собравшая для помощи тяжелобольным детям с 10.10.2011 г. денежные средства в сумме 1051168544 рублей (по состоянию на 22:54 14.05.2013 г.) [13];

– регулятора социально-экономических процессов;

– стимулятора спроса на товары, услуги и технологии;

– агитатора в различных областях общественной жизни;

– катализатора научно-технического прогресса;

– регулятора общественного мнения, духовно-нравственных ценностей общества, индивидуального, группового и массового сознания и др.

Исходя из вышеизложенных функций и ролей СМИ, можно утверждать, что дальнейшее развитие гражданского общества, сложившихся производственно-экономических отношений, научно-технических областей невозможно без эффективного функционирования СМИ, отказ в глобальном масштабе от СМИ в принципе означает отказ от существующего порядка мировых социальных отношений.

О роли, особой значимости, сложности и важности рассматриваемого института может свидетельствовать, в частности, множественность нормативных правовых актов, регулирующих деятельность СМИ, а также принятие Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 года № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» [7].

Вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы.

Все общественные отношения содержат информационную составляющую. Информация оказывает огромное влияние на становление и развитие человека как личности, является не только неотъемлемой частью современного общества, его экономики, политики, культуры, но и необходимым условием, как прогресса общества, так и его регресса.

Изучение понятийной сущности терминов СМИ и СМК показало, что данные понятия различны по содержанию, соотносятся как часть и целое, где СМК включает в себя понятие СМИ. В основе разграничения данных понятий лежат исходные категории – «информация» и «коммуникация», которые не являются аналогами. В свою очередь коммуникация не существует без информации, в то же время, СМИ в отличие от СМК имеет обязательное требование к системности и/или периодичности распространения информации.

Единообразное понимание различий СМК и СМИ по их содержательной природе на фоне исторически сложившейся тенденции постоянного видоизменения способов распространения массовой информации и средств массовой информации позволит эффективно определять средства массовой информации, не отнесенные к СМИ в законодательном плане, посредством постоянного мониторинга, что будет способствовать своевременной подготовке предложений по изменению законодательства в данной сфере.

Так, например, в связи с возрастающим воздействием Интернета на социально-политическую, культурно-идеологическую и другие области жизни общества и отдельной личности, содержание понятия «средство массовой информации» (периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием)), указанное в законе Российской Федерации «О средствах массовой информации» требует, по мнению автора, уточнения в части отнесения к СМИ интернет-сайтов, вне зависимости от их регистрации в таком качестве.

Функции и производные от этих функций роли СМИ, широкое законодательное регулирование их деятельности обусловливают возрастающую значимость данного института в жизни индивида и общества, определяют высокую степень их влияния на сознание и поведение людей.

Статья 23. Информационные агентства

При применении настоящего Закона в отношении информационных агентств на них одновременно распространяются статус редакции, издателя, распространителя и правовой режим средства массовой информации.

Бюллетень, вестник, иное издание или программа с постоянным наименованием (названием), учреждаемые информационным агентством, регистрируются в порядке, установленном настоящим Законом.

При распространении сообщений и материалов информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на информационное агентство обязательна.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 23 Закона о СМИ

1. Закрепляя статус информационного агентства, комментируемая норма не дает определения данному термину. Действующее федеральное законодательство вообще не содержит трактовки информационного агентства. До 2005 г. определение данного понятия можно было найти в Федеральном законе от 1 декабря 1995 г. N 191-ФЗ «О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федерации», понимающем под информационным агентством «организацию, осуществляющую сбор и оперативное распространение информации». Однако Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ данный нормативный акт признан утратившим силу с 1 января 2005 г.

Специфика информационных агентств заключается в том, что информацию они распространяют не периодически, а по мере появления. Основными потребителями информации информационных агентств являются средства массовой информации. Закон распространяет на информационные агентства правовой режим средства массовой информации. Информационные агентства создаются, регистрируются, действуют и ликвидируются по общим правилам, предусмотренным для всех средств массовой информации. Правовой статус информационного агентства объединяет в себе статус редакции, издателя, распространителя. Статья 53 проекта Индустриального комитета предлагала нормативное закрепление специфики информации, распространяемой информационными агентствами: агентства, осуществляющие сбор, подготовку и распространение информации, согласно положениям проекта, должны располагать собственными корреспондентскими сетями, и не менее 75% информационных сообщений, распространяемых такими агентствами, должны исходить от их собственных корреспондентов и не быть простой переработкой сообщений других источников.

Одним из наиболее авторитетных информационных агентств на сегодняшний день является Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня». В пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных в федеральном законе о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год, МИА «Россия сегодня» ежегодно получает государственную финансовую поддержку (подробнее см. Приказ Роспечати от 10 февраля 2014 г. N 20 «Об утверждении Правил предоставления из федерального бюджета субсидии Федеральному государственному унитарному предприятию «Международное информационное агентство «Россия сегодня»). Так, субсидии предоставляются на финансовое обеспечение расходов по освещению за рубежом государственной политики Российской Федерации и общественной жизни в Российской Федерации, обеспечению национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере, обеспечению развития информационного общества в Российской Федерации, осуществлению международного сотрудничества в области развития информационного общества, осуществлению международного информационного обмена, сотрудничества с мировыми, национальными и региональными информационными агентствами, другими средствами массовой информации, предприятиями и организациями, содействию развитию свободы массовой информации и условий свободного формирования мнений, информационному обеспечению органов государственной власти Российской Федерации, организации информационного сопровождения внешней и внутренней политики Российской Федерации и т.п.

2. Часть вторая комментируемой статьи распространяет общий порядок регистрации средств массовой информации на бюллетень, вестник, иное издание или программу с постоянным наименованием (названием), учреждаемые информационным агентством.

3. В последней части комментируемой статьи закреплено обязательное указание средством массовой информации при использовании материалов и сообщений информационного агентства на источник информации. Это способствует как соблюдению авторских прав информационного агентства, так и обоснованию своей позиции редакцией СМИ при предъявлении иска, поскольку редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, если они получены от информационных агентств.

В случаях, предусмотренных законом, деятельность информационных агентств требует аккредитации. В частности, обязательность аккредитации предусмотрена п. 17 ст. 44 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг».

Условия, порядок проведения аккредитации информационных агентств, которые проводят действия по раскрытию информации о ценных бумагах и об иных финансовых инструментах, порядок отзыва аккредитации регламентированы Положением об аккредитации информационных агентств, которые проводят действия по раскрытию информации о ценных бумагах и об иных финансовых инструментах (утв. Банком России 13 октября 2014 г. N 435-П). Для аккредитации организация, претендующая на ее получение (далее — претендент), должна соответствовать установленным требованиям, в частности являться редакцией средства массовой информации, зарегистрированной в форме информационного агентства.

Приказом Минтруда России от 21 мая 2014 г. N 332н утвержден профессиональный стандарт «Специалист по производству продукции сетевых изданий и информационных агентств».

Поддержка по адресу

Авторами документа выступили депутаты Госдумы, активисты Общероссийского народного фронта (ОНФ) Ольга Тимофеева и Наталья Костенко.

Под региональным СМИ предлагается понимать зарегистрированное средство массовой информации, продукция которого направлена на потребителей в одном, двух или трех субъектах РФ.

— Принятие этого законопроекта позволит не только эффективно исполнить поручение президента РФ по обеспечению приоритета региональных печатных изданий при распределении грантов Роспечати, но и в перспективе — выстроить в стране более адресную и точечную систему господдержки СМИ, — объясняют авторы, которых цитирует пресс-служба ОНФ.

В нынешних крайне непростых экономических условиях необходимо четко разделить СМИ по территориальному принципу, подчеркнула Костенко, которая считает, что субсидии должны получать в первую очередь те, кто больше всего в них нуждается.

На положении региональных СМИ сказываются растущие тарифы на услуги почты, цены на бумагу, услуги типографии, резкое сужение рекламного рынка. В итоге ряд СМИ из года в год балансируют на грани закрытия.

В свою очередь, Тимофеева отметила, что нужно создать условия, при которых выделяемая из федерального бюджета помощь будет доходить точно до тех, кому она предназначена.

Как отмечается в сопроводительных материалах, законопроект подготовлен во исполнение поручений президента РФ от 27 февраля 2016 года по итогам Межрегионального форума ОНФ, состоявшегося 24-25 января 2016 года в Ставрополе.

Принятие документа не повлечет дополнительных финансовых расходов из средств федерального бюджета, утверждают авторы.

Как новые поправки в закон «О СМИ» ограничивают свободу казахстанских журналистов

Принятые в конце декабря изменения в Закон РК «О СМИ» могут служить поводом для преследования сетевых изданий и интернет-ресурсов. Размытые понятия и обобщающие формулировки в некоторых поправках могут использоваться в политических целях, а также взваливают на СМИ обязанности по самоцензуре. Такое мнение в интервью «Къ» высказала президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева, комментируя новые поправки в закон.

— На Ваш взгляд, какие измененные пункты закона могут более всего воспрепятствовать журналисткой деятельности и могут быть наиболее опасными для СМИ? На что в первую очередь следует обратить внимание редакциям?

Закон описан на 25 страницах и почти в каждый пункт внесены изменения, логика которых сводится к ограничению профессиональной журналисткой деятельности и свободе выражения мнения. В содержании правовых понятий путаница и двусмысленное толкование. Действующий порядок создает существенные препятствия для свободного потока информации, сокращает пространство для свободного обмена мнениями в обществе и создает условия для политически мотивированных преследований журналистов и авторов СМИ. Интернет-издания поставлены в особенно сложные условия. Пройдемся по некоторым статьям.

Согласно статьи 1 действующей версии принятого Закона Республики Казахстан «О средствах массовой информации», интернет-ресурсы признаны субъектом массово-информационных отношений.

А в статье 5 говорится о постановке на учет сетевых ресурсов в Комитете государственного контроля в области связи, информатизации и средств массовой информации, но указано, что «Данные требования не распространяются на интернет-ресурсы».

Статья 17 Закона о СМИ снова говорит об интернет-ресурсах, а не о сетевых изданиях, как субъектах массово-информационных отношений.

В статье 13 говорится о временной приостановке деятельности СМИ, при этом применяя термин «сетевые издания», а не интернет-ресурсы.

В этом Законе о СМИ допускается путаница в понятиях, некорректно отражен статус сетевых изданий, кроме того, отдельные аспекты Закона возлагают на средства массовой информации обязанности по (само)цензуре.

Например, статья 17 пункт 3 абзац 2 гласит: «Не допускается размещение в средствах массовой информации писем читателей, включая информацию, размещаемую пользователями на интернет-ресурсе, содержащих сведения, запрещенные законами Республики Казахстан». В пункте 2 этой же статьи говорится: «При публикации читательских писем, включая информацию, размещаемую пользователями на интернет-ресурсе, допускаются сокращение и редактирование их текста, не искажающие смысла его содержания».

Получается редактировать такие тексты можно, но смысл менять нельзя, но если содержание текста будет признано запрещенным контентом, то для издания наступит ответственность.

Статья 26 говорит о том, что СМИ не смогут рассчитывать на освобождение от ответственности за распространение в средстве массовой информации сведений, признанных несоответствующими нормам Закона о СМИ, если они содержались в материалах другого СМИ не поставленного на учет, иностранного СМИ, не аккредитованного в Республике Казахстан. В эту же категорию рисковых источников попадают интернет-ресурсы, согласно Закона о СМИ освобожденные от постановки на учет и не вставшие на учет поскольку в отношении них эта норма добровольная. То есть выбор источников для ссылок в публикациях для казахских журналистов заметно сократился.

Статьи 2 и 13 дают широкую трактовку запрещенных к обсуждению тем. Запрет на публикацию материалов, пропагандирующих социальное, расовое, национальное, религиозное, сословное или родовое превосходство, или «культ жестокости и насилия», содержащих пропаганду «терроризма» или «экстремизма» и запрет на «подрыв государственной безопасности», но в Законе размыты все эти понятия. Возникают условия для политически мотивированных преследованиях журналистов. Смотрите, что получается:

— разглашение сведений, составляющих государственные секреты – публикация государственной тайны и иных секретных сведений должна допускаться, если это отвечает общественным интересам, например, в журналистских расследованиях, либо, когда публикации разоблачают коррупцию;

— или иную охраняемую законом тайну, распространение информации, раскрывающей технические приемы и тактику антитеррористических операций в период их проведения — запрет разглашения тактики антитеррористической операции лишают СМИ права освещать случаи возможного чрезмерного использования силы вооруженными подразделениями армии или полиции, соразмерность и обоснованность применения силы в том или ином случае, насколько правильными были действия в конкретном случае, в том числе, например, когда «антитеррористические» меры полиции приводят к гибели гражданских лиц. Такой подход лишает журналистов и граждан осуществлять общественный контроль за деятельностью силовых структур.

Запрет на обширный перечень категорий информации ведет к ограничению свободы выражения мнения. Средства массовой информации теперь вынуждены проверять сообщения официального характера на соответствие требованиям информационного законодательства. Такие факторы создают препятствия для развития свободной общественной дискуссии в обществе.

В статье 2-1 Закона говорится об основных принципах деятельности СМИ — объективности и достоверности. Важно учесть, что объективность не может применяться к анализу и комментированию событий, которые осуществляют журналисты, политики, комментаторы, источники и иные участники в информационном поле. В противном случае это является неправомерном ограничением права на свободу выражения мнения, которое среди прочего, включает право на заявление собственного оценочного суждения. Право на выражение личного суждения, пусть даже выраженного в резкой форме, должно быть признано на уровне законодательства в интересах общества в получении разнообразной информации.

Принцип достоверности, тоже не может иметь универсального применения, а должен относиться только к новостному вещанию. Более точным критерием, применимым к работе прессы в таком случае, должна быть добросовестность, которая подразумевает выполнение журналистом всех необходимых, хотя и ограниченных его возможностями, действий для проверки достоверности информации. Обязанность журналиста проверять достоверность сведений не должна пониматься как сто-процентная гарантия достоверности информации. В законодательстве и в актах его толкования должно содержаться четкое определение добросовестной работы.

Введены новые обязанности для журналистов, но не созданы условия для их исполнения. В частности, положения о запросе информации (который является средством проверки достоверности сведений) не предоставляют журналисту эффективного инструмента для получения точной, полной и оперативной информации.

— На вебинаре, проведенном «Интерньюс Казахстан», было отмечено, что некоторые статьи достаточно расплывчато разъясняют права журналиста. Например, согласие на получение правовых тайн, трактовка понятия «пропаганда». Также СМИ не до конца понимают, как будет работать идентификация пользователей на сетевых ресурсах и т.д. Как журналистам обезопасить себя при работе с такой информацией, как оценить «подводные камни»? Нарушает ли запрет на анонимность комментариев конституционное правило на свободу слова?

Действительно, по Закону о СМИ пока много возникает вопросов.

1. Право журналиста на оценочное суждение, но в обновленном Законе не оговорено.

2. По поводу защиты персональных данных. Статья 9 Закона «О персональных данных и их защите» устанавливает правило: «не требуется согласие субъекта персональных данных для осуществления законной профессиональной деятельности журналиста и (или) деятельности средства массовой информации при условии соблюдения требований законодательства Республики Казахстан по обеспечению прав и свобод человека и гражданина». В то же время Закон о СМИ, в статье 17 пункт 1, гласит: «Редакция, собственник интернет-ресурса обязаны соблюдать права на обработку и защиту персональных данных в соответствии с законодательством Республики Казахстан». То есть эта оговорка в Законе о СМИ предполагает обязательное получение редакциями, собственниками интернет-ресурсов права на обработку персональных данных. Содержание этой статьи порождает коллизию между Законом о защите персональных данных и Законом о СМИ. Безусловно, защита персональных данных является основой неприкосновенности частной жизни. И в тоже время, нельзя забывать, что журналисты вправе обрабатывать персональные данные без получения согласия субъекта, если такая обработка не нарушит законные права и интересы человека.

3. В Законодательстве о деятельности СМИ и Кодексе Республики Казахстан «Об административных правонарушениях» содержится много обобщающих формулировок. Например, понятия «пропаганда», «экстремизм», «рознь» и т.д.

Комитет ООН по правам человека в Заключительных замечаниях по второму периодическому докладу Казахстана выразил свою обеспокоенность в связи с тем, что «понятия «экстремизм», «разжигание социальной или классовой ненависти» и «религиозная ненависть или вражда» формулируются широко и что законодательство в отношении экстремизма используется для того, чтобы неправомерным образом ограничивать свободу религии, выражения своего мнения». То же самое можно сказать и о понятии «пропаганда» в обновленном Законе.

В примечании к статье 2 Закона указано, что под пропагандой в средствах массовой информации понимается распространение взглядов, фактов, аргументов и иной информации, в том числе намеренно искаженной, для формирования положительного общественного мнения о запрещенной законодательством Республики Казахстан информации и (или) побуждения к совершению противоправного действия или бездействию неограниченного круга лиц. Теперь СМИ рискуют столкнуться с привлечением к ответственности за пропаганду, даже если СМИ распространяет достоверную информацию. Такое толкование ведет к ограничению свободы выражения мнения и информации.

Про пользователей на интернет-ресурсах и сетевых изданиях. Статьей 17, пунктами 2, 3 с одной стороны, интернет-ресурсам разрешено редактировать информацию, размещаемую их пользователями на сайте, при условии сохранения их оригинального смысла и содержания. С другой стороны, интернет-сайты несут ответственность за распространение запрещенной информации, представленной в комментариях читателей. Это обязывает сетевые издания (или вообще все интернет ресурсы – в зависимости от того, как толковать этот спорный термин) перед допуском к публикации вести предварительную модерацию (анализ содержания) и редактирование всех онлайн площадок. СМИ должны сначала проанализировать публикацию или комментарий пользователя на предмет, нет ли в нем противозаконной информации, и только после этого публиковать материал. По сути, этим Законом введена самоцензура для сетевых СМИ.

— Отмечаются также и положительные изменения (расширение списка сообщений, которые освобождают журналистов, редакторов от ответственности в случае распространения сведений, не соответствующих действительности, сокращены основания для привлечения СМИ к административной ответственности). Имеют ли они практический смысл, на что следует обратить внимание по этим пунктам? Какие положительные изменения можно еще назвать с юридической точки зрения?

Законодатели обосновывали принятие поправок к Закону необходимостью упростить деятельность СМИ о получении необходимых сведений. В действительности получилось так, что нынешний Закон о СМИ включает нормы Закона о доступе к информации. Среди поставленных задач были:

1) предоставление средствам массовой информации официальной информации (в терминологии закона – «официальных сообщений») обладателями такой информации, а также порядок рассмотрения запросов на уточнение содержания официальной информации;

2) условия и порядок реализации права СМИ на запрос информации, не вошедшей в состав официальной информации;

3) условия работы уполномоченных лиц (подразделений) по взаимодействию со средствами массовой информации;

4) состав и сроки публикации СМИ обязательных сообщений.

В то же время, необходимо подчеркнуть, что не содержит обязанности обладателей информации предоставлять ее, оставляя за ними право предоставлять информацию в порядке реакции на полученный журналистский запрос.

Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации, в отличие от Закона «О доступе к информации», не устанавливает принцип открытости органов государственной власти, не содержит требований к полному, своевременному (оперативному), регулярному и достоверному информированию средств массовой информации обладателями информации. А Закон «О доступе к информации» полностью исключает отношения с участием СМИ из предмета своего регулирования. Вот дословно: Статья 3, пункт 4 Закона «О доступе к информации»: «Действие настоящего Закона не распространяется на порядок предоставления информации средствам массовой информации, предусмотренный Законом Республики Казахстан «О средствах массовой информации»»

Еще одна норма также изменит принципы работы журналистов: это положение об использовании изображений фигурантов публикаций. До принятия Закона О СМИ права на изображение гражданина регулировались исключительно одной нормой, статьей 145 «Право на собственное изображение» Гражданского Кодекса Республики Казахстан. Эта норма предусматривает в качестве общего правила получение согласия лица на использование его изображения на фотографии или видео и содержит два исключения из этого правила: согласие не требуется, когда лицо позировало за плату, а также в иных случаях, предусмотренных действующим законодательством. Закон о СМИ в текущей версии не содержит каких-либо исключений из правила, установленного Гражданским Кодексом. Одновременно, он предоставляет журналистам право осуществлять фото и видео съемку. Пока не ясно как коррелировать положения Закона о СМИ и Гражданского кодекса. После принятия Закона о СМИ условия использования изображений стали более ясными (изменения внесли в статью 14 пункт 1-1 Закона о СМИ).

Журналисты будут вправе использовать изображение человека при подготовке и распространении информации, без его согласия, если:

а) если данное лицо присутствует или участвует в зрелищных культурно-массовых, социально значимых в области культуры, спортивно-массовых мероприятиях, собраниях, митингах, шествиях или демонстрациях и иных публичных мероприятиях;

б) если распространяемая информация содержит изображение лица и сведения, связанные со служебной и (или) публичной деятельностью данного лица, а также опубликована самим лицом, его законным представителем или уполномоченным лицом в источниках, доступ к которым не ограничен;

в) если использование изображаемого лица осуществляется в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения.

Также на работу журналистов существенно повлияют изменения в Законе, где говорится об освобождении от ответственности средств массовой информации.

Статья 26 Закона о СМИ дополнена новыми положениями, а также произведена модернизация прежних версий. Можно дать положительную оценку расширению оснований для освобождения СМИ от ответственности с точки зрения развития свободного оборота информации. Однако, существование целого ряда оговорок сужает пространство для свободной деятельности СМИ.

Так, согласно новой редакции Закона «Средство массовой информации, а равно его главный редактор (редактор), журналист не несут ответственности за распространение в средстве массовой информации сведений, не соответствующих действительности, если они, опубликуют информацию, ранее распространенную другими средствами массовой информации. Однако данный иммунитет будет применен при соблюдении трех условий:

1) СМИ, из которого произведено заимствование, постановлено на учет в порядке, установленном законом,

2) в материале приведена ссылка на источник заимствования,

3) информация не относится к категории запрещенной. Наличие статуса «учтенного» СМИ как прекурсор для получения имунитета от ответственности за распространение сведений несоответствующих действительности представляет собой дискриминацию изданий, которые не подлежат регистрации в соответствии со статьей 12 Закона о СМИ, а также иностранных СМИ, продукция которых легально распространяется на территории Республики Казахстан. Несмотря на то, что учет в отношении последних ведется, юридически они не могут рассматриваться как поставленные на учет в соответствии с положениями Закона о СМИ. То же самое касается тех интернет-ресурсов, постановка на учет которых осуществляется на добровольной основе. Помимо дискриминационного характера, данная норма, по сути ограничивает уровень свободы распространения информации в Республике Казахстан. Местные средства массовой информации не смогут свободно распространять информацию, опубликованную в иностранных СМИ, опасаясь наступления ответственности, тем самым, лишаясь конкурентного преимущества и ограничивая доступ граждан к информации. Критически отозваться можно и о втором условии освобождения от ответственности, которое возможно «за исключением распространения информации, запрещенной или иным образом ограниченной к распространению вступившими в законную силу судебными актами или законами Республики Казахстан». И тут получается возникает ответственность СМИ за процитированный материал? Вот такие хитрости заложены в обновленном Законе. Практически СМИ могут уйти от ответственности, если будут воспроизводить сведения, которые получили из ответа на запрос или из материалов уполномоченного должностного лица. Во всех указанных случаях СМИ не столкнутся с негативными последствиями при распространении сведений, вне зависимости от содержания таких сведений.

— Еще до принятия закона, обсуждались вопросы, связанные с тем, что новые изменения напротив сделают СМИ более уязвимыми для привлечения к ответственности, создадут препятствия для расследований. Изменилась ли ситуация с принятием финальной версии?

Я считаю, что некоторые нормы Закона о СМИ могут ограничивать пространство для свободного обмена информацией, свободы слова и выражения. Возьмем перечень нарушений, за которые может последовать прекращение или приостановление деятельности СМИ, он обширен. Например, основанием для приостановления деятельности может послужить нарушение статьи 10 пункта 6 Закона о СМИ: «Периодическое печатное издание, информационное агентство и сетевое издание подлежат переучету в случаях смены собственника или изменения его наименования, а также названия, языка издания либо материалов и сообщений, территории распространения, основной тематической направленности и периодичности выпуска». Комитет ООН по правам человека, в Заключительных замечаниях по второму периодическому докладу Казахстана по Международному пакту о гражданских и политических правах также выражал свою озабоченность «вмешательством в профессиональную деятельность журналистов и закрытием независимых газет и журналов, телеканалов и новостных сайтов из-за, , незначительных нарушений». Принимая во внимание описанные замечания, а также исходя из содержания положений, приведенных выше оснований для прекращения деятельности СМИ, не могут рассматриваться как достаточно существенные для ограничения права на свободу выражения мнения. Все перечисленные нарушения не приводят к общественно опасным последствиям. Несмотря на это они включены в Закон. Вопрос «изменения тематической направленности» является крайне субъективным и в принципе непонятно, почему такое изменение должно требовать перерегистрации.

Запрет на публикацию материалов, пропагандирующих социальное, расовое, национальное, религиозное, сословное или родовое превосходство или «культ жестокости и насилия», содержащих пропаганду «терроризма» или «экстремизма» и запрет на «подрыв государственной безопасности»,- эти понятия размыты и могут легко использоваться в политически мотивированных процессах против.

Необоснованным является наказания за нарушение территориальности распространения СМИ. В нынешних условиях распространение печатных, а тем более интернет – ресурсов невозможно отследить и тем более контролировать территориальность их распространения. Такие нормы оставляют большой простор для различных злоупотреблений по отношению к СМИ.

— Если говорить в общем, то как принятие нового закона отразиться на цензуре, и почему он был принят именно сейчас? Имеют ли эти изменения корреляцию с теми поправками, которые вносились в закон в 2012 году?

Я думаю, что власти понимают, что без ограничения деятельности СМИ сложно осуществлять утрату доказательств о преступлениях высокопоставленных чиновников. Вспомните, как активно освещали Жанаозенские трагические события казахстанские журналисты. А теперь, когда особенно большой интерес у общественности вызывают высокопоставленные чиновники, которые приобрели значительное имуществ, злоупотребляя служебным положением, журналистские расследования стали стимулировать общественный контроль и привлекать внимание международного сообщества. Игнорировать такой процесс невозможно, потому что доказательства о причастности к коррупции и тяжким преступлениям, относящимся к преступлениям против человечности, возникает риск оказаться в Глобальном списке Магницкого, который предусматривает персональные санкции. Я думаю, что поэтому власти Казахстана, как и другие правительства стран Центральной Азии, ведут политику подавления гражданского общества и вводят тотальные ограничения доступа к достоверной информации.

Я наблюдала, как в Казахстане шли обсуждения законопроекта. Меня привлекали эксперты Международного Фонда защиты свободы слова «Адил соз», Международного казахстанского бюро по правам человека и многих других авторитетных правозащитных организаций, а также ведущих журналистов и юристов. В целом прозвучали очень важные комментарии. По-моему, в тот период было сделано все возможное, чтобы законодатели и уполномоченные должностные лица в исполнительной власти услышали тех, кому теперь заниматься профессиональной журналистикой по обновлённому закону. К сожалению, власти Казахстана игнорировали независимые экспертные оценки.

И теперь, анализируя Закон о СМИ Казахстана мы видим, что статус сетевых изданий не доработан. Кроме того, отдельные аспекты Закона возлагают на средства массовой информации обязанности по (само)цензуре. Большие возможности для разного толкования регулятивных норм в отношении сетевых изданий и интернет-ресурсов, и путаница в этих дефинициях опять же может стать источником злоупотреблений в отношении СМИ и ресурсов, базирующихся в интернете.

Закон вводит запрет на обширный перечень категорий информации (см. новую редакцию статьи 2 Закона о СМИ) и это ведет к существенному ограничению свободы выражения мнения. Средства массовой информации теперь вынуждены проверять сообщения официального характера на соответствие требованиям информационного законодательства. Это создаст существенные препятствия для свободного потока информации и сократит пространство для свободного обмена мнениями в обществе.

И в итоге, я не могу сказать, что СМИ Казахстана смогут в условиях существующего политического режима вести профессиональную деятельность без риска от преследований по политически мотивированным причинам.