Ст 1427 коап рф

Решение Краснодарского краевого суда от 06 апреля 2017 г. по делу N 12-1427/2017

Решение Краснодарского краевого суда от 06 апреля 2017 г. по делу N 12-1427/2017

Судья Краснодарского краевого суда Песецкая С.В., рассмотрев в открытом судебном заседании дело об административном правонарушении по жалобе представителя Файзуллоева К.Б. по ордеру Крутских И.А. на постановление судьи Славянского городского суда Краснодарского края от 24 марта 2017 года,

В Славянский городской суд Краснодарского края поступил административный материал о привлечении к административной ответственности гражданина Республики Таджикистан » Ф.И.О. «1, » . » года рождения, за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 18.8 КоАП РФ.

Постановлением судьи Славянского городского суда Краснодарского края от » . » гражданин Республики Таджикистан » Ф.И.О. «1 признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере » . » рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации, с содержанием до выдворения в Центре временного содержания иностранных граждан, подлежащих административному выдворению, депортации и реадмиссии за пределы Российской Федерации ГУ МВД России по Краснодарскому краю, расположенном по адресу: » . «.

В жалобе, поданной в Краснодарский краевой суд, представитель » Ф.И.О. «1 по ордеру » Ф.И.О. «3 просит изменить постановление судьи Славянского городского суда Краснодарского края от » . «, указав, что применение судом к нему такого административного взыскания как выдворение за пределы Российской Федерации является суровым, не гуманным и не отвечающим принципам международного права.

В возражениях на жалобу начальник ОВМ ОМВД России по » . » » Ф.И.О. «4, считая постановление суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а доводы жалобы — без удовлетворения.

В судебное заседание Краснодарского краевого суда явился представитель » Ф.И.О. «1 по ордеру » Ф.И.О. «3, просил постановление суда первой инстанции изменить.

» Ф.И.О. «1 и представитель Отдела МВД России по » . » в судебное заседание не явились о причинах неявки суду не сообщили, о времени и месте рассмотрения дела были извещены в соответствии с требованиями Кодекса РФ «Об административных правонарушениях», судья вышестоящей инстанции считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, выслушав представителя » Ф.И.О. «1 по ордеру » Ф.И.О. «3, изучив доводы жалобы и возражение на нее, судья вышестоящей инстанции не находит оснований для отмены постановления суда первой инстанции по доводам, изложенным в жалобе.

В соответствии с требованиями ст.30.3 ч.1 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления.

При рассмотрении дела судом вышестоящей инстанции установлено, что жалоба на постановление Славянского городского суда Краснодарского края от » . » направлена в Краснодарский краевой суд » . «, то есть в срок, предусмотренный ч.1 ст.30.3 КоАП РФ.

В соответствии с частью 3 статьи 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья не связан доводами жалобы и проверяет дело в полном объеме.

Части 1 статьи 18.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания /проживания/ в Российской Федерации, выразившееся в нарушении установленных правил въезда в Российскую Федерацию, в нарушении правил миграционного учета, передвижения или порядка выбора места пребывания или жительства, транзитного проезда через территорию Российской Федерации, в неисполнении обязанностей по уведомлению о подтверждении своего проживания в Российской Федерации в случаях, установленных федеральным законом.

Как следует из протокола об административном правонарушении » . » от 24 03.2017 года, был выявлен гражданин Республики Таджикистан » Ф.И.О. «1, который находится на территории РФ с нарушением режима пребывания, выразившегося в несоблюдении установленных правил миграционного учета, предусмотренных ФЗ » . » от » . » «О миграционном учете иностранных граждан в РФ», за что предусмотрена административная ответственность по ч. 1. ст. 18.8 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 18.8 КоАП РФ, то есть нарушение режима пребывания иностранных граждан в РФ, подтверждается материалами дела, а именно: копией паспорта правонарушителя, из которого видно, что » Ф.И.О. «1 является гражданином Республики Таджикистан, а также протоколом об административном правонарушении » . » от » . «, сведениями ЦБДУИГ, копией миграционной карты, письменными объяснениями самого правонарушителя.

В судебном заседании » Ф.И.О. «1 вину в совершении правонарушения признал полностью.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что цель административного наказания в отношении гражданина Республики Таджикистан » Ф.И.О. «1 может быть достигнута путём применения к нему наказания в виде административного штрафа с выдворением за пределы РФ.

Оценив в совокупности, представленные по делу доказательства суд апелляционной инстанции считает что, судом первой инстанции обоснованно вынесено постановление от » . «, которым гражданин Республики Таджикистан » Ф.И.О. «1 признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 18.8 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в сумме » . » рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации, с содержанием до выдворения в Центре временного содержания иностранных граждан, подлежащих административному выдворению, депортации и реадмиссии за пределы Российской Федерации.

Доказательства, положенные судом первой инстанции в основу своих выводов, сомнений в достоверности не вызывают, им дана соответствующая правовая оценка.

Действия » Ф.И.О. «1 правильно квалифицированы по ч.1 ст. 18.8 КоАП РФ, наказание назначено в пределах санкций, предусмотренных настоящей статьей.

Доводы жалобы представителя » Ф.И.О. «1 по ордеру » Ф.И.О. «3 о том, что применение судом к нему такого административного взыскания как выдворение за пределы Российской Федерации является суровым, негуманным и не отвечающим принципам международного права, не нашли своего документального подтверждения в ходе рассмотрения данного административного дела, направлены на иное толкование норм действующего законодательства и опровергаются материалами дела, исследованными судом при рассмотрении дела и приведенными выше.

С учетом вышеизложенных обстоятельств, судья вышестоящей инстанции не находит основании для отмены постановления суда первой инстанции, вынесенного в соответствии с требованиями административного законодательства.

Руководствуясь ст.ст. 30.6 — 30.8 КоАП РФ, судья

Постановление Славянского городского суда Краснодарского края от 24 марта 2017 года — оставить без изменения, а жалобу представителя Файзуллоева К.Б. по ордеру Крутских И.А. — без удовлетворения.

Ст 1427 коап рф

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

№5-1427/2016/1м город Тюмень 05 июля 2016 года улица Республики, дом 6, кабинет 5 Мировой судья судебного участка №1 Центрального судебного района города Тюмени Вайсберг Евгения Вячеславовна ,

с участием Тищенко Н.П.,

рассмотрев дело об административном правонарушении №5-1427/2016/1м, предусмотренном ст.20.25 ч.1 КоАП РФ в отношении Тищенко , ранее привлекавшейся к административной ответственности,

У С Т А Н О В И Л :

Тищенко Н.П. 30.06.2016 в соответствии с постановлением по делу об административном правонарушении № ЦАО65 от 16.02.2016 Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Администрации города Тюмени, вступившим в законную силу 12.04.2016, была привлечена к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ и подвергнута административному наказанию в виде штрафа в размере 500 рублей, однако, по истечении 60 дней с момента вступления в законную силу постановления, штраф ею не был уплачен.

Тищенко Н.П. в суде вину в совершении правонарушения предусмотренного ст. 20.25 ч.1 КоАП РФ признала, пояснила, что не смогла оплатить штраф в связи с тяжелым материальным положением.

Вина Тищенко Н.П. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.20.25 ч.1 КоАП РФ подтверждается следующими доказательствами:

— протоколом об административном правонарушении №02 от 30.06.2016; — копией постановления по делу об административном правонарушении № ЦАО65 от 16.02.2016 Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Администрации города Тюмени, вступившим в законную силу 12.04.2016, которым Тищенко Н.П. привлечена к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.35 КоАП РФ, назначено административное наказание в виде штрафа в размере 500 рублей, постановление получено Тищенко Н.П. 19.02.2016. Данных об оплате штрафа в материалах дела не представлено. В соответствии со ст.32.2 ч.1 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее шестидесяти дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу. Таким образом, заслушав Тищенко Н.П., исследовав материалы административного дела, судья приходит к выводу, что вина Тищенко Н.П. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.20.25 ч.1 КоАП РФ — неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный КоАП РФ, установлена и подтверждена исследованными материалами дела. При назначении административного наказания Тищенко Н.П., мировой судья учитывает характер совершенного административного правонарушения, личность виновной, признавшей вину в совершении правонарушения, ранее привлекавшейся к административной ответственности, работающей, имеющей на иждивении несовершеннолетнего ребенка, считает необходимым назначить Тищенко Н.П. административное наказание в виде административного штрафа.

Руководствуясь ст.ст. 29.7- 29.11 КоАП РФ, мировой судья

П О С Т А Н О В И Л :

Тищенко признать виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.20.25 ч.1 КоАП РФ и назначить административное наказание в виде административного штрафа в размере 1000 (одна тысяча) рублей 00 копеек в доход государства.

Реквизиты счета для уплаты административного штрафа:

УФК по Тюменской области (управа Центрального административного округа Администрации города Тюмени) Банк получателя: Отделение Тюмень, г.Тюмень, ИНН 7202029446, р/с 40101810300000010005, КБК 14711643000010000140, КПП 720201001, БИК 047102001, ОКТМО 71701000. Назначение платежа: администр. штраф по постановлению № 5-1427/2016/1м В соответствии со ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее шестидесяти дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу. Копию документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, лицо, привлеченное к административной ответственности направляет судье по адресу г.Тюмень, ул.Республики, д. 6, каб. 5, тел. 45-61-40, факс 45-63-06. В соответствии со ст. 20. 25 ч. 1 КоАП РФ неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный настоящим Кодексом, влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее одной тысячи рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов. Постановление может быть обжаловано в десятидневный срок со дня получения копии постановления в Центральный районный суд г.Тюмени путем подачи жалобы через мирового судью судебного участка №1 Центрального судебного района города Тюмени. Мировой судья Е.В. Вайсберг

Ст 1427 коап рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 14.27 КоАП РФ. Нарушение законодательства о лотереях

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 14.27 КоАП РФ. Нарушение законодательства о лотереях

1. Проведение лотереи без решения Правительства Российской Федерации о ее проведении, либо без заключения контракта с организатором лотереи на проведение лотереи, либо после истечения установленного срока проведения лотереи, либо распространение (реализация, выдача) лотерейных билетов, лотерейных квитанций или электронных лотерейных билетов или прием лотерейных ставок среди участников лотереи без заключения договора в соответствии с законодательством о лотереях —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до четырех тысяч рублей с конфискацией орудий совершения административного правонарушения, включая лотерейное оборудование, лотерейные терминалы; на должностных лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией орудий совершения административного правонарушения, включая лотерейное оборудование, лотерейные терминалы; на юридических лиц — от двухсот пятидесяти тысяч до трехсот пятидесяти тысяч рублей с конфискацией орудий совершения административного правонарушения, включая лотерейное оборудование, лотерейные терминалы.

2. Несвоевременное перечисление целевых отчислений от лотереи —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей.

3. Отказ в выплате, передаче или предоставлении выигрыша, а также нарушение порядка и (или) сроков выплаты, передачи или предоставления выигрыша, предусмотренных условиями лотереи, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от семидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

4. Неопубликование годового отчета о проведении лотереи, несоблюдение требований, предъявляемых к лотерейным билетам, электронным лотерейным билетам, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от шестидесяти тысяч до восьмидесяти тысяч рублей.

5. Нарушение требований к местам распространения лотерейных билетов или электронных лотерейных билетов либо установки лотерейных терминалов —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от пятнадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

6. Распространение (реализация, выдача) лотерейных билетов, лотерейных квитанций или электронных лотерейных билетов среди лиц, не достигших возраста восемнадцати лет, либо прием лотерейных ставок от таких лиц, либо выплата, передача или предоставление им выигрышей —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей.

Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Подробнее о применении положений главы 14 Особенной части КоАП РФ см. п.п. 13-22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Постановление Московского городского суда от 20 апреля 2017 г. N 4а-1427/17

Постановление Московского городского суда от 20 апреля 2017 г. N 4а-1427/17

Заместитель председателя Московского городского суда Базькова Е.М., рассмотрев жалобу защитника ***, поданную в интересах *** на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 249 района Черемушки города Москвы от 27 октября 2016 года и решение судьи Черемушкинского районного суда города Москвы от 13 декабря 2016 года по делу об административном правонарушении,

постановлением мирового судьи судебного участка N 249 района Черемушки города Москвы от 27 октября 2016 года *** С.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 30 000 (тридцать тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Решением судьи Черемушкинского районного суда города Москвы от 13 декабря 2016 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба без удовлетворения.

В настоящей жалобе защитник *** В.И., выражая несогласие с названными судебными актами, просит их отменить, производство по делу прекратить, указывая на отсутствие в действиях *** С.В. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, так как в состоянии наркотического опьянения он не находился, что подтверждается актом медицинского освидетельствования, которое *** С.В. прошел самостоятельно; мировым судьей незаконно произведен допрос в качестве свидетеля сотрудника ГИБДД в отсутствие ходатайства об этом со стороны защиты, в связи с чем, показания указанного лица являются недопустимыми по делу доказательством; необоснованное рассмотрение дела мировым судьей без допроса в качестве свидетелей лиц, указанных в процессуальных документах в качестве понятых; остановка транспортного средства под управлением **** С.В. инспектором ГИБДД являлась незаконной ввиду отсутствия оснований для этого; судебными инстанциями нарушены требования ст. 24.1 КоАП РФ о полном, объективном и всестороннем выяснении обстоятельств дела, а также принцип презумпции невиновности; по делу имеются неустранимые сомнения, которые на основании ст. 1.5 КоАП РФ должны толковаться в его пользу.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, прихожу к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния влечёт наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно п. 2.7 Правил дорожного движения РФ, утверждённых постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомлённом состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Как следует из представленных материалов, 01 августа 2016 года в 03 часа 30 минут *** С.В. управлял транспортным средством марки «***» государственный регистрационный знак *** 77 в районе дома 24 по ул. Каховка в городе Москве, находясь в нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения РФ в состоянии опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Факт административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и виновность *** С.В. в его совершении подтверждены совокупностью доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают, а именно: протоколом об административном правонарушении; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование; рапортами инспекторов ДПС *** А.В. и *** Ю.В.; актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения, согласно которому в ходе освидетельствования у Баранова С.В. установлено состояние опьянения (в моче обнаружен амфетамин); устными объяснениями инспектора ГИБДД *** Ю.В., полученными мировым судьей при рассмотрении дела.

При разрешении данного дела об административном правонарушении мировой судья и судья районного суда правильно установили все фактические обстоятельства, подлежащие доказыванию, дали надлежащую юридическую оценку действиям *** С.В. и на основе полного, объективного и всестороннего исследования представленных доказательств пришли к обоснованному выводу о наличии события административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и виновности *** С.В. в его совершении.

Довод жалобы защитника *** В.И. об отсутствии у *** С.В. признаков опьянения проверялся мировым судьей и судьей районного суда при рассмотрении дела и жалобы и был мотивированно отклонен как несостоятельный по мотивам, изложенным в судебных актах, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Так в частности из акта медицинского освидетельствования Баранова С.В. на состояние опьянения N Аи 792 н, проведенного 01 августа 2016 г. в соответствии с Порядком проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного Приказом Минздрава РФ от 18 декабря 2015 г. N 933н, усматривается, что в связи с наличием у *** С.В. клинических признаков опьянения и обнаружении при химико-токсикологическом исследовании биологического объекта (мочи) амфетамина, врачом-психиатром-наркологом, прошедшим подготовку по вопросам проведения медицинского освидетельствования, вынесено заключение о состоянии опьянения.

Объективных данных, опровергающих сведения, зафиксированные в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством Аи 792 н от 01 августа 2016 г., а также факт управления *** С.В. 01 августа 2016 года в 03 часа 30 минут транспортным средством в состоянии опьянения материалы дела не содержат.

При этом, представленное *** С.В. в рамках рассмотрения дела об административном правонарушении акт медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения, проведенного *** С.В. самостоятельно обоснованно признан мировым судьей не допустимым по делу доказательством с приведением мотивов, оснований не согласиться с которыми не имеется.

Также следует учесть, что согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения у *** С.В. обнаружены такие признаки опьянения как резкое изменение окраски кожных покровов лица. Учитывая наличие достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, названное лицо было правомерно направлено на медицинское освидетельствование на состояние опьянения сотрудником полиции в присутствии понятых.

Исходя из вышеизложенного, факт управления *** С.В. транспортным средством в состоянии опьянения объективно подтвержден совокупностью собранных по делу доказательств, которые получены с соблюдением процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в связи с чем обоснованно признаны судебными инстанциями достоверными относительно события правонарушения и в своей совокупности достаточными для в своей совокупности достаточными для установления обстоятельств, имеющих значение для дела и рассмотрения дела по существу.

Довод жалобы о необоснованном рассмотрении дела мировым судьёй без допроса в качестве свидетелей — понятых *** В.Н. и *** Р.В., не может служить основанием к отмене судебных актов, поскольку, согласно материалам дела, указанные лица вызывались в судебные заседания суда первой инстанции, однако обеспечить их явку не представилось возможным, в связи с чем мировой судья правомерно рассмотрел дело об административном правонарушении в их отсутствие по имеющимся в материалах дела доказательствам. При этом, отсутствие среди доказательств показаний названных свидетелей, не повлияло на правильность вывода мирового судьи о виновности *** С.В. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Указание в жалобе на то, что показания сотрудника ГИБДД *** В.Ю. не должны приниматься во внимание поскольку о его допросе был инициирован судом подлежит отклонению.

Судья определяет предмет доказывания по каждому конкретному делу, при этом Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит каких-либо ограничений относительно круга лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, а потому устные показания сотрудника полиции, предупрежденного об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, являются допустимым по делу доказательством и подлежат оценке наряду с другими, имеющимися в деле, доказательствами по делу об административном правонарушении. Доказательства наличия у *** В.Ю. заинтересованности в материалах дела отсутствуют. Обнаружение указанным лицом при исполнении своих служебных обязанностей признаков административного правонарушения в действиях *** С.В., само по себе, не свидетельствует о заинтересованности должностного лица в исходе дела.

Утверждение в жалобе о том, что у сотрудников ГИБДД отсутствовали основания для остановки транспортного средства не имеет правового значения для дела данной категории и не влияет на квалификацию действий *** С.В. по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Изучение представленных материалов свидетельствует о том, что при рассмотрении дела и жалобы на постановление по делу об административном правонарушении судебные инстанции правильно установили все фактические обстоятельства, подлежащие доказыванию, дали надлежащую юридическую оценку действиям *** С.В. и на основе полного, объективного и всестороннего исследования представленных доказательств пришли к обоснованному выводу о наличии события административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и виновности *** С.В. в его совершении. Мотивы, по которым в основу постановления мирового судьи были положены одни доказательства, и отвергнуты другие, подробно изложены в обжалуемых судебных актах. Бремя доказывания по делу распределено правильно, с учётом требований ст. 1.5 КоАП РФ. Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен, каких-либо неустранимых сомнений по делу, которые должны толковаться в пользу *** С.В., не усматривается.

При назначении наказания мировой судья учёл данные о личности *** С.В., а также характер совершённого административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде штрафа с лишением права управления транспортными средствами назначено *** С.В. в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.5, 3.8 и 4.1 КоАП РФ, в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Жалоба не содержит доводов, влекущих отмену или изменение постановления мирового судьи и решения судьи районного суда.

Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

постановление мирового судьи судебного участка N 249 района Черемушки города Москвы от 27 октября 2016 года и решение судьи Черемушкинского районного суда города Москвы от 13 декабря 2016 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении *** оставить без изменения, жалобу защитника ****- без удовлетворения.

Московского городского суда Е.М. Базькова

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Конфискация и изъятие имущества по законодательству об административных правонарушениях

Конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения является принудительным безвозмездным обращением в государственную собственность не изъятых из оборота вещей.

Ретроспективный взгляд на законодательство об административных правонарушениях свидетельствует о том, что с момента введения конфискации в систему административных наказаний правовое регулирование этой меры претерпело серьезные изменения. В период действия КоАП РСФСР конфискация имущества в сфере административно-деликтных отношений повсеместно применялась исключительно во внесудебном порядке и независимо от того, является ли лицо, привлекаемое к административной ответственности, собственником этого имущества.

Первоначально такая практика в целом поддерживалась Конституционным Судом РФ, который исходил из возможности назначения конфискации административными органами при гарантии последующего судебного контроля . Однако в дальнейшем Конституционный Суд РФ отступил от этой правовой позиции и в Постановлении от 11 марта 1998 г. N 8-П по делу о проверке конституционности ст. 266 ТК РФ, ч. 2 ст. 85 и ст. 222 КоАП РСФСР указал, что гарантии судебного обжалования не являются достаточным средством обеспечения права собственности, поскольку возможность такого обжалования не исключает лишения права собственности без судебного решения (например, в случае неподачи жалобы в суд). Названное Постановление явилось важным шагом к исключению применения конфискации во внесудебном порядке. Впоследствии изложенная в нем позиция была подтверждена в ряде других решений Конституционного Суда РФ и во многом предопределила содержание ч. 1 ст. 3.7 КоАП РФПостановление Конституционного Суда РФ от 20 мая 1997 г. N 8-П по делу о проверке конституционности п. 4 и 6 ст. 242 и ст. 280 Таможенного кодекса РФ // СЗ РФ. 2000. N 13. Ст. 1427.

В практике Конституционного Суда РФ, сложившейся до принятия КоАП РФ, была также высказана точка зрения о том, что в сфере таможенных правоотношений конфискация имущества может быть применена к лицу, совершившему таможенное правонарушение, независимо от того, является ли оно собственностью правонарушителя, а также независимо от того, установлен ли его собственник. В частности, в Постановлении от 14 мая 1999 года N 8-П Конституционный Суд РФ, ссылаясь на общепринятый подход к реализации юридической ответственности в виде конфискации имущества в таможенной сфере и на международные конвенции в области таможенных правоотношений, указал, что в противном случае организаторы незаконного перемещения товаров получили бы возможность переложить всю ответственность на неплатежеспособных лиц или лиц, проживающих за границей, что подрывало бы правопорядок в сфере таможенных отношений и несовместимо с целями и задачами таможенного регулирования.

При подготовке КоАП РФ выводы, сформулированные Конституционным Судом РФ в вышеупомянутом Постановлении, были распространены законодателем на всю сферу административно-деликтных отношений и положены в основу ст. 3.7 Кодекса, первоначальная редакция которой допускала возможность назначения административного наказания в виде конфискации имущества лицу, не являющемуся его собственником.

В юридической литературе такой подход к правовому регулированию конфискации как санкции за совершение административного правонарушения подвергался суровой критике со стороны ученых, многие из которых небезосновательно считали его направленным на собственника соответствующего имущества, независимо от его вины в данном правонарушении и несоразмерно ограничивающим право частной собственности, гарантированное ст. 35 Конституции РФ Рассмотрение арбитражными судами дел об административных правонарушениях: комментарии законодательства. Обзор практики. Рекомендации / Под общей ред. проф. Э.Н. Ренова. М.: Норма, 2003. С. 54.

И действительно, складывалась ситуация, когда собственник предмета или орудия совершения административного правонарушения, если он не являлся лицом, привлекаемым к административной ответственности, фактически лишался возможности полноценной судебной защиты своих прав, поскольку КоАП РФ не только не требовал его привлечения к участию в производстве по делу об административном правонарушении, но и делал возможное его участие бессмысленным, в связи с тем что в существовавшей модели правового регулирования не предполагалось выяснение того, какое отношение собственник предмета или орудия совершения административного правонарушения имеет к этому правонарушению, и никакие его возражения не могли быть признаны достаточными для того, чтобы решение о конфискации принадлежащего ему имущества не было принято Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2011 г. N 6-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 3.7 КоАП РФ и ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ в связи с жалобой ООО «СтройКомплект».

Тем не менее такая ситуация сохранялась до тех пор, пока не вышло Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2011 г. N 6-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 3.7 КоАП РФ и ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ в связи с жалобой ООО «СтройКомплект», в котором были сформулированы два важных вывода:

  1. конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, принадлежащих на праве собственности лицу, не привлеченному к административной ответственности за данное административное правонарушение и не признанному в судебном порядке виновным в его совершении, не применяется;
  2. в сфере таможенных правоотношений федеральный законодатель вправе допустить конфискацию имущества, послужившего орудием или предметом таможенного правонарушения и не являющегося собственностью лица, его совершившего, независимо от того, находятся ли соответствующие товары и транспортные средства в собственности совершившего его лица.

В настоящее время правовая позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в названном Постановлении, воплощена в ч. 4 ст. 3.7 КоАП РФ, введенной в нее Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 314-ФЗ. Этим же Законом внесены изменения в ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ «Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан», в санкции которой ныне предусмотрена конфискация продукции незаконного природопользования, а также орудия совершения административного правонарушения в качестве дополнительного, а не основного наказания, как было ранее.

К сожалению, указанные изменения нельзя назвать системными, так как они не затронули целый ряд других статей Особенной части КоАП РФ, в которых конфискация по-прежнему значится в качестве основного наказания, подлежащего применению в отношении должностных лиц, которые собственниками конфискуемых предметов чаще всего не являются.

Итак, в условиях действующего регулирования конфискация как мера административного наказания характеризуется следующими особенностями:

  1. назначается только судьей;
  2. применяется строго в отношении орудий совершения или предметов административного правонарушения;
  3. не применяется в отношении лиц, не являющихся собственниками имущества, послужившего предметом или орудием совершения административного правонарушения, за исключением таможенных правонарушений, предусмотренных главой 16 КоАП РФ.

Анализ КоАП РФ свидетельствует об установлении конфискации в качестве санкции за многие административные правонарушения, совершаемые преимущественно в экономической сфере. При этом в большинстве статей Особенной части Кодекса речь идет о конфискации предметов административного правонарушения (ст. 14.10, ч. 2 ст. 14.4, 14.16 КоАП РФ и др.) и лишь в некоторых из них говорится о конфискации орудий его совершения (ч. 1 ст. 16.1, ст. 8.18 — 8.20, ч. 1 и 2 ст. 14.1.1 КоАП РФ и др.). В связи с этим необходимо четко разграничивать понятия «предмет» и «орудие совершения административного правонарушения», которые не являются равнозначными.

В действующем законодательстве содержание указанных понятий не раскрывается. Однако в специальной литературе и на практике они достаточно разработаны. Под предметом административного правонарушения принято понимать вещи и иные ценности, по поводу которых возникают правоотношения, составляющие объект правонарушения. Под орудием совершения административного правонарушения следует понимать движимое и недвижимое имущество, используемое для осуществления объективной стороны правонарушения. Например, за совершение административных правонарушений на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне (ст. 8.17 — 8.20 КоАП РФ) предусмотрена конфискация судна и летательного аппарата, которые относятся к недвижимому имуществу. В то же время не могут рассматриваться в качестве орудия совершения административного правонарушения деньги и ценные бумаги.

Правильное определение орудия совершения и предмета административного правонарушения имеет важный практический аспект.

Приведем пример. За сокрытие товаров от таможенного контроля путем использования тайников или иных способов, затрудняющих обнаружение товаров, либо путем придания одним товарам вида других при перемещении их через таможенную границу ч. 2 ст. 16.1 КоАП РФ предусматривает административный штраф с обязательной конфискацией орудия совершения административного правонарушения и конфискацией его предметов в качестве дополнительного наказания. Представим себе, что для перемещения товаров использовалось транспортное средство. Тогда возникает вопрос: когда оно будет являться предметом, а когда орудием совершения данного правонарушения?

Изучение правоприменительной практики показывает, что на первых этапах применения КоАП РФ в деятельности различных судов этот вопрос решался неоднозначно. Встречались случаи, когда транспортное средство рассматривалось в качестве предмета административного правонарушения, вследствие чего лицу, признанному виновным, назначалось административное наказание в виде штрафа, а конфискация транспортного средства применялась по усмотрению судьи.

Ясность в решение указанного вопроса внес Верховный Суд РФ, который в п. 27 Постановления Пленума от 24 октября 2006 г. N 18 разъяснил, что если транспортное средство было оборудовано специальными хранилищами для сокрытия товаров при перемещении их через таможенную границу РФ (тайниками, изготовленными в целях сокрытия товаров, а также оборудованными и приспособленными на транспортных средствах в этих же целях конструктивными емкостями и предметами, предварительно подвергшимися разборке и монтажу), то оно является орудием административного правонарушения. Приведенное разъяснение, хотя и было дано в период действия Таможенного кодекса РФ и прежней редакции главы 16 КоАП РФ, однако сохраняет свою силу и сейчас, когда действует Таможенный кодекс Таможенного союза и новая редакция главы 16 КоАП РФ.

При решении вопроса о возможности применения конфискации предмета или орудия совершения административного правонарушения необходимо также учитывать особенности конструкции санкции соответствующей статьи (части статьи) КоАП РФ.

Так, в связи с введением разрешительного порядка осуществления деятельности по оказанию услуг такси, требующей получения юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем специального разрешения, и распространением на эту сферу правоотношений положений ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), в судебной практике возник вопрос: подлежит ли конфискации транспортное средство, используемое гражданином, привлекаемым к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ за осуществление таксомоторных перевозок без специального разрешения?

Очевидно, что транспортное средство, используемое для осуществления таксомоторных перевозок, будет являться орудием совершения указанного правонарушения. Однако в рамках производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, оно не может быть конфисковано, так как в санкции данной нормы речь идет о конфискации только изготовленной продукции, орудий производства и сырья, к которым транспортное средство явно не относится.

При назначении административного наказания в виде конфискации предмета или орудия совершения административного правонарушения необходимо учитывать и то, что законодатель ограничивает круг лиц, к которым она может быть применена: конфискация охотничьего оружия, боевых припасов и других дозволенных орудий охоты или рыболовства не может быть назначена лицу, для которого охота или рыболовство является основным законным источником средств к существованию.

Согласно ч. 3 ст. 3.7 КоАП РФ конфискацию как меру административного наказания следует отличать от изъятия из незаконного владения лица, совершившего административное правонарушение, орудия совершения или предмета административного правонарушения:

  • подлежащих в соответствии с федеральным законом возвращению их законному собственнику;
  • изъятых из оборота либо находившихся в противоправном владении лица, совершившего административное правонарушение, по иным причинам и на этом основании подлежащих обращению в собственность государства или уничтожению.

В самом общем виде вопрос о предметах, изъятых из оборота, решен в ст. 129 ГК РФ. В соответствии с ней виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается, должны быть прямо указаны в законе. В качестве примера нормативного правового акта, ограничивающего оборот вещей, можно привести Указ Президента РФ от 22 февраля 1992 г. N 179, которым утвержден Перечень видов продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена. Какого-либо общего закона о предметах, изъятых из оборота, не существует. Поэтому при определении правового режима имущества, выступающего в качестве орудия совершения или предмета административного правонарушения, в каждом конкретном случае необходим тщательный анализ правил и норм, регулирующих общественные отношения, связанные с фактом противоправного деяния.

Например, в практике применения административной ответственности в области предпринимательской деятельности возник вопрос: относится ли к вещам, изъятым из оборота, сахарный песок иностранного производства, не имеющий документов, подтверждающих его соответствие качеству и безопасности пищевых продуктов? Ответ на этот вопрос содержится в Федеральном законе от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов», с точки зрения которого отсутствие таких документов на пищевые продукты не является основанием для изъятия соответствующих продуктов из оборота.

Аналогичным образом может быть решен вопрос и об иных предметах административного правонарушения, которые по каким-либо основаниям, предусмотренным в законе, подлежат изъятию и обращению в собственность государства или уничтожению. Так, ст. 14.26 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение правил обращения с ломом и отходами цветных и черных металлов. Спрашивается, подлежит ли изъятию из оборота лом редкоземельных и серебросодержащих металлов, являющийся предметом указанного правонарушения? При ответе на этот вопрос, адвокату по наркотикам необходимо руководствоваться положениями Указа Президента РФ от 22 февраля 1992 г. N 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена», в соответствии с которым драгоценные и редкоземельные металлы и изделия из них входят в Перечень видов продукции, изъятых из оборота.

В соответствии с действующим законодательством к имуществу, изъятому из оборота, также относятся:

  • этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, не отвечающая обязательным требованиям стандартов, санитарных правил и гигиенических нормативов, а также требованиям Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» (ст. 25, 26 Закона);
  • наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры, Перечень которых утвержден Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681;
  • незаконно добытые (выловленные) водные биоресурсы и продукты их переработки, включая икру, а также суда и орудия незаконной добычи (вылова) водных биоресурсов (ст. 54 Федерального закона от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»);
  • дикие животные и растения, их части и производимая из них продукция — дериваты, подпадающие под действие Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, от 3 марта 1973 г.;
  • незаконно добытые (без полученного в установленном порядке разрешения) объекты животного мира, принадлежащие к видам животных, занесенных в Красную книгу, и полученная из них продукция;
  • контрафактные экземпляры произведений и фонограмм, материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения (ст. 1252 ГК РФ);
  • радиоэлектронные средства и высокочастотные устройства, а также специальные технические средства, перечень которых определен в Постановлении Правительства РФ от 2 февраля 1998 г. N 111 «О передаче конфискованных, а также бесхозяйных радиоэлектронных и специальных технических средств, изъятых из оборота или ограниченно оборотоспособных на территории Российской Федерации федеральным органам исполнительной власти, наделенным полномочиями по их использованию» Признаки радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств раскрыты в Постановлении Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 832, утвердившем Особые условия их приобретения. Перечень специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, содержится в Положении о лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, связанной с разработкой, производством, реализацией, приобретением в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. N 770.

Практическая значимость положений ч. 3 ст. 3.7 КоАП РФ в полной мере проявляется при вынесении постановления по делу об административном правонарушении, в котором в силу ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ должен быть решен вопрос об изъятых вещах и документах, а также о вещах, на которые наложен арест, если в отношении их не применено или не может быть применено административное наказание в виде конфискации.

Решение вопроса о судьбе вещей, изъятых либо арестованных в рамках применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, зависит от исхода дела. Поскольку конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения является видом административного наказания, то она может быть применена судьей только при принятии решения о привлечении лица к административной ответственности и только в том случае, если такой вид административного наказания предусмотрен соответствующей статьей (частью статьи) Особенной части КоАП РФ. При этом не исключается возможность конфискации вещей, изъятых из оборота и ограниченных в обороте.

Однако если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судья придет к выводу о наличии оснований для прекращения по нему производства, например в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, то административное наказание в виде конфискации предмета или орудия совершения административного правонарушения не может быть назначено. В этом случае в резолютивной части соответствующего постановления вопрос об изъятых вещах и документах, а также о вещах, на которые наложен арест, должен быть решен с учетом положений п. 1 — 4 ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ, согласно которым:

  1. вещи и документы, не изъятые из оборота, подлежат возвращению законному владельцу, а при неустановлении его передаются в собственность государства в соответствии с законодательством Российской Федерации;
  2. вещи, изъятые из оборота, подлежат передаче в соответствующие организации или направлению на уничтожение;
  3. документы, являющиеся вещественными доказательствами, подлежат оставлению в деле в течение всего срока хранения данного дела либо в соответствии с законодательством Российской Федерации передаются заинтересованным лицам;
  4. изъятые ордена, медали, нагрудные знаки к почетным званиям Российской Федерации, РСФСР, СССР подлежат возврату их законному владельцу, а если он не известен, направляются в Администрацию Президента РФ.

Так, если в ходе судебного разбирательства с очевидностью установлено, что вещи, явившиеся орудием совершения или предметом административного правонарушения и изъятые в рамках принятия мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, изъяты из оборота или находились в незаконном обороте (например, этиловый спирт, алкогольная или спиртосодержащая продукция, упомянутые в ст. 25 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», контрафактная продукция), то в резолютивной части постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении должно быть указано, что соответствующие вещи возврату не подлежат, и определены дальнейшие действия с ними (например, в отношении этилового спирта, алкогольной или спиртосодержащей продукции — в соответствии с Федеральным законом «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», в отношении контрафактной продукции — в соответствии с ч. 2 ст. 1515 и ч. 4 ст. 1252 ГК РФ).

Конкретизируем сказанное на примере.

При рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 15.12 КоАП РФ, установлен факт хранения алкогольной продукции, не маркированной марками специального образца, однако доказательств, подтверждающих, что хранение алкогольной продукции осуществлялось в целях сбыта, не представлено. В подобной ситуации производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием состава административного правонарушения, а алкогольная продукция, изъятая либо арестованная в рамках принятия мер обеспечения производства по данному делу, — направлена на переработку или уничтожение в соответствии со ст. 25 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», согласно которой отсутствие маркировки алкогольной продукции марками установленного образца является условием, запрещающим ее оборот.

Другой пример.

На момент рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, выразившемся в продаже контрафактной продукции, истек годичный срок давности привлечения к административной ответственности. В этом случае производство по делу должно быть прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, а контрафактная продукция, изъятая или арестованная в соответствии со ст. 27.10, 27.14 КоАП РФ в рамках принятия мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, — передана на уничтожение в силу ч. 2 ст. 1515, ч. 4 ст. 1252 ГК РФ и ч. 3 ст. 31.4 КоАП РФ.

Необходимо также учесть, что если санкция статьи, подлежащей применению в конкретном деле, не предусматривает возможность назначения наказания в виде конфискации предмета или орудия совершения административного правонарушения, а в ходе рассмотрения дела о привлечении к административной ответственности выяснилось, что вещи, послужившие предметом или орудием совершения данного правонарушения и изъятые либо арестованные в рамках принятия мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, изъяты из оборота, то основания для возвращения их владельцу отсутствуют и эти вещи должны быть переданы в специализированную организацию или направлены на уничтожение в соответствии с действующим законодательством.

Такая ситуация может возникнуть, например, при рассмотрении в суде дела о привлечении юридического лица к административной ответственности за введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности (ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ), за совершение которого предусмотрен только штраф. В данном случае если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что вещи, явившиеся предметом административного правонарушения и изъятые в рамках принятия обеспечительных мер, обладают признаками контрафактности, то с учетом положений ч. 3 ст. 3.7, п. 2 ч. 3 ст. 29.10, ч. 4 ст. 1252 и ч. 2 ст. 1515 ГК РФ в резолютивной части судебного постановления должно быть указано, что они изъяты из оборота и подлежат уничтожению.

Кроме того, в свете последних изменений, внесенных в ст. 3.7 КоАП РФ, следует иметь в виду, что конфискация предмета или орудия совершения административного правонарушения не может быть применена, если при судебном рассмотрении дела выяснится, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не является собственником вещей, явившихся орудием совершения или предметом административного правонарушения, изъятых в рамках принятия мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении. В этом случае соответствующие вещи, если они не изъяты из оборота, подлежат возвращению законному владельцу (а если владелец не установлен — передаче в собственность государства в соответствии с законодательством Российской Федерации), а вещи, изъятые из оборота, — передаче в специализированные организации или уничтожению на основании ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ. Единственное исключение из этого правила составляют предметы и орудия совершения таможенных правонарушений, предусмотренных главой 16 КоАП РФ, которые в силу ч. 4 ст. 3.7 КоАП РФ при вынесении постановления о назначении административного наказания подлежат конфискации независимо от основания владения ими лицом, привлекаемым к административной ответственности, в том числе если они не принадлежат ему на праве собственности.

При решении вопроса о возможности применения конфискации как меры административной ответственности необходимо особенно внимательно рассматривать ситуации, когда вещи, явившиеся орудием совершения или предметом административного правонарушения, не были изъяты или арестованы в рамках принятия мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и к моменту вынесения судьей постановления уже не принадлежат лицу, привлекаемому к административной ответственности, или уничтожены. В этом случае административное наказание в виде конфискации не может быть применено, равно как не может быть решен вопрос о передаче соответствующих вещей в специализированную организацию для переработки или на уничтожение в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ.

Приведем пример.

Постановлением судьи Пресненского районного суда г. Москвы, оставленным в силе решением судьи Московского городского суда, ООО «Астер» было признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.35 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 300 000 рублей с конфискацией предмета административного правонарушения — объекта животного мира вида тигр.

Постановлением заместителя председателя Московского городского суда все состоявшиеся по делу судебные решения были отменены, а производство по делу — прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Решая вопрос о судьбе объекта животного мира, явившемся предметом данного правонарушения, заместитель председателя Московского городского суда исходил из следующего.

Согласно ч. 3 ст. 3.7 и ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ при вынесении постановления по делу об административном правонарушении судьей должен быть решен вопрос о вещах, изъятых из оборота, независимо от привлечения лица к административной ответственности, в том числе при вынесении постановления о прекращении производства по делу по любому основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ. Аналогичным образом этот вопрос может быть решен и на последующих стадиях производства по делу об административном правонарушении в случае отмены обжалуемых судебных актов и прекращения производства по делу.

В соответствии с ч. 2 ст. 129 ГК РФ виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе. Виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), определяются в порядке, установленном законом.

В силу ч. 1 ст. 26 Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ «О животном мире» содержание и разведение объектов животного мира в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания допускаются только по разрешениям специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания, выдаваемым в соответствии с разграничением полномочий, предусмотренных ст. 5 и 6 указанного Федерального закона.

Согласно Перечню видов животных и растений, подпадающих под действие Конвенции о международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой исчезновения (далее — СИТЕС), утвержденному 14 Конференцией сторон СИТЕС, тигры, независимо от их подвидовой принадлежности, относятся к объектам животного мира, занесенным в списки видов диких животных и растений, подлежащих особой охране.

В соответствии со ст. 1, 3 Закона г. Москвы от 30 июня 1999 года N 28 «О регулировании использования редких и исчезающих диких животных и растений на территории города Москвы» использование образцов редких и исчезающих диких животных и растений, в том числе включенных в приложения I, II и III Конвенции СИТЕС, разведенных в неволе на территории Российской Федерации, допускается лишь при наличии документа, подтверждающего факт разведения в неволе, выданного в установленном порядке уполномоченным на то органом исполнительной власти.

Анализ приведенных норм в их взаимосвязи позволяет сделать вывод о том, что объекты животного мира, включенные в приложения I, II и III Конвенции СИТЕС, разведение и (или) содержание которых в условиях неволи на территории города Москвы осуществляются при отсутствии разрешительного документа, выданного уполномоченным органом государственной власти, считаются находящимися в незаконном обороте.

Как следует из материалов дела, предметом административного правонарушения, вмененного ООО «Астер», явился тигр (Panthera tigris), который относится к образцам животных видов, включенных в список видов диких животных, находящихся под охраной Конвенции СИТЕС. При этом документ, необходимый для подтверждения законности его нахождения в гражданском обороте, требуемый в соответствии со ст. 3 Закона г. Москвы от 30 июня 1999 года N 28, отсутствует. Следовательно, тигр, послуживший предметом данного административного правонарушения, находится в незаконном обороте.

Однако в рамках настоящего дела вопрос об изъятии предмета административного правонарушения на основании п. 2 ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ с последующей передачей его уполномоченному органу для возвращения в естественную среду обитания, реализации или уничтожения, не может быть решен, так как в указанной норме речь идет об уже изъятых или арестованных в соответствии со ст. 27.10 и ст. 27.14 КоАП РФ предметах, находящихся в незаконном обороте, тогда как в ходе производства по данному делу должностными лицами Департамента природопользования города Москвы тигр, явившийся предметом административного правонарушения, не изымался и не арестовывался. Сведений об исполнении обжалуемого постановления судьи Пресненского районного суда г. Москвы в части конфискации предмета административного правонарушения в материалах дела также не имеется. Более того, из материалов дела усматривается, что к моменту вынесения судьей Московского городского суда решения по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении тигр не принадлежал ООО «Астер» и его местонахождение было неизвестно Постановление заместителя председателя Московского городского суда от 23 ноября 2012 г. по делу N 4а-2676/12.

При назначении административного наказания в виде конфискации предмета или орудия совершения административного правонарушения, а также при решении вопроса о дальнейшей судьбе изъятых из оборота вещей, в отношении которых конфискация не может быть применена, в постановлении по делу об административном правонарушении не следует указывать, в чью собственность (федеральную, субъекта РФ или просто «в государственную») обращается отчуждаемое имущество, так как КоАП РФ этого не требует.

Вещи, нахождение которых в обороте не допускается, подлежат передаче для дальнейшей переработки или на уничтожение тем органам, которые производили их изъятие в порядке ст. 27.10 и ст. 27.11 КоАП РФ или налагали на них арест в соответствии со ст. 27.14 КоАП РФ, а конфискованные вещи передаются судебным приставам-исполнителям, которые приводят в исполнение такие постановления, за исключением постановлений о конфискации оружия и боевых припасов, которые приводятся в исполнение органами внутренних дел.

Порядок реализации, переработки (утилизации) и уничтожения конфискованных предметов административного правонарушения и орудий их совершения определен Постановлением Правительства РФ от 29 мая 2003 г. N 311 «О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства». В соответствии с ним конфискованное движимое имущество, не изъятое из оборота, подлежит передаче Российскому фонду федерального имущества (его филиалам), который осуществляет его продажу на торгах Порядок организации и проведения торгов по продаже арестованного и изъятого имущества, а также конфискованного, бесхозяйного и иного имущества, обращенного в собственность Российской Федерации, утвержден распоряжением РФФИ от 29 ноября 2001 г. N 418.

Имущество, изъятое из оборота, передается уполномоченным федеральным органам исполнительной власти или организациям для дальнейшего использования, переработки или уничтожения в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Например, в отношении этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции соответствующий порядок регламентирован Постановлением Правительства от 11 декабря 2002 г. N 883 «Об утверждении Положения о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»; в отношении наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров — Постановлением Правительства РФ от 18 июня 1999 г. N 647 «О порядке дальнейшего использования или уничтожения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов и оборудования, которые были конфискованы или изъяты из незаконного оборота либо дальнейшее использование которых было признано нецелесообразным».

Конфискованное движимое имущество, представляющее культурную ценность, включая движимое имущество религиозного назначения, передается Министерству культуры Российской Федерации (его территориальному органу по сохранению культурных ценностей); денежные средства в российских рублях и иностранной валюте, государственные ценные бумаги, драгоценные металлы и драгоценные камни — Министерству финансов РФ; недвижимое имущество, включая земельные участки, акции, доли в уставных (складочных) капиталах коммерческих организаций передаются Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом (его территориальному органу); денежные средства на банковских счетах и в банковских вкладах в денежных единицах Российской Федерации, иностранных государств и международные денежные единицы, денежные знаки в виде банкнот и монет Банка России, находящихся в обращении и являющихся законным средством наличного платежа на территории Российской Федерации, средства от продажи денежных знаков в виде банкнот, казначейских билетов, монет, находящиеся в обращении и являющиеся законным средством наличного платежа на территории соответствующего иностранного государства (группы иностранных государств), а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки в установленном Министерством финансов Российской Федерации порядке зачисляются в валюте Российской Федерации на счета, открытые соответствующим территориальным органам федерального казначейства, предназначенные для учета поступлений и их распределения между бюджетами бюджетной системы Российской Федерации в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации.

Реализация конфискованного гражданского оружия и патронов к нему, технически пригодных для эксплуатации, осуществляется в соответствии с Федеральным законом «Об оружии».

Вещи и иное имущество, подлежащее быстрой порче, передаются для реализации или уничтожения в порядке, определяемом Постановлением Правительства РФ от 19 ноября 2003 г. N 694.

Контрафактные экземпляры произведений и фонограмм, а также материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения, и иные орудия совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, конфискованные или изъятые по постановлениям, вынесенным судьями, подлежат уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских прав или смежных прав по их просьбе. Такая передача осуществляется на основании ч. 3 ст. 32.4 КоАП РФ при наличии в материалах дела соответствующего заявления правообладателя. Если указанные орудия или предметы были изъяты или арестованы в рамках применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, то их уничтожение или передача производятся судьей или по его поручению органом, должностное лицо которого произвело изъятие или арест.