Статья 209 п 2

Статья 209 п 2

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 209 ГК РФ. Содержание права собственности

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 209 ГК РФ. Содержание права собственности

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 209 ГК РФ, судебная практика применения

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом в многоквартирном доме

Собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных настоящим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме. О праве собственности на общее имущество многоквартирного жилого дома см. статью 36 Жилищного кодекса РФ с комментариями, а также публикации в рубрике общее имущество в многоквартирном доме, в частности:

Размещение кондиционеров

Сам по себе факт размещения кондиционера ответчиком-собственником помещения в доме на фасаде здания не означает осуществление им действий, затрудняющих реализацию прав владения, пользования и распоряжения собственниками помещений общим имуществом в многоквартирном доме или препятствующих этому. См. подробнее публикацию «Правовые позиции ВАС РФ по вопросу размещения кондиционеров на здании и получении разрешения».

Размещение антенн, сетей, линий, проводов, иного оборудования

ОАО «МТС» обязали произвести демонтаж с крыши жилого дома приемо-передающей антенны. Доводы ответчика о том, что ОАО «МТС» является собственником нежилого помещения в указанном доме и имеет право использовать крышу как имущество, принадлежащее ему на праве общей долевой собственности, нельзя признать состоятельными. См. далее «Установка и демонтаж антенны оператора сотовой связи, кабельных линий, проводов радиотрансляционной сети на крыше дома как общем имуществе собственников помещений».

Размещение рекламы на фасаде жилого дома

Технические подвалы — общее имущество собственников

Технические подвалы в многоквартирном доме как общее имущество собственников. Судебная практика

Статья 209. Содержание права собственности

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Комментарий к статье 209 Гражданского Кодекса РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи дана общая характеристика правомочиям собственника. Право собственности составляет важнейший институт подотрасли вещного права и системообразующее ядро отрасли гражданского права в целом.

В субъективном смысле право собственности — это наиболее полная юридически обеспеченная возможность владеть, пользоваться и распоряжаться индивидуально-определенной вещью по своему усмотрению, независимо от других лиц и без ограничения по сроку. Ему присущи как родовые признаки вещного права (о понятии и признаках вещного права см. коммент. к ст. 216 ГК), так и видообразующие признаки, отличающие его от иных вещных прав.

2. Первым (родовым) признаком права собственности является то, что его объектом выступает индивидуально-определенная вещь. Так, именно из-за отсутствия этого признака интеллектуальная собственность, имеющая в качестве объекта нематериальные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, может считаться лишь омонимом права собственности, но не его разновидностью. Нормы гл. 13 ГК о праве собственности к интеллектуальной собственности не применяются — ни прямо, ни субсидиарно, что нашло подтверждение в ст. 1227 ГК.

Понятие объекта права собственности не зависит от оборотоспособности этого объекта. В собственности находятся как объекты, не изъятые из оборота и ограниченные в обороте, так и объекты, изъятые из оборота (см. коммент. к ст. 129 ГК).

Вторым (родовым) признаком права собственности является его абсолютность. Удовлетворение интереса собственника зависит лишь от его действий; собственник не нуждается в чьей-либо помощи, чьем-либо посредничестве.

В качестве третьего (родового) признака права собственности, как и любого другого вещного права, следует назвать наличие правомочия пользования, упомянутое в п. 1 комментируемой статьи. Пользование — это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств, плодов и иных доходов в процессе ее эксплуатации.

Нарушение целевого назначения при использовании вещи не является противоправным, если только при этом не нарушаются права и законные интересы третьих лиц, а также основы правопорядка и нравственности. Так, использование земельных участков или жилых помещений в нарушение их целевого назначения может привести к прекращению права собственности на них (см. коммент. к ст. ст. 285, 293 ГК).

3. Четвертый признак права собственности — наличие наряду с правомочием пользования также правомочия владения — является уже не родовым, а видообразующим, так как характерен не для всех вещных прав. Под владением понимается юридически обеспеченная возможность волевого, фактического и непосредственного господства лица над вещью. Владение характеризуется следующими признаками.

Во-первых, оно выражается в непосредственном господстве над вещью, т.е. самостоятельном и открытом осуществлении над нею хозяйственной власти.

Во-вторых, это господство — фактическое, означающее возможность вступления в физический контакт с вещью каждый раз настолько быстро, насколько это зависит от воли владельца и содержания предоставленного ему права. Поэтому арендованный рояль, который по условиям договора продолжает оставаться в доме арендодателя, не может считаться находящимся во владении арендатора.

В-третьих, такое господство должно быть волевым, т.е. прямо направленным на желание владеть. О наличии такой воли свидетельствует как раз использование вещи (готовность начать такое использование в любой момент). Этим, строго говоря, владение (possessio) как правомочие права собственности (п. 1 комментируемой статьи) отличается как от пространственного отношения близости к вещи, так и от держания (detentio), которое предполагает обладание вещью, но не в целях извлечения из нее полезных свойств, соответствующих ее хозяйственному назначению. Господство в держании — не самоцель, а вынужденное состояние, позволяющее решать задачи, стоящие перед держателем (хранителем, перевозчиком, комиссионером, доверительным управляющим).

4. Гражданский кодекс различает законное и незаконное владение. Законное владение осуществляется на некотором правовом основании (титуле; отсюда второе наименование — «титульное владение»). Иное владение признается незаконным, или беститульным.

В свою очередь, незаконное владение подразделяется на добросовестное и недобросовестное. Добросовестность незаконного владельца проявляется в тех случаях, когда он не знал и не мог знать о незаконности своего владения. В остальных случаях незаконный владелец является недобросовестным.

Классификация незаконного владения на добросовестное и недобросовестное имеет юридическое значение для решения вопроса о приобретении права собственности по приобретательной давности (см. коммент. к ст. 234 ГК), а также для калькуляции расчетов по доходам и расходам между истцом (собственником) и ответчиком (незаконным владельцем) при удовлетворении виндикационного иска (см. коммент. ст. 303 ГК). Вопрос же о добросовестности законного владельца не имеет правового значения.

5. Пятый (видообразующий) признак права собственности состоит в наличии правомочия распоряжения вещью, в общих чертах описанного в п. 2 комментируемой статьи. Распоряжение — это юридически обеспеченная возможность определения судьбы вещи (продажа вещи, сдача ее в залог, передача в уставный капитал хозяйственного общества, объединение имущества для совместной деятельности и т.д.). Понятия распоряжения вещью и ее отчуждения соотносятся как род и вид: не всякое распоряжение связано с отчуждением. Например, передача вещи во временное пользование (в аренду) является распоряжением ею, но не отчуждением. Однако всякое отчуждение есть акт распоряжения вещью.

В судебной практике часто возникает вопрос о действительности договора купли-продажи вещи, если на момент его заключения продавец не являлся ее собственником. Такой договор только на основании этого факта не должен признаваться недействительным. Продавец вправе во исполнение договора купли-продажи приобрести вещь уже после его заключения, а затем произвести ее отчуждение покупателю.

Формами распоряжения вещью также являются ее уничтожение и отказ от права собственности на нее. Об уничтожении (гибели) вещи см. коммент. к ст. 235 ГК.

6. В п. 2 комментируемой статьи раскрыт шестой (видообразующий) признак — осуществление правомочий собственника наиболее полным образом, в своем интересе и по своему усмотрению. Владение, пользование и распоряжение вещью составляют триаду правомочий собственника и определяют содержание права собственности. Однако те же правомочия присущи, например, обязательственному праву доверительного управления или ограниченному вещному праву хозяйственного ведения. Владение и пользование как правомочия вещного права всегда обусловлены наличием своего интереса у субъекта этого права.

Понятие собственного усмотрения можно определить как правомерную деятельность по выбору наиболее оптимального варианта реализации предоставленных правомочий. Показателен тот факт, что согласно ГК 1964 г. правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом осуществлялись «в пределах, установленных законом» (ст. 92). Следует считать достижением действующего Кодекса смещение акцентов на возможность осуществления собственником правомочий прежде всего по своему усмотрению.

7. В то же время право собственности небеспредельно. Коллизия между индивидуальными интересами собственника и публичным порядком неизбежна в тех случаях, когда владение, пользование (а в некоторых случаях — даже непользование: например, земельным участком сельскохозяйственного назначения в течение трех лет — гл. VII ЗК) и распоряжение вещью приводят к нарушению прав и законных интересов третьих лиц. Право частной собственности не принадлежит к таким правам, которые в соответствии со ст. 56 Конституции не подлежат ограничению ни при каких условиях (Постановление КС от 17 декабря 1996 г. N 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налоговой полиции» (СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 197)).

Основные мотивы установления ограничений права собственности сегодня — это понимание ограниченности природных ресурсов (в том числе земли), дефицита жилья, уменьшение последствий использования источников повышенной опасности, соблюдение противопожарных, санитарных и прочих правил безопасности, недопустимость нарушения прав и законных интересов других лиц, устранения конкуренции или создания серьезной угрозы нравственности в обществе.

8. Из п. 2 комментируемой статьи вытекает, что ограничение права собственности возможно путем принятия закона или иного правового акта. В то же время по общему правилу п. 2 ст. 1 ГК ограничения гражданских прав могут вводиться только федеральным законом. Учитывая высшую юридическую силу п. 3 ст. 55 Конституции, право собственности может быть ограничено только федеральным законом (см. также п. 1 Постановления ВАС N 8).

Правда, право собственности может быть ограничено указанными актами в порядке, предусмотренном федеральным законом. Так, ограничения права собственности на транспортные средства (например, Перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств) установлены Правилами дорожного движения РФ (утв. Постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090). Однако данные ограничения санкционированы ФЗ от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4873).

В то же время ограничения права собственности, даже устанавливаемые федеральными законами, имеют пределы. Право собственности может быть ограничено не произвольно, а только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. ст. 34, 36, п. 3 ст. 55, ст. 56 Конституции, п. 2 ст. 1 ГК).

9. Право собственности не может быть ограничено договором собственника с каким-либо лицом. Интерес лица, которому собственник должен передать имущество, обеспечивается не ограничением права собственности, а обязательствами, возникающими для собственника (например, обязательством не препятствовать использованию вещи в соответствии с условиями договора). Единственной возможностью «наказать» его за отступление от договора будет привлечение к ответственности, предусмотренной договором либо при наличии оснований — законом.

10. Следует понимать, каким образом влияет возникновение ограниченного вещного права на объем права собственности. В таком случае право собственности как бы сжимается, так как правомочия владения и пользования по определению переходят к субъекту ограниченного вещного права. Право собственности само становится, по сути, ограниченным вещным правом, пока переданные вещно-правовые правомочия не вернутся к собственнику. Если к субъекту ограниченного вещного права переходит и правомочие распоряжения, то право собственности вообще приобретает характер так называемого голого права (ius nudus). В то же время собственник вещи по определению не может быть субъектом ограниченного вещного права на нее.

10. Седьмой (видообразующий) признак права собственности состоит в том, что оно является бессрочным, так как не ограничено по закону или договору каким-либо сроком.

11. В литературе можно встретить разные подходы к определению права собственности, главными из которых являются следующие два, противоположные друг другу.

Так, в определение права собственности некоторые авторы предлагают включить большее число правомочий, нежели это предусмотрено традиционной для нашего законодательства триадой владения, пользования и распоряжения. Однако при более детальном анализе оказывается, что другие перечисляемые «сверхвозможности» собственника являются лишь оттенками трех традиционных правомочий и вполне укладываются в данное выше определение права собственности.

Иногда, наоборот, указывается на бесполезность и даже вредность включения триады правомочий в определение права собственности, так как она противоречит полноте этого права. Однако никакого противоречия в данном случае нет. Во-первых, триада сформулирована столь удачно, что вбирает в себя любые возможные варианты действий собственника, причем на необходимом уровне абстрактности. Во-вторых, в определение права собственности в комментируемой статье заложены не только триада, но и указание на собственное усмотрение.

12. В п. 3 комментируемой статьи в общем виде содержится правовое регулирование отношений собственности на землю и иные природные ресурсы. При применении этого пункта следует учитывать нормы специального законодательства: гл. 17 ГК, ЛК, ЗК, Водного кодекса, Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения, Закона об охране окружающей среды, Закона об экологической экспертизе и т.д. (см. также коммент. к ст. 129 ГК).

13. Как уже было сказано выше, собственный интерес не встречается в обязательственных правах. Так, доверительный управляющий согласно п. 1 ст. 1012 ГК осуществляет указанные правомочия сугубо в интересах собственника или указанного им третьего лица (выгодоприобретателя). Чтобы подчеркнуть разницу между правом собственности и доверительным управлением, законодатель специально в п. 4 комментируемой статьи указал, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему.

тематический сайт посвященный практическому применению уголовного законодательства Украины

Статья 209. Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем

Статья 209. и комментарий

Статья 209. Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем

1. Совершение финансовой операции или сделки с денежными средствами или иным имуществом, полученными вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов, а также совершение действий, направленных на сокрытие или маскировку незаконного происхождения таких средств или другого имущества или владение ими, прав на такие средства или имущество, источника их происхождения, местонахождение, перемещение, а также приобретение, владение или использование средств или иного имущества, полученных вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет с конфискацией средств или другого имущества, полученных преступным путем, и с конфискацией имущества.

2. Действия, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные повторно или по предварительному сговору группой лиц, или в крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет с конфискацией средств или другого имущества, полученных преступным путем, и с конфискацией имущества.

3. Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет с конфискацией средств или другого имущества, полученных преступным путем, и с конфискацией имущества.

Примечание. 1. Общественно опасным противоправным деянием, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов, согласно этой статье есть деяние, за которое Уголовным кодексом Украины предусмотрено наказание в виде лишения свободы (за исключением деяний, предусмотренных статьями 207, 212 и 2121 Уголовного кодекса Украины), или деяния , совершенное за пределами Украины, если оно признается общественно опасным противоправным деянием, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов, по уголовному закону государства, где оно было совершено, и является преступлением по Уголовному кодексу Украины и вследствие совершения которого незаконно полученные доходы.

2. Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, признается совершенной в крупном размере, если предметом преступления были средства или иное имущество на сумму, превышающую шесть тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан.

3. Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, признается совершенной в особо крупном размере, если предметом преступления были средства или иное имущество на сумму, превышающую восемнадцать тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан.

1. Основным непосредственным объектом преступления является установленный в целях противодействия привлечению в экономику «грязных» средств порядок осуществления хозяйственной деятельности, а также порядок совершения гражданско-правовых соглашений в части личного и иного подобного использования имущества, не связанного с хозяйственной деятельностью. Дополнительным объектом выступают интересы правосудия, нормальное функционирование финансовой системы, принципы добросовестной конкуренции.

2. Предмет этого преступления — денежные средства и иное имущество, полученное в результате совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов, а также права на средства и имущество.

Денежные средства в данном случае могут выступать как в наличной, так и в безналичной форме (находятся на банковском счете и их оборот регулируется обязательственным правом), быть как национальной, так и иностранной валютой.

Гражданское законодательство под имуществом как особым объектом понимает вещь или совокупность вещей. Вещами признаются различные предметы материального мира, которые удовлетворяют потребности людей и по которым могут возникать гражданские права и обязанности (это, например, недвижимость, транспортные средства, произведения искусства).

Предметом рассматриваемого преступления не могут выступать те разновидности имущества, свободный оборот которых согласно действующему законодательству запрещен или существенно ограничен, незаконные действия с которыми образуют самостоятельные составы преступлений и какие учитывая это отмыванию не поддаются (например, оружие, боевые припасы, взрывчатые вещества, радиоактивные материалы, наркотические средства, психотропные вещества и их аналоги, ядовитые и сильнодействующие вещества). Совершение сделок с такими предметами, не будучи легализацией, имеет квалифицироваться не по ст. 209, а по другим соответствующим статьям (в частности, по статьям 263, 265, 307, 322).

Денежные средства и иное имущество выступают предметом легализации при условии, что их получения произошло заранее и было сопряжено с нарушением норм только уголовного законодательства Украины или другого государства. Указание на исключительно преступный характер получения имущества — предмета уголовно наказуемого легализации не означает, что ст. 209 является нормой с уголовно-правовой преюдиции, которая требует для своего применения предварительного вынесения обвинительного приговора за общественно опасное противоправное деяние — источник «грязных» доходов. Положения о необходимости соблюдения в полном объеме относительно общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации доходов, конституционного принципа презумпции невиновности уже на момент возбуждения уголовного дела по рассматриваемой статье УК является необоснованным. Указанному принципу не противоречит то обстоятельство, что в ряде уголовно-правовых норм (в частности, статьям 45 — 48, 198, 396) говорится о совершении преступления лицом безотносительно того, установлен это в судебном порядке. Кроме этого, возможна ситуация, когда субъект, совершивший предикатные деяния, скрывается от следствия и суда или по другим причинам не может быть привлечен к уголовной ответственности, а полученное им «грязное» имущество отмывается другими лицами. Таким образом, ответственность по ст.209 не исключена в тех случаях, когда лицо, совершившее предикатные деяния, была освобождена от уголовной ответственности в установленном законом порядке (в связи с истечением сроков давности, применением амнистии и т.д.) или не привлекалась к такой ответственности (например, в свя связи со смертью), а полученные в результате указанного деяния средства или иное имущество стали предметом легализации.

Для инкриминирование ст. 209 лицу, не совершавшего предикатного деяния, достаточно установленного с помощью каких-либо объективных данных осознания им того, что она совершает действия с имуществом, полученным вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации доходов. Наличие обвинительного приговора суда, которым лицо признано виновным в совершении основного правонарушения, иного процессуального документа суда, подтверждающего факт совершения такого преступления (например, постановления об освобождении лица от уголовной ответственности), или хотя постановления о возбуждении уголовного дела облегчает выяснение и доказывания осознание уголовно наказуемого характера происхождения соответствующего имущества.

Квалификация по ст. 209 возможна и тогда, когда лицо не привлекалась к уголовной ответственности за предикатные деяния. В таком случае лицо одновременно привлекается к уголовной ответственности за основное правонарушение и за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, полученных в результате его совершения, т.е. по совокупности этих преступлений, поскольку она осознает, что совершает легализации таких средств (имущества).

Имущество нужно считать полученным вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации доходов, если оно прямо или косвенно получено в результате совершения такого деяния. Например, предметом комментируемого преступления следует признавать то имущество, полученное в обмен на полученное преступным путем или в результате его прочей реализации (скажем, товары, купленные на похищенные деньги). Главное, чтобы виновное лицо, оказавшейся на конце этого своеобразного цепочки, осознавала соответствующий источник происхождения имущества, а способ его получения не был совершением деяния, содержащего признаки состава преступления, предусмотренного ст. 209.

Статья 209 не указывает на минимальный размер денежных средств и минимальную стоимость иного имущества, легализация которых должно тянуть за собой уголовную ответственность, в связи с чем при применении этой статьи должен учитываться положения ч. 2 ст. 11 о отсутствие общественной опасности деяния за его малозначительности. При этом следует прежде учитывать размер доходов, полученных преступным путем (например, совершение мелкого бытового сделки).

Для квалификации по ст. 209 не имеет значения место совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов, т. е. местом получения «грязных» доходов может быть территория как Украина, так и иностранного государства. В последнем случае требуется, чтобы деяние — источник доходов признавалось преступлением одновременно и по уголовным законом иностранного государства, и по УК Украины. Буквальное толкование п. 1 примечания к рассматриваемой статьи позволяет сделать вывод о том, что совершенное за рубежом: 1) общественно опасное противоправное деяние, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов, не обязательно тянуть наказание в виде лишения свободы на срок от трех лет и более (для признания основное деянием преступления, совершенного в другом государстве, не имеет значение, по виду и размеру наказания предусмотрено за его совершение как ее уголовным законом, так и за такое же деяние УК Украины в случае его совершения на территории Украины ) 2) уклонение от уплаты налоговых платежей, которое по уголовному закону иностранного государства признается преступлением и влечет любое наказание (а не только в виде лишения свободы на срок три и более лет), в принципе, может рассматриваться как предикатные деяния с точки зрения применения ст. 209 УК Украины.

При уголовно-правовой оценке как предикатного деяния, так и легализации доходов, должны учитываться положения статей 6 — 8 о действии уголовного закона в пространстве.

Относительно же совершенных в Украине общественно опасных противоправных деяний, предшествовавших легализации (отмыванию) доходов, то в действующей редакции ст. 209 реализована идея ограничения круга деяний как источника «грязных» доходов: 1) с кругу основных исключены деяния, за которые согласно УК предусмотрено менее строгое наказание, чем три года лишения свободы, 2) общественно опасными противоправными деяниями, предшествующих легализации доходов, не признаются уклонения от возвращения выручки в иностранной валюте (ст. 207) и уклонение от уплаты налогов и сборов (обязательных платежей) (ст. 212) независимо от того, за какой частью ст. 207 или ст. 212 квалифицированное то или иное деяние и какое наказание установлено за его совершение.

Конкретный преступный способ, с помощью которого получен имущество — предмет рассматриваемого преступления, на квалификацию по ст. 209 не влияет (за исключением указанных выше ограничений). Это может быть то или иное преступление против собственности, получение взятки, убийство из корыстных побуждений, незаконное изготовление подакцизных товаров и т.п.

Не должны признаваться предметом легализации контрабандно ввезенные в Украину товары и другие предметы, указанные в диспозиции ч. 1 ст. 201, если они были получены за пределами Украины не преступным, а законным путем. Вместе доход, полученный в результате легализации (например, в виде получения платы за контрабанду товаров), может признаваться предметом данного преступления.

Не является предметом легализации средства или иное имущество, полученные в результате осуществления должностным лицом вопреки установленному порядку операций с активами, которые находятся в налоговом залоге и в дальнейшем используются предприятием — юридическим лицом при осуществлении хозяйственной деятельности. Преступное отчуждения заложенных активов (о его уголовно-правовую оценку см. комментарий к статье 212) не приводит к увеличению (приращение) имущества предприятия, а потому не позволяет говорить о получении преступного дохода как такового.

Не является предметом легализации средства (независимо от их размера), полученные как субсидии, субвенции, дотации или кредиты вследствие предоставления ложной информации субъектами, указанными в диспозиции ч. 1 ст. 222, хотя с такими средствами дальнейшем и совершаются деяния, перечисленные в ст. 209, поскольку эти средства получаемые официально (легально) и преступление, предусмотренное ст. 222, не содержит всех признаков предикатного деяния, определенного в п. 1 примечания к ст. 209.

Использование средств, полученных от незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, по общему правилу, необходимо квалифицировать по специальной уголовно-правовой нормой (ст. 306). Если за указанные средства приобретается имущество, которое не подлежит приватизации или которое не подлежит оборудование для производственных и других нужд (скажем, недвижимость или транспортное средство), или же такие средства используются в правомерном предпринимательской и иной хозяйственной деятельности, но не в виде размещения их в банках, на предприятиях, в учреждениях, организациях и их подразделениях, совершенное следует квалифицировать не по ст. 306, а по ст. 209 (при наличии всех признаков состава преступления).

3. Объективная сторона преступления может альтернативно выражаться в одной из четырех форм:

1) совершение финансовой операции с денежными средствами или иным имуществом, полученными вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов;

2) заключение соглашения с такими средствами и имуществом;

3) совершение действий, направленных на сокрытие или маскировку незаконного происхождения таких средств или имущества или владения ими, прав на такие средства или имущество, источника их происхождения, местонахождение и перемещение;

4) приобретение, владение или использование средств или иного имущества, полученных вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов.

Под финансовой операцией надо понимать любую операцию, связанную с осуществлением или обеспечением осуществления платежа с помощью субъекта первичного финансового мониторинга. К финансовым операциям законодательство о противодействии отмыванию доходов относит: внесения или снятия депозита (вклада, вклада); перевод денег со счета на счет, обмен валюты, предоставление услуг по выпуску, покупке или продаже ценных бумаг и других видов финансовых активов, предоставление или получение ссуды или кредита; страхование (перестрахование); предоставление финансовых гарантий и обязательств; доверительное управление портфелем ценных бумаг; финансовый лизинг; осуществление выпуска, обращения, погашения государственной и другой денежной лотереи; предоставление услуг по выпуску, купли, продажи и обслуживание чеков, векселей , платежных карточек и других платежных инструментов; открытия счета. Финансовая операция может осуществляться с помощью как субъекта первичного финансового мониторинга, так и любого другого предприятия, а потому для максимального охвата всех видов финансовых операций в зависимости от их содержания следует обращаться в соответствующие нормативно-правовых актов. Понятием финансовой операции в плане ответственности по ст. 209 охватываются и прямо не упомянутые выше виды банковских операций, операций небанковских финансовых учреждений и операций, реализуемых при осуществлении профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. Уголовно-правовая оценка содеянного как легализации доходов, полученных преступным путем, не исключается и в случае проведения той финансовой операции, которая согласно действующему законодательству не подлежит ни обязательном, ни внутреннему финансовому мониторингу.

Понятие сделки дополняет описание объективной стороны преступления и охватывает отличные от финансовых операций сделки — действия физических и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть как односторонними (например, завещание, доверенность), так и двух или многосторонними. Это разнообразные договоры — купли-продажи, займа, поручения, комиссии, страхования, хранения, перевозки, о совместной деятельности и т.п. Указание в ч. 1 ст. 209 на заключение соглашения обусловлена ​​тем, что операции с движимым и недвижимым имуществом не во всех случаях сопровождаются движением денежных средств, поэтому не всегда являются финансовыми операциями (например, это касается сделок мены, дарения). Момент, с которого сделка считается совершенной, определяется Гражданским кодексом Украины от 16 января 2003 в зависимости от того, к какому виду относится сделка (является он реальным или консенсуальным) и других моментов (например, соблюдение обязательной нотариальной формы). Если сделка в гражданско-правовом смысле не совершено по причинам, не зависящим от воли виновного, действия последнего по направленности умысла имеют расцениваться как покушение на комментируемое преступление и квалифицироваться со ссылкой на соответствующую часть ст. 15.

Совершение действий, направленных на сокрытие или маскировку незаконного происхождения «грязного» имущества или владение им, прав на такое имущество, источники его происхождения, местонахождения и перемещения — это активное поведение виновного лица, которая может заключаться в: изменении правового статуса средств или иного имущества путем подделка документов, удостоверяющих право собственности; получении фиктивных документов на приобретение имущества; совершении гражданско-правовых сделок (мнимая покупка в комиссионном магазине, ломбарде т.п.); оформлении права собственности на подставных лиц; заключении фиктивных договоров о предоставлении кредитов или различных услуг (юридических, аудиторских, маркетинговых); внесении средств на банковские счета юридических и физических лиц, в т.ч. в оффшорных зонах; перемещении средств с одного счета на другой (при условии, что все указанные действия не были способом совершения предикатного деяния).

В частности, легализацией надо признавать перемещение «грязных» средств в так называемые «уголки налогового рая», в которых отсутствуют юридические нормы, что: а) обязывают финансовые учреждения хранить информацию о своих клиентах и ​​осуществляемых ими операциях, б) позволяют властям получить доступ к такой информации, в) регулирующие передачу одной страной другой стране такой информации.

Под приобретением имущества, полученного в результате совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации доходов, надо понимать получения такого имущества виновным лицом, которое осознает его соответствующее происхождение, тем или иным возмездным или безвозмездным способом (покупка, получение в обмен на другие предметы, принятие в качестве оплаты за предоставленные услуги или выполненной работе, получение как подарка или как оплаты долга и т.д.).

Владение «грязным» имуществом означает фактическое нахождение такого имущества у лица, имеет возможность влиять на него. Владеть имуществом может как его владелец, так и другие лица, например, те, кто получает такую ​​возможность в силу определенных договорных отношений (договора найма, комиссии, хранения и т.п.). В отличие от заключения сделки, приобретения и владения «грязным» имуществом осуществляется по недействительным сделкам, которыми получению такого имущества или владению им предоставляется правомерен вид.

Использование средств или иного имущества, полученных вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации доходов, — это изъятие в той или иной форме полезных свойств такого имущества для удовлетворения потребностей собственника или других лиц. Соответствующее имущество может использоваться для осуществления любой легальной, в т.ч. предпринимательской и иной хозяйственной деятельности. Речь идет, например, о внесении средств в качестве взноса в уставный фонд предприятия, создание фиктивных субъектов или приобретение предприятий-банкротов, когда преступные средства выдаются по их легальный доход, покупку предприятий с большими объемами наличных поступлений, где сложно установить фактический объем проданных товаров , оказанных услуг, выполненных работ (розничная торговля, сфера обслуживания, общепит, игровые и развлекательные заведения и т.п.), приобретение предприятий за рубежом с использованием гражданина иностранного государства как фиктивного собственника, инвестирование в совместной хозяйственной деятельности, финансирование производства товаров (например, приобретение за денежные средства необходимых материалов, оборудования и сырья), выплату дивидендов и заработной платы, пополнение оборотных средств предприятия, изъятие в формах полезных свойств средств и имущества благодаря совершению любых действий с ними (например, использование при осуществлении производственной деятельности похищенного оборудования). Использования указанных средств и имущества может быть как связано, так и не связано с их отчуждением, т.е. с передачей другим лицам.

Преступление признается оконченным с момента совершения финансовой операции или заключение сделки с имуществом, полученным вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации доходов, или с момента вступления владения или использования такого имущества. В части совершения действий, направленных на сокрытие или маскировку незаконного происхождения «грязного» имущества, владения им, прав на такое имущество, источники его происхождения, местонахождения или перемещение, есть основания признавать преступление усеченным — его следует считать оконченным с момента совершения указанных действий независимо от того, удалось виновному лицу таким образом достичь поставленной цели, связанной с сокрытием или маскировкой определенных обстоятельствах.

Нарушение требований законодательства о предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, влечет административную (ст. 1669 Кодекса Украины об административных правонарушениях от 7 декабря 1984) или уголовную (статьи 2091, 367 УК) ответственность.

4. Субъект преступления общий. Если преступление выражается в совершении соответствующих сделок, за его совершение может отвечать лицо, которое приобрело в установленном законом порядке полной гражданской дееспособности и не лишена дееспособности судом или не ограничена в ней.Требование о гражданской дееспособности субъекта преступления не является обязательным в случае «посредственного» совершение легализации.

По ст. 209 может нести ответственность как лицо, совершившее общественно опасное противоправное деяние, которое предшествовало легализации (отмыванию) доходов, и последующие действия, которые охватываются понятием легализации, так и тот, кто не совершал предикатного деяния.

Лица, не выполняющие объективную сторону легализации, но умышленно способствуют ей путем действия или бездействия (например, предоставляют возможность воспользоваться банковским счетом), могут привлекаться к ответственности как пособники со ссылкой на ч. 5 ст. 27. Это касается и работников субъектов первичного финансового мониторинга (о понятии таких субъектов см. комментарий к ст. 2091), нотариусов, финансовых консультантов.При наличии оснований указанные лица могут признаваться исполнителями рассматриваемого преступления.

Действия лица, не являющегося субъектом первичного финансового мониторинга, которые заключаются в сбыте имущества, полученного в результате совершения преступления (например, кражи) другими лицами, не образуют состава легализации денежных средств или иного имущества, полученных преступным путем (ст. 209), если таком имуществу не предоставляется вид правомерно приобретенного. Зависимости от конкретных обстоятельств дела указанные действия содержат признаки пособничества в краже или состава преступления, предусмотренного ст. 198.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.Добросовестная ошибка относительно происхождения указанного в ч. 1 ст. 209 имущества исключает уголовную ответственность по этой статье. Для квалификации по ст. 209 не требуется точной осведомленности о характере и конкретные обстоятельства совершения предикатного деяния, но необходимым является осознание лицом тех фактических обстоятельств содеянного, с которыми УК связывает возможность назначения наказания в виде лишения свободы на срок три и более лет. Работа лица о соответствующем происхождения «грязного» имущества устанавливается в каждом конкретном случае.

Наименование рассматриваемого преступления, а также обращение с положениями законодательства о противодействии отмыванию позволяют сделать вывод о том, что в ст. 209 говорится о таком привлечении соответствующего имущества в бытовой и хозяйственный оборот, которое сочетается со стремлением придать данному процессу правомерного вида. Это стремление может сочетаться с удовлетворением собственных потребностей или мотивов виновного лица (например, с желанием получить прибыль или помочь тому, кто совершил предикатные деяния, избежать наказания за содеянное.

Для квалификации по ст. 209 нужно установить, что действия виновного были совершены умышленно с целью придания правомерного вида владению, использованию, распоряжению соответствующими средствами или имуществом, их приобретению или для сокрытия источников их происхождения. Есть желание скрыть настоящий источник имущества, с которым совершаются сделки, иные действия или которое используется, и выдать «грязное» имущество за легальные доходы выступает как обязательная характеристика субъективной стороны. Из-за отсутствия такого желания случаи использования «грязного» имущества для продолжения совершения незаконных, в т.ч. уголовно наказуемых деяний (например, для продолжения занятия предпринимательской деятельностью без государственной регистрации) не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 209. С таких же оснований не по ст. 209, а по ст. 396 следует квалифицировать заранее не обещанное укрывательство тяжкого или особо тяжкого преступления, которое включает в себя и сокрытие предметов, добытых путем его совершения (например, их хранение, сокрытие, транспортировки или переработку).

6. Квалифицирующими признаками преступления являются: 1) повторность, 2) совершение его по предварительному сговору группой лиц или 3) в крупном размере.

О понятии повторности см. ст. 32 и комментарий к ней. В части 2 ст. 209 говорится о повторности только тождественных преступных деяний и не предусмотрено усиление ответственности за повторность однородных преступлений. В связи с этим, если легализации доходов, полученных преступным путем, предшествовало использования средств, полученных от незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров (ст. 306), это обстоятельство не может служить основанием для квалификации содеянного по ч2 ст. 209 за признаком повторности. Отсутствует повторность в случае, когда в совершенной легализации «грязных» доходов усматриваются признаки длящегося преступления (скажем, имеет место «смарфинг» — структурирование или ситуация, когда лицо, приобретая недвижимость для ее последующей продажи, в дальнейшем, как и запланировано, реализует имущество, или случай, когда лицо, реализуя единый умысел, с одним и тем же имуществом, полученным преступным путем, последовательно совершает несколько действий, альтернативно указанных в ч. 1 ст. 209). Под «смарфингом» в международной финансовой практике понимается обход формальных ограничений с помощью техники измельчения взноса, осуществление финансовой операции с наличностью на сумму, немного меньшую той, которая определена законодательством как минимальный показатель для заполнения и представления соответствующей информации.

О понятии совершения преступления по предварительному сговору группой лиц см. ст. 28 и комментарий к ней. О большой размер легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, см. п. 2 примечания к ст. 209.

7. Особенно квалифицирующими признаками преступления являются: 1) совершение его организованной группой, 2) в особо крупном размере.

О понятии совершения преступления организованной группой см. ст. 28 и комментарий к ней, а об особо крупный размер легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, — п. 3 примечания к ст. 209.

8. Легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, нужно отделять от преступления, предусмотренного ст. 198.

Предметом легализации имущество, которое не только прямо, но и косвенно получено преступным путем. Так, если лицо на денежные средства, полученные в результате совершения преступления, приобретает ценные бумаги, которые впоследствии обменивает на другое имущество, то это не препятствует применению ст. 209 (при условии осознания виновным преступного характера первоначального происхождения видоизмененного дальнейшем имущества). К предмету же преступления, предусмотренного ст. 198, относят только то имущество, которое получено в результате совершения преступления непосредственно. Кроме этого, ст. 198 не ограничивает круг тех преступлений, в результате совершения которых получается имущество, приобретение, получение, хранение или сбыт которого в дальнейшем влечет уголовную ответственность (для сравнения см. п. 1 примечания к ст. 209). Если предметом некоторых разновидностей преступления, предусмотренного ст. 209, наряду с собственно средствами и имуществом признаются также права на такие средства и имущество (охватываются понятием доходов как экономической выгоды), то для преступления, описанного в ст. 198, такое расширение предмета преступления нехарактерно.

Отличаются преступления, описанные в статьях 198 и 209, также по признакам объективной стороны. Действия, указанные в ст. 198, влекут уголовную ответственность по данной статье УК лишь при условии, что в содеянном не усматривается признаков легализации доходов, полученных преступным путем, т.е. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 209. Например, приобретение и сбыт имущества, которые фигурируют в ст. 198 и при определенных условиях могут рассматриваться как заключение и исполнение гражданско-правового соглашения, не должны приобретать признаки отмывания имущества. А упомянутый в ст. 198 хранение имущества, заведомо полученного преступным путем, следует отделять от такого предусмотренного ст. 209 разновидности отмывании, как владение имуществом, полученным вследствие совершения общественно опасного противоправного деяния, которое предшествовало легализации доходов. В том случае, когда сбыт, приобретение, получение и хранение имущества, полученного преступным путем, не приводят к отмыванию имущества, которое продолжает оставаться в теневом обороте, совершенное следует квалифицировать не по ст. 209, а по ст. 198.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 209, характеризуется стремлением виновного лица предоставить правомерен вид процессу привлечения имущества в бытовой или хозяйственный оборот. Такая направленность действий не присуща состава преступления, предусмотренного ст.198, — приобретая, получая, сохраняя или сбывая имущество, полученное преступным путем, виновата в этом преступлении лицо не стремится предоставить имуществу легального статуса, не желает использовать его под видом законного в операциях, сделках и правомерном хозяйственной деятельности. Совершение преступления, предусмотренного ст. 198, имеет своим следствием фактическое втягивание преступных доходов в бытовой и экономический оборот без сокрытия истинного источника происхождения такого имущества, без предоставления владению, пользованию или распоряжению таким имуществом правомерного вида.

С учетом того, что преступление, описанное в ст. 198, на законодательном уровне рассматривается как разновидность причастности к преступлению, его субъектом не признается лицо, которое, будучи исполнителем или соучастником, совершившее то преступление, вследствие которого полученное имущество. А по ст. 209 может нести ответственность как лицо, получившее средства или иное имущество преступным путем, так и лицо, заранее пообещала совершить предусмотренные этой статьей действия для легализации денежных средств или имущества, полученных вследствие совершения предикатного деяния.