Ст 303 ук рф и ст 159 ук рф

Суд вынес приговор по факту покушения на мошенничество в особо крупном размере и фальсификации доказательств по гражданскому делу


Магаданский городской суд вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении жителя г. Магадана Игоря Шевкунова. Он признан виновным в совершении преступлений, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество), ч. 1 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности).

В суде установлено, что Шевкунов более 2 лет проживал совместно с Натальей Халиловой в ее квартире. По ее просьбе он занял ей денежные средства в сумме 500 тыс. рублей на погашение кредитов в банке. В подтверждение передачи денежных средств, женщина написала расписку.
В феврале 2016 года Шевкунов обратился в суд с иском о взыскании 3,5 млн. рублей с Халиловой, представив в обоснование своих требований расписку о том, что она якобы взяла в долг у него указанную сумму. Судом было установлено, что в расписке дописана цифра «3» перед числом 500 тыс., и займ 500 тыс. рублей, соответственно, преобразовался в 3,5 млн. рублей. Учитывая, что Халилова действительно занимала 500 тыс. рублей, в данной части исковые требования она признала. В остальной части расписка была признана безденежной.

Кроме того, в середине февраля 2017 года Шевкунов вновь обратился в Магаданский городской суд с иском о взыскании долга в размере 3 млн. рублей, процентов по договору займа в сумме 900 тыс. рублей и государственной пошлины – более 27 тыс. рублей. В подтверждение своего права требования предоставил оригинал договора займа с подписью, выполненной якобы Халиловой. Потерпевшая указала, что денежные средства в такой сумме она не получала, договор не подписывала. Проведенной по гражданскому делу экспертизой установлено, что подпись заемщика выполнена не Халиловой.

Суд приговорил Шевкунова к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 150 тыс. рублей.

Житель г.Стерлитамака осужден за попытку взыскать несуществующий долг по поддельным документам

Стерлитамакский городской суд вынес приговор 49-летнему местному жителю Разиму Гаиткулову.

Он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по гражданскому делу) и ч.3 ст. 30 УК РФ – ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере).

В суде установлено, что Гаиткулов решил похитить деньги знакомой, с которой у него сложились неприязненные отношения. С этой целью он подделал договор о выдаче ей займа в размере 2 млн рублей.

Впоследствии мужчина обратился в суд за взысканием данного долга и предъявил в качестве доказательства сфальсифицированный документ.

Суд усомнился в подлинности договора и назначил почерковедческую экспертизу, которая подтвердила факт подделки подписи.

Подсудимый не признал вину в совершении преступления.

Суд приговорил его к 4 годам условного лишения свободы с испытательным сроком на 3 года и 100 часам обязательных работ.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики от 24 января 2017 года Гаиткулов оправдан по ч.1 ст.303 УК РФ (фальсификация доказательств по гражданскому делу). Обвинительный приговор в части признания его виновным в покушении на мошенничество в особо крупном размере (ч.3 ст. 30 – ч. 4 ст. 159 УК РФ) оставлен в силе.

Обман суда: способ мошенничества или преступление против правосудия? (Смолин С.В.)

Дата размещения статьи: 18.06.2015

Необходимость обращения к заявленной теме исследования определяется рядом причин: во-первых, значительным повышением роли механизма судебной защиты в обеспечении нормального функционирования общества; во-вторых, устойчивой динамикой роста доли преступлений, совершаемых путем обмана, в числе преступлений против собственности и против правосудия и, в-третьих, наличием теоретических и прикладных проблем квалификации общественно опасных деяний, заключающихся в приобретении права на чужое имущество посредством использования судебных решений, полученных в порядке гражданского судопроизводства на основе представления преступниками недостоверных (фиктивных) доказательств.
———————————
По данным отчета 1-ЕГС ГИАЦ МВД России за 2011 — 2013 гг.

Проблема квалификации рассматриваемых деяний обусловлена в первую очередь наличием различных подходов к уголовно-правовой оценке содержания мошеннического обмана. До недавнего времени в теории отечественного уголовного права и судебной практике не подвергался сомнению тезис о том, что отличительной особенностью объективной стороны мошенничества является добровольность передачи имущества или предоставления мошеннику права на имущество , а также заблуждение относительно истинных намерений преступника . В указанной трактовке обман как способ мошенничества характеризовался наличием у виновного цели склонить собственника или иного владельца имущества к определенным действиям по передаче имущества или права на имущество в интересах мошенника.
———————————
См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М.: Издательская группа «НОРМА-ИНФРА-М», 1998. С. 216.
Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 9п2000 по делу Алдошкиной // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 1. С. 11.

С принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» характеристика обмана как способа мошенничества изменилась. Мошеннический обман получил более широкое по сравнению с его традиционным пониманием содержание. В новой трактовке высшего судебного органа такой обман может быть направлен как на владельца имущества, так и на иное лицо либо уполномоченный орган власти, который под влиянием обмана передает имущество или право на него другим лицам либо не препятствует изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами . Возможность совершения мошенничества путем обмана суда была предусмотрена и п. 4 указанного Постановления, согласно которому, если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, в частности, со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество.
———————————
См. об этом: Яни П. Постановление Пленума Верховного Суда о квалификации мошенничества, присвоения и растраты: объективная сторона преступления // Законность. 2008. N 4. С. 14.

Данная трактовка способа совершения мошенничества получила свою поддержку в ряде научных исследований. Так, по мнению Т.А. Огарь, обман при совершении мошенничества может быть направлен «как на потерпевшего (владельца, собственника имущества), так и на иных лиц, которые могут совершать юридически значимые действия (юридические акты и поступки) в отношении имущества, являющегося предметом преступления» . И.В. Ильин предложил рассматривать использование заведомо незаконного судебного решения в качестве квалифицирующего признака состава мошенничества, при наличии которого за совершение указанного деяния должна наступать более строгая ответственность . По мнению С. Петрова, для совершенствования правоприменительной практики следует уточнить п. 1 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, включив в него суд в качестве органа власти, который под воздействием обмана передает имущество или право на имущество в интересах мошенника .
———————————
Огарь Т.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества в сфере оборота недвижимости: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 9.
См.: Ильин И.В. Теоретические основы борьбы с мошенничеством, совершаемым в экономической сфере (уголовно-правовые и криминологические проблемы): Автореф. дис. . докт. юрид. наук. М., 2011. С. 12.
См.: Петров С. Обман суда как способ мошенничества // Уголовное право. 2013. N 6. С. 43.

Вместе с тем, несмотря на позицию Пленума Верховного Суда РФ, ряд авторов продолжают настаивать на традиционном, более «узком» понимании мошеннического обмана. Так, по мнению Р.А. Сабитова и Е.Ю. Сабитовой, «завладеть имуществом путем обмана — значит не просто держать вещь у себя, обладать ею, но и приобрести вещь с разрешения потерпевшего» . Сходной позиции придерживаются В.В. Хилюта и К.В. Горобец .
———————————
Сабитов Р.А., Сабитова Е.Ю. Уголовно-правовая оценка обманов и действий, совершенных с документами. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 65.
См.: Хилюта В.В. Признаки мошеннического обмана в теории и практике уголовного закона // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2009. N 2(8). С. 18 — 21.
См.: Горобец К.В. Мошенничество по уголовному праву России и Франции: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2009. С. 9.

Анализируя судебную практику, можно констатировать, что предоставление в суд фиктивных документов с целью вынесения незаконного судебного решения и приобретения таким образом права на имущество в подавляющем большинстве случаев органы расследования и суды квалифицируют как мошенничество или покушение на мошенничество (в тех случаях, когда виновному не удается по тем или иным причинам добиться вынесения неправосудного решения). Вместе с тем в отдельных случаях суды не усматривают в таких действиях признаков состава мошенничества, все-таки опираясь на традиционное толкование мошеннического обмана, целью которого является добровольная передача собственником права на имущество.
Так, Г. обвинялся по ч. 1 ст. 303 и ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ в том, что он подал в Электростальский городской суд Московской области в порядке гражданского судопроизводства иск о взыскании заработной платы, к которому в качестве доказательства приложил фальсифицированные документы, а именно копию трудовой книжки с заведомо подложной записью о том, что он принят на работу, а также копию заведомо подложной справки о доходах физического лица. В ходе судебного разбирательства Г. ссылался на наличие трудовых отношений с ответчиком и задолженности по заработной плате в сумме 1 525 000 руб. При рассмотрении вышеуказанного гражданского дела судом установлено, что Г. не работал и заработная плата ему не начислялась. Приговором Электростальского городского суда от 18 июля 2011 г. Г. оправдан по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. В обоснование своего решения суд указал, что Г. каких-либо действий, которые бы свидетельствовали о том, что он был намерен добиться того, чтобы собственник имущества, находясь под влиянием обмана либо доверяя ему — Г., добровольно передал Г. какое-либо имущество, не предпринимал. Суд пришел к выводу о том, что, обращаясь в Электростальский городской суд с исковыми требованиями и представляя в обоснование своих исковых требований фальсифицированные доказательства, Г. был намерен ввести суд в заблуждение и получить решение в свою пользу. Однако Электростальский городской суд собственником имущества не являлся и являться не мог по определению .
———————————
Приговор от 18 июля 2011 г. по делу N 1-153/2011. Электростальский городской суд Московской области // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://elektrostal.mo.sudrf.ru.

По ряду уголовных дел, по которым преступные действия виновных выразились в представлении в суд заведомо подложных документов с целью взыскания задатка по несуществующему договору , несуществующих материальных издержек , заработной платы , признания права собственности на долю в праве собственности на квартиру — т.е. с целью необоснованного приобретения прав на чужое имущество, обвинение в мошенничестве или покушении на мошенничество в ходе предварительного расследования не предъявлялось, все подсудимые по указанным уголовным делам были привлечены к уголовной ответственности только по ч. 1 ст. 303 УК РФ.
———————————
Приговор от 11 августа 2010 г. по делу N 1-19/2010. Пеновский районный суд Тверской области // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://penovsky.twr.sudrf.ru.
Приговор от 23 марта 2012 г. по делу N 1-4-2012. Неверкинский районный суд Пензенской области // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://neverkinsky.pnz.sudrf.ru.
Приговор от 29 сентября 2010 г. по делу N 1-224/2010. Пресненский районный суд г. Москвы // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://presnensky.msk.sudrf.ru.
Постановление от 1 июня 2012 г. по делу N 1-470/11081629/2012. Беловский городской суд Кемеровской области // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://belovskygor.kmr.sudrf.ru.

Второй проблемой квалификации рассматриваемых общественно опасных деяний является оценка обмана суда, совершенного посредством представления в суд фальсифицированных доказательств, только как способа совершения мошенничества (тогда речь идет об отношениях конкуренции норм, предусмотренных ч. 1 ст. 303 УК РФ и ст. 159 УК РФ, как «части и целого») либо как идеальной совокупности преступления против правосудия и преступления против собственности.
В соответствии с теорией квалификации преступлений основными признаками, позволяющими отграничить единое преступление, предусмотренное несколькими конкурирующими нормами уголовного закона, от идеальной совокупности преступлений, являются объект преступного посягательства и преступные последствия . Представление истцом заведомо ложной информации суду в обоснование своих исковых требований всегда наносит ущерб отношениям по обеспечению поступления в распоряжение суда достоверных доказательств, процессу доказывания, а также в целом — интересам правосудия и авторитету судебной власти. Общественные отношения по обеспечению законного формирования доказательств по делу и по защите интересов правосудия являются самостоятельным объектом уголовно-правовой охраны, существенно отличающимся от отношений по защите собственности. При этом важность такого объекта, как интересы правосудия, не позволяет рассматривать его в соотношении факультативного дополнительного к основному объекту, который составляют отношения по защите собственности. Как справедливо по этому поводу отметил Н.И. Панов, уголовно-правовые нормы, предусматривающие указанные деяния, не конкурируют, не находятся в отношении подчинения ни по объему, ни по содержанию, так как имеют существенно различающий их элемент состава — объект преступления .
———————————
См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юрид. лит., 1972. С. 297.
См.: Вишняков В.В. Уголовно-правовая оценка фальсификации доказательств: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2007. С. 17.
См.: Панов Н.И. Уголовно-правовое значение способа совершения преступления: Учебное пособие. Харьков, 1984. С. 103.

В связи с изложенным считаем, что указанное выше предложение И.В. Ильина предусмотреть в ч. 3 ст. 159 УК РФ новый квалифицирующий признак «использование заведомо незаконного судебного решения» позволит рассматривать интересы правосудия как факультативный дополнительный объект преступления, что вряд ли является верным.
Судебная практика в целом не противоречит вышеуказанным теоретическим положениям, так как виновные лица, представляющие в суд заведомо фиктивные доказательства, привлекаются к уголовной ответственности и осуждаются по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 303 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ.
Вместе с тем в правоприменительной практике встречаются отдельные примеры квалификации рассматриваемых общественно опасных деяний как одного преступления — мошенничества.
Так, при рассмотрении уголовного дела по обвинению К. по ч. 1 ст. 303, ч. 4 ст. 159 УК РФ в Одинцовском городском суде Московской области государственный обвинитель отказался от обвинения по ч. 1 ст. 303 УК РФ в связи с тем, что фальсификация доказательств по гражданскому делу была способом совершения мошеннических действий К. и дополнительной квалификации не требовала . По другому уголовному делу Ш. был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Согласно материалам уголовного дела, Ш. с целью взыскания несуществующей задолженности с Н. в размере 350 000 долл. США обратился с иском в районный суд. В обоснование своих исковых требований Ш. представил в суд заведомо фиктивный договор займа, якобы заключенный между потерпевшей и знакомым Ш. В кассационной жалобе адвокат в защиту интересов осужденного Ш. просил приговор суда первой инстанции отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что в действиях Ш. содержатся только признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ. Определением суда кассационной инстанции квалификация действий Ш. по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ признана правильной, приговор суда первой инстанции оставлен без изменения, а кассационная жалоба адвоката без удовлетворения .
———————————
Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 31 января 2013 г. по делу N 22-294 // СПС «КонсультантПлюс».
Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 3 октября 2011 г. по делу N 22-12228 // СПС «КонсультантПлюс».

Определенный интерес представляет уголовно-правовая оценка обмана суда как способа мошенничества, данная при рассмотрении конкретного уголовного дела высшим судебным органом страны.
Президиум Верховного Суда РФ, изменяя своим Постановлением от 25 декабря 2013 г. в порядке надзора приговор Ногинского городского суда Московской области от 18 апреля 2011 г. и все последующие судебные решения в отношении Г., указал, что наряду с обстоятельствами, предусмотренными ст. 60 УК РФ, «суд первой инстанции при назначении наказания учел, что преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 159 УК РФ, совершено Г. путем обмана судебного органа, который фактически придал законный вид их преступным действиям, в связи с чем совершенное преступление не только сопряжено с определенной тяжестью и значительностью нанесенного ущерба, но также подрывает авторитет и доверие к судебной власти. Однако совершение преступления путем обмана (в данном случае судебного органа) является обязательным признаком мошенничества и не может повторно учитываться при назначении наказания. В связи с этим вышеизложенные обстоятельства, относящиеся к признакам преступления и способу его совершения, учтенные судом при назначении виновным наказания и повлиявшие на его более строгий размер, подлежат исключению из приговора» .
———————————
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2013 г. по делу N 175-П13 // СПС «КонсультантПлюс».

По нашему мнению, отсутствие единой практики применения ч. 1 ст. 303 УК РФ и ст. 159 УК РФ при квалификации рассматриваемых общественно опасных деяний вызвана двумя основными причинами.
Во-первых, различными подходами правоприменителя к оценке содержания обмана как способа совершения мошенничества и стремлением не выходить за рамки традиционного понимания его направленности только на собственника или иного владельца имущества.
Во-вторых, несовершенством уголовно-правовой нормы, предусмотренной ч. 1 ст. 303 УК РФ. Санкция ч. 1 ст. 303 УК РФ явно не соответствует характеру общественной опасности рассматриваемого посягательства — преступление, предусмотренное указанной нормой, является преступлением небольшой тяжести. При этом длительный процесс привлечения к уголовной ответственности за рассматриваемое преступление, обусловленный необходимостью отмены ранее принятых в порядке гражданского судопроизводства незаконных судебных решений и исключения их преюдициального значения , приводит к тому, что виновные лица избегают реального наказания в силу применения п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.
———————————
См. об этом: Азаренок Н. Конституционно-правовые основы преюдиции в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2012. N 4. С. 50 — 57.

На наш взгляд, ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому делу недостаточно дифференцирована. Степень общественной опасности рассматриваемых посягательств существенно повышается, когда обман суда влечет за собой принятие незаконных судебных решений (ложную правовую оценку), которые, в свою очередь, существенно затрагивают права и законные интересы других лиц. В связи с изложенным с учетом существующей конструкции рассматриваемого состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, необходимо включение в указанную норму квалифицирующего признака, предусматривающего повышенную ответственность лиц, в результате обманных действий которых были приняты незаконные судебные решения, затрагивающие права граждан, — «деяние, повлекшее принятие незаконного судебного решения».
По нашему мнению, изменение категории рассматриваемого преступления на более тяжкую и включение в уголовно-правовую норму предлагаемого квалифицирующего признака позволили бы дать надлежащую оценку характеру и степени общественной опасности фальсификации доказательств по гражданскому делу. Полагаем, что при таком изменении рассматриваемой уголовно-правовой нормы действия виновных должны будут квалифицироваться только по ст. 303 УК РФ, так как основным объектом посягательства в данном случае выступают общественные отношения по защите интересов правосудия. Общественно опасные последствия, заключающиеся в передаче на основании незаконного судебного решения имущества или права на имущество виновному, по нашему мнению, будут охватываться квалифицированным составом фальсификации доказательств по гражданскому делу.

Пристатейный библиографический список

1. Азаренок Н. Конституционно-правовые основы преюдиции в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2012. N 4.
2. Вишняков В.В. Уголовно-правовая оценка фальсификации доказательств: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2007.
3. Горобец К.В. Мошенничество по уголовному праву России и Франции: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2009.
4. Ильин И.В. Теоретические основы борьбы с мошенничеством, совершаемым в экономической сфере (уголовно-правовые и криминологические проблемы): Автореф. дис. . докт. юрид. наук. М., 2011.
5. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юрид. лит., 1972.
6. Огарь Т.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества в сфере оборота недвижимости: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. СПб., 2009.
7. Панов Н.И. Уголовно-правовое значение способа совершения преступления: Учебное пособие. Харьков, 1984.
8. Петров С. Обман суда как способ мошенничества // Уголовное право. 2013. N 6.
9. Сабитов Р.А., Сабитова Е.Ю. Уголовно-правовая оценка обманов и действий, совершенных с документами. М.: Юрлитинформ, 2012.
10. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М.: Издательская группа «НОРМА-ИНФРА-М», 1998.
11. Хилюта В.В. Признаки мошеннического обмана в теории и практике уголовного закона // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2009. N 2(8).
12. Яни П. Постановление Пленума Верховного Суда о квалификации мошенничества, присвоения и растраты: объективная сторона преступления // Законность. 2008. N 4.

Благодаря вмешательству «ОПОРЫ РОССИИ» был пересмотрен приговор в отношении председателя Алтайского республиканского отделения организации Александра Потапова

Уголовное дело направлено прокурору для устранения препятствий для его рассмотрения судом. Также Александру Потапову была изменена мера пресечения с ареста на подписку о невыезде. По словам его защитника Вадима Киреева, предприниматель будет освобожден незамедлительно утром 1 декабря 2017 года.

Это было второе по счету заседание апелляционной инстанции Верховного Суда Республики Алтай. Первое заседание состоялось неделей раньше, 23 ноября. В нем принял участие исполнительный директор «ОПОРЫ РОССИИ» Андрей Шубин, который выступил в защиту руководителя республиканского отделения «ОПОРЫ РОССИИ», предпринимателя Александра Потапова и настаивал на обеспечении всестороннего и объективного рассмотрения апелляционной жалобы.

Напомним, ранее «ОПОРА РОССИИ» получила ответ и.о. прокурора Республики Алтай Вячеслава Рехтина на обращение президента организации Александра Калинина в адрес первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Александра Буксмана с просьбой осуществления всестороннего и объективного рассмотрения апелляционной жалобы в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда региона в защиту интересов предпринимателя и председателя Алтайского республиканского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Александра Потапова.

«Доводы защиты будут учтены государственным обвинителем в суде апелляционной инстанции при формировании собственной позиции относительно законности и обоснованности состоявшегося в отношении Потапова А.В. судебного решения», — отмечалось в письме прокуратуры республики.

«Радует, что приведенные нами доводы судом были приняты во внимание и необоснованный обвинительный вердикт в отношении нашего предпринимателя был отменен. Таким образом, мы смогли сохранить еще одно предприятие малого бизнеса в стране», — прокомментировал решение президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин.

Ст 303 ук рф и ст 159 ук рф

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья *** Дело №22- 2648/2013 г.

г. Ульяновск 21 августа 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего судьи Малышева Д.В.,

судей: Басырова Н.Н., Панкрушиной Е.Г.,

с участием прокурора Леванова О.В.,

осужденного Хакимова И.А., адвоката Харитонова В.И.,

при секретаре Лавренко Ю.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционной жалобе адвоката Харитонова В.И., в интересах осужденного Хакимова И.А., на приговор Ленинского районного суда г. Ульяновска от 28 июня 2013 года, которым

— по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 350 000 рублей;

— по ст. 303 ч. 1 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 140 000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание Хакимову И.А. назначено путем поглощения менее строгого наказания более строгим в виде штрафа в размере 350 000 рублей.

Мера пресечения Хакимову И.А. до вступления приговора в законную силу оставлена прежней в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Разрешена судьба вещественного доказательства.

Апелляционное представление отозвано в соответствии с требованиями части 3 статьи 389.8 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Басырова Н.Н., выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия

Хакимов И.А. признан виновным в покушении на мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, в крупном размере, а также в фальсификации доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Харитонов В.И., в интересах осужденного Хакимова И.А., указывает о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам. По мнению автора жалобы, по уголовному делу нарушены процессуальные требования судопроизводства.

Указывает о том, что в ходе расследования уголовного дела его подзащитным заявлялось ходатайство о назначении экспертизы документа «договора займа» в условиях государственного учреждения, а именно в Лаборатории судебных экспертиз МЮ Ульяновской области. Данное ходатайство следователем в нарушение норм уголовно-процессуального закона не было разрешено, а при изучении материалов уголовного дела, среди подшитых в дело документов обнаружить ходатайство не удалось. Тем самым следственные органы нарушили права его подзащитного. Экспертиза же проведенная в ЭКО МВД УВД Ульяновской области, вызывает сомнения.

Ссылается на то, что в ходе судебного следствия эксперт Ф*** подтвердил об использовании при производстве экспертизы в качестве сравнительного материала подпись А*** из паспорта, выданного в 2007 году. По мнению. защиты, выводы, сделанные путем исследования лишь одной подписи, не могут быть приняты во внимание, а результаты экспертизы нельзя признать относимым и допустимым доказательством. Полагает, что устранить процессуальные нарушения возможно путем проведения судебно-комиссионной экспертизы по правилам ст. 200 ГПК РФ.

По мнению автора жалобы, сведения детализации телефонных соединений, приобщенных в качестве вещественных доказательств, опровергают показания А*** Ф.М. об отсутствии контактов с осужденным в период с 2007 по 2011 годы. Полагает, что у А*** имелось желание привлечь к уголовной ответственности Хакимова И.А. из-за корыстных побуждений и личной мести. В подтверждение недостоверности показаний потерпевшего, ссылается на то, что утверждения А*** о вымогательстве у него денежных средств в размере одного миллиона рублей Хакимовым И.А., оперуполномоченным Х*** И.Р. и Ч***, какими-либо доказательствами не подкреплены и по ним не принято никакого процессуального решения. Изложенные факты свидетельствуют о неискренности потерпевшего. Указывает и о том, что стороной обвинения действиям А*** Ф.М., и действиям его подзащитного соответствующим образом оценка не дана.

Считает, что для выяснения и установления факта причастности к противоправным действиям его подзащитного важно установить время изготовления текста договора. По мнению автора жалобы, суд необоснованно отказал в назначении экспертизы, нарушив принцип состязательности.

Оспаривает выводы суда относительно противоречий в показаниях Хакимова, указывая о том, что они лишь незначительные.

Полагает, что при назначении наказания не учитывалось материальное положение осужденного, ссылаясь и на то, что действиями его подзащитного не причинен вред государству и иным лицам.

Указывает, что у потерпевшего было больше причине оговорить его подзащитного по той причине, что он, будучи допрошенным в качестве потерпевшего, показал, что был незаконно привлечен к уголовной ответственности по ст. 327 и ст. 159 УК РФ ***.

В подтверждение утверждений осужденного о неоднократных обращениях к А*** о возврате денежных средств, ссылается наличие между ними телефонных переговоров посредством телефонных сообщений, которые, по мнению автора жалобы, свидетельствовали и неразрывных связях между осужденным и потерпевшим.

Просит суд апелляционной инстанции назначить производство судебной комиссионной почерковедческой экспертизы экспертам лаборатории судебных экспертиз Ульяновской области Министерства юстиции РФ для разрешения вопросов кем Хакимовым или А*** Ф.М. выполнена подпись в договоре займа от имени А***, не выполнена ли подпись самим А*** с намеренным искажением своей подписи, соответствует ли время составления договора указанной дате. При наличии подписи потерпевшего Аз***, его подзащитного оправдать.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции адвокат Харитонов В.И. и осужденный Хакимов И.А. поддержали доводы жалобы.

Прокурор Леванов О.В. полагал, что приговор суда является законным, обоснованным, а назначенное наказание справедливым, и просил суд апелляционной инстанции жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав выступления участвующих лиц, судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности Хакимова И.А. в совершении преступлений при тех обстоятельствах, которые изложены в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и основаны на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

В судебном заседании Хакимов И.А. настаивал на том, что в 2008 году он действительно передавал в долг А*** Ф.М., по просьбе последнего, денежные средства в сумме 330 000 рублей для осуществления посевной кампании, которые и пытался в последствии, путем обращения с исковым заявлением в суд, вернуть по причине нежелания потерпевшего возвращать деньги добровольно. Полагает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении его исковых требований.

При этом в суде описывал обстоятельства, при которых заключалась данная сделка, и показания в изложенной части осужденного не были последовательными исходя из его же показаний, данных в ходе предварительного следствия, относительно количества встреч, их места — в городе Ульяновске либо в городе Ш*** Республики Чувашия.

Независимо от довода жалобы адвоката относительно незначительных противоречий в показаниях его подзащитного, непоследовательность в показаниях Хакимова И.А. ставит под сомнение и их достоверность.

Вина осужденного в совершении преступлений подтверждена показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями экспертиз, письменными доказательствами по делу, в частности.

Показаниями потерпевшего А*** Ф.М., который показал, что в июле 2011 года ему по почте пришла повестка о вызове в судебное заседание с приложением копии договора займа между ним и Хакимовым И.А. от 22.05.2008 года. Из содержания договора следовало, что он у Хакимова И.А. занимал денежные средства в размере 330000 рублей. Однако, в действительности данный договор между ними не заключался, денег у Хакимова он не занимал, подпись от его имени в договоре займа ему не принадлежит. В удовлетворении исковых требований Хакимова И.А. судом было отказано.

Относительно взаимоотношений между ним и осужденный потерпевший А*** Ф.М. пояснил, что с Хакимовым И.А. он познакомился в 2007 году в бытность его работы директором ОНО «Опытная станция по картофелю «Ульяновская». Тогда он обращался к нему за приобретением семян картофеля для своего фермерского хозяйства. С осужденным, как он полагает, знакомы его односельчане Х*** И.Р. – сотрудник полиции и Ч*** Ф.К., связанный с криминальными структурами. Эти лица в 2009-2010 годах вымогали у него денежные средства в размере 1 млн. рублей. Не получив деньги, сотрудник полиции Х*** И.Р. инициировал возбуждение в отношении него – А*** уголовного дела по факту получения якобы по фиктивным документам субсидии из республиканского бюджета в виде возмещения затрат на закупку семян картофеля в ОНО «Опытная станция по картофелю «Ульяновская». Кроме того, со стороны Ч*** Ф.К. по отношению к нему совершались неправомерные действия и ранее. По данным фактам он обращался в полицию, неоднократно писал в многочисленные инстанции жалобы. В следственном комитете в р. Чувашия в отношении указанных и других лиц расследуется уголовное дело, по которому он – А*** проходит потерпевшим. С заявлением о возбуждении уголовного дела он обращался и в отношении осужденного Хакимова И.А., который в 2007 году вместо семян элитного картофеля продал ему семена фуражного картофеля. Полагает, что осужденный Хакимов И.А. действует заодно с сотрудником полиции Х*** И.Р., а также Ч*** Ф.К. В июне 2008 года им – А*** в Россельхозбанке был получен кредит на сумму 300 000 рублей, в связи с чем необходимости занимать деньги в долг у частных лиц у него не было. Обращение Хакимова И.А. в суд с фиктивным договором займа связано, по мнению потерпевшего, с желанием отомстить ему и получить от него деньги.

У суда не было оснований не доверять показаниями потерпевшего А*** Ф.М.. Вопреки доводам жалобы об оговоре потерпевшим осужденного, показания А*** Ф.М. последовательные, согласуются с другими доказательствами по делу, исследованными в судебном заседании.

Копией мемориального ордера подтверждены показания потерпевшего А*** Ф.М. о получении 02 июня 2008 года в ОАО Россельхозбанк г. Ч*** кредита на сумму 300 000 рублей.

Показания А*** Ф.М. подтверждены представленными им документами, из которых следует, что в производстве следственных органов в республике Чувашия, действительно, находится возбужденное уголовное дело в отношении Ч*** Ф.К., Х*** И.Р. Кроме того, из представленных документов по частной жалобе А*** Ф.М. в ноябре 2010 года Ч*** Ф.М. привлекался к уголовной ответственности по ст. 116 ч.1 УК РФ.

Представленные потерпевшим документы подтверждают и факт обращения им в правоохранительные органы в отношении осужденного Хакимова И.А. по факту приобретения в 2007 году картофеля в ОНО «Опытная станция по картофелю «Ульяновская». По данному факту в мае 2013 года проводилась доследственная проверка УЭБиПК УМВД России по Ульяновской области.

Вышеизложенные обстоятельства, вопреки доводам жалобы, позволили суду прийти к обоснованному выводу о наличии у осужденного по отношению к потерпевшему А*** Ф.М. личной неприязни и оговора его в целях совершения в отношении него мошеннических действий, фальсификации для этого доказательств по гражданскому делу. Показания потерпевшего обоснованно признаны судом как достоверные.

Вина доказана и показаниями свидетеля А*** Ф.Ф. – сына потерпевшего, который подтвердил в полном объеме показания своего отца, показав, что об обращении в 2011 году осужденного в суд с исковым заявлением о возврате якобы имевшегося долга, узнал от отца. Денег у Хакимова И.А. его отец не занимал. В мае 2008 года отец был занят на посевных работах в поле в деревне в Б*** ***, в связи с чем в г. Ульяновск с Ч*** приезжать не мог. О личности Ч*** осведомлен как об односельчанине, связанного с криминальными структурами, который, по его мнению, действует вместе с осужденным.

Факт обращения осужденного Хакимова И.А. в июле 2011 года в Ленинский районный суд г. Ульяновска с исковыми требованиями к А*** Ф.М. подтвержден копией искового заявления Хакимова И.А., поступившего в суд 22 июля 2011 года, согласно которому истец Хакимов И.А. просит взыскать с ответчика А*** Ф.М. сумму долга в 330 000 рублей, который тот получил по договору займа от 22 мая 2008 года, а также судебные издержки в размере 6500 рублей.

Протоколом судебного заседания по гражданскому делу *** установлено, что Хакимов И.А., будучи лицом, участвующим в деле – истцом, в судебном заседании представил договор займа от 22 мая 2008 года, согласно которому А*** Ф.М. получил от него денежные средства в сумме 330 000 рублей.

Решением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 13 сентября 2011 года исковые требования Хакимова И.А. к А*** Ф.М. по договору займа, судебных расходов оставлены без удовлетворения. В судебном заседании установлен факт подложности договора займа от 22 мая 2008 года и отсутствия фактических правоотношений по займу денежных средств между ними.

Копией заключения эксперта №5113 от 30.08.2011 года по гражданскому делу *** по иску Хакимова И.А. к А*** Ф.М., согласно которому подпись в договоре займа от 22 мая 2008 года от имени А*** Ф.М. выполнена не А*** Ф.М., а другим лицом.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 25 октября 2011 года решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 13 сентября 2011 года по жалобе Хакимова И.А. оставлено без изменения и вступило в законную силу.

Протоколом осмотра осмотрен подлинник договор займа, представленный Хакимовым И.А., изъятый в канцелярии Ленинского районного суда г. Ульяновска из гражданского дела *** Осмотром установлено содержание текста договора, согласно которому Хакимов 22 мая 2008 года передал денежные средства в сумме 330000 рублей А*** Ф.М., а последний в срок до 22 июля 2008 года обязался вернуть указанную сумму Хакимову.

Согласно заключениям судебных почерковедческих экспертиз рукописные записи текста договора займа от 22 мая 2008 года выполнены самим Хакимовым И.А.. Подпись от имени А*** Ф.М. выполнена не самим А*** Ф.М., образцы почерка и подписей которого представлены на исследование, а другим лицом.

Таким образом, выводы экспертиз в категоричной форме подтвердили непричастность потерпевшего А*** Ф.М. к подписанию им представленного Хакимовым в суд договора о займе денежных средств, объективно подтвердив показания потерпевшего об отсутствии у него перед Хакимовым И.А. денежных обязательств, в опровержение доводов осужденного об обратном.

Допрошенный в судебном заседании эксперт Ш*** А.Ф. показал, что при исследовании подписи в договоре от имени А*** было в категоричной форме установлено, что подпись в договоре от его имени выполнена не самим А***, чьи образцы представлялись на исследование. Для данного вывода было установлено, что различающиеся общие и частные признаки подписи были существенными, а объем и их количество были достаточны.

Довод жалобы о недоверии выводам экспертизы в рамках гражданского дела, со ссылкой на показания эксперта Ф***. об исследовании одной подписи из паспорта потерпевшего, судебная коллегия признает несостоятельным.

В судебном заседании Ф***. настаивал на утвердительном выводе о непринадлежности подписи в договоре А***. Данный вывод подтвержден и выводами вышеприведенных почерковедческих экспертиз, проведенных в рамках расследования уголовного дела, и исследованных в судебном заседании.

Довод защиты относительно сомнений в достоверности и этих выводов экспертиз, судебная коллегия также признает несостоятельным.

Нарушений уголовно-процессуального закона при назначении и производстве экспертиз, не допущено. Эксперту, который предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, разъяснялись права и обязанности. Содержания заключений является мотивированными, полными, не содержат неясностей и противоречий, научно-обоснованны, соответствуют требованиям статьи 204 УПК РФ. Экспертизы проведены экспертом, имеющим соответствующее образование, стаж работы, специальные познания, которым использовались образцы в количестве, позволившем дать объективное заключение. Выводы экспертных исследований согласованы и с совокупностью других доказательств по делу, оцененных судом как достоверные.

Вышеизложенное свидетельствует об отсутствии оснований для назначения повторной экспертизы.

Довод адвоката относительно игнорирования следователем в ходе предварительного расследования ходатайства осужденного о назначении экспертизы документа «договора займа» в условиях государственного учреждения, а именно в Лаборатории судебных экспертиз МЮ Ульяновской области, которое, по мнению автора жалобы, не было разрешено, не ставит под сомнение законность принятого судом решения.

Аналогичное ходатайство заявлялось и в ходе судебного следствия, которое судом разрешено после выслушивания мнений всех участников процесса, и по которому вынесено, в соответствии с требованиями ст. 256 УПК РФ, постановление. С выводами суда соглашается и судебная коллегия. Таким образом, нарушений прав осужденного, а также принципа состязательности, не допущено.

Довод жалобы, в котором оспариваются выводы суда о виновности осужденного, со ссылкой на необходимость установления конкретного времени изготовления документа, судебная коллегия отвергает. В суде первой инстанции с достоверность установлена виновность осужденного в совершении преступлений именно при тех обстоятельствах, которые и изложены в приговоре суда.

Довод защиты в подтверждение утверждений осужденного о неоднократных обращениях к А*** о возврате денежных средств, со ссылкой на наличие между ними телефонных переговоров посредством телефонных сообщений, не нашел своего подтверждения.

Согласно протоколу осмотра телефонов, выданных Хакимовым И.А. в ходе следствия, в кладке смс-сообщений в телефонах имеются сообщения на татарском языке, переведенные переводчиком на русский язык. При этом какой-либо переписки между осужденным и потерпевшим по поводу возврата долга в ходе осмотра сообщений обнаружено не было.

Судом первой инстанции, проанализирована и оценена вся совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе и показания свидетелей защиты Х*** Д.А., Х*** Д.И., Ч*** Ф.К..

С оценкой, данной судом первой инстанции всем исследованным в судебном заседании доказательствам, соглашается и судебная коллегия.

Обстоятельства совершенного преступления судом установлены с достаточностью, с всесторонней проверкой всех доводов, приведенных в защиту осужденного.

Суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Хакимова И.А. и правильно квалифицировал его действия по ст.ст.30 ч.3, 159 ч.3 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.12.2011 №420-ФЗ), как покушение на мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное в крупном размере, а также по ст.303 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011 №26-ФЗ), как фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле.

Оснований для изменения данной квалификации судебная коллегия не усматривает.

При назначении наказания Хакимову И.А. судом в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о его личности, обстоятельства смягчающие наказание, влияние наказания на исправление осужденного.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о возможности достижения целей наказания в отношении Хакимова И.А. при назначении наказания в виде штрафа.

Закон допускает возможность применение судом, исходя из материального положения осужденного, по вступлению приговора в законную силу, и рассрочку выплаты штрафа , если немедленная уплата его является невозможной.

Суд правильно не усмотрел оснований для снижения категории преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 УК РФ, с учетом фактических обстоятельств и степени его общественной опасности, на менее тяжкую, верно мотивировав свое решение в приговоре. С выводами суда первой инстанции соглашается и судебная коллегия.

Назначенное наказание является справедливым, соразмерным содеянному и личности виновного, не является чрезмерно суровым, и оснований для его снижения судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, вопреки доводам жалобы, по делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

Приговор Ленинского районного суда г. Ульяновска от 28 июня 2013 года в отношении ХАКИМОВА И*** А*** оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.