Гражданский кодекс рф не содержит в себе положений о

Статья 702 ГК РФ. Договор подряда

Новая редакция Ст. 702 ГК РФ

1. По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

2. К отдельным видам договора подряда (бытовой подряд, строительный подряд, подряд на выполнение проектных и изыскательских работ, подрядные работы для государственных нужд) положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если иное не установлено правилами настоящего Кодекса об этих видах договоров.

Комментарий к Ст. 702 ГК РФ

1. Значение. Договор подряда призван регулировать отношения, связанные с выполнением работ. Целью подряда является как создание новой вещи и ее введение в оборот, так и выполнение другой работы, имеющей материальный результат.

2. Характеристика. Договор подряда является:

3. Предметом договора подряда являются работа и ее результат (конкретизация предмета содержится в ст. 703 ГК РФ). В числе объектов гражданских прав законодатель выделяет как вещи, так и работы (см. ст. 128 ГК РФ). В предмете договора подряда работа как процесс и вещь как результат работы неразрывно связаны юридически: сама по себе работа или вещь, к которой не приложена работа передающего ее лица, образуют предмет других договоров.

4. Отличие договора подряда от других договоров.

4.1. Принципиальным вопросом является отграничение договора подряда от договора купли-продажи:

а) предметом договора купли-продажи является вещь. Даже если предметом купли-продажи является изготовленная продавцом с целью последующей продажи вещь, продавец изготавливает вещь сначала для себя. В отличие от этого, по договору подряда вещь заведомо изготовляется для конкретного заказчика по заданию последнего. Следовательно, процесс создания вещи не регулируется договором купли-продажи, но регулируется договором подряда;

б) по договору купли-продажи продавец всегда является собственником вещи (на момент ее передачи). В отличие от этого, по договору подряда подрядчик может перерабатывать или обрабатывать вещь, собственником которой изначально считается заказчик (подробнее см. комментарий к ст. 703 ГК РФ);

в) предметом договора купли-продажи могут быть в том числе и вещи, определенные родовыми признаками. В отличие от этого, по договору подряда результатом работ всегда является индивидуально-определенная вещь;

г) по договору купли-продажи даже если вещь изготовляется продавцом с целью последующей продажи, продавец использует только свои материалы. В отличие от этого, по договору подряда изготовление вещи может осуществляться подрядчиком как из своих материалов, так и из материалов заказчика (см. п. 1 ст. 704 ГК РФ).

4.2. Разграничение с договором мены.

Использование ответчиком полученных от истца пиломатериалов для изготовления дверных блоков само по себе не может рассматриваться как наличие между сторонами договора подряда (переработки давальческого сырья). Вид договора определяется содержанием основных обязанностей сторон по сделке. В договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы, цена с включением в нее компенсации издержек подрядчика и причитающееся ему вознаграждение, сроки и порядок принятия выполненной работы и другие условия, которые являются определяющими для такого договора. Спорный договор ни одного из перечисленных условий не содержит, передача пиломатериалов по его условиям производилась с целью их обмена на дверные блоки (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 N 69).

4.3. Отличия договора подряда от договора возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ) проводятся по предмету этих договоров. Услуги как отдельный объект гражданских прав (ст. 128 ГК РФ) являются деятельностью, не имеющей овеществленного результата. Таким образом, предметом договора возмездного оказания услуг является именно деятельность лица, оказывающего услуги. По договору подряда сама по себе деятельность подрядчика по производству работ не оплачивается, конечной целью подряда является результат работ — вещь. По выражению М.И. Брагинского, признак, о котором идет речь, позволяет считать, с определенной долей условности, предметом договора подряда — «сделать», а договора возмездного оказания услуг — «делать».

4.4. В отличие от трудового договора, по договору подряда оплачивается не сам труд работника, а его конечный материальный результат. Существенным отличием является также то, что по трудовому договору работник подчиняется правилам внутреннего трудового распорядка и обязан выполнять указания работодателя. Подрядчик же по общему правилу самостоятельно определяет способы выполнения задания заказчика (п. 3 ст. 703 ГК РФ). Такая черта подряда, как выполнение работ иждивением подрядчика (ст. 704 ГК РФ), также служит критерием отграничения договора подряда от трудового договора.

5. Условия договора подряда. Существенными условиями договора являются только условия о предмете (ст. 702 ГК РФ) и о сроке (ст. 708 ГК РФ). Важными условиями являются условия о цене (ст. 709 ГК РФ) и о качестве работы (ст. 721 ГК РФ), однако при отсутствии этих условий договор все равно считается заключенным, поскольку данные условия относятся к числу определимых.

6. Стороны и форма договора. В общих положениях о договоре подряда не предусматривается особенных требований к субъектному составу и форме договора — применяются общие положения о дееспособности лиц и форме сделок.

7. Виды договора подряда. Особенности субъектного состава или предмета договора обусловили выделение отдельных видов договора подряда, перечисленных в п. 2 комментируемой статьи. Правовое регулирование отдельных видов подряда осуществляется как специальными нормами, сосредоточенными в ГК (§ 2 — 5 данной главы), так и другими законами. Общие положения о подряде (§ 1 данной главы ГК РФ) применяются к отношениям, урегулированным нормами об отдельных видах договора подряда только субсидиарно.

Другой комментарий к Ст. 702 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Следуя традиции отечественного гражданского права, заложенной еще в дореволюционном проекте Гражданского уложения, а затем продолженной в ГК РСФСР 1922 и 1964 гг., подряд определяется как договор о выполнении подрядчиком определенной работы для другой стороны за плату. В развитие данной нормы законодатель включил в легальное определение договора указание на результат, который должен достигнуть подрядчик, а заказчик соответственно принять. Хотя ст. 350 ГК РСФСР 1964 г. также упоминала о принятии выполненной работы, стилистически п. 1 ст. 702 ГК более точен, поскольку принять можно не работу саму по себе, а ее результат. Кроме того, формулировка п. 1 ст. 702 ГК вернее отражает смысл подряда: его целью является не выполнение работы как таковой, а получение результата, который может быть передан заказчику.

2. Включение в легальное определение подряда такого признака, как получение подрядчиком определенного передаваемого (т.е. материализованного, отделяемого от самой работы) результата, позволяет отличить его от договора услуги. Последний также предполагает совершение определенных действий (деятельности) по заданию заказчика за плату, однако законодательное определение договора возмездного оказания услуг (ст. 779 ГК РФ) не упоминает передаваемого заказчику результата. Это не значит, что данный договор не предполагает достижения какого-либо результата (тогда он не имел бы смысла), но достигаемый результат нематериален, неотделим от услугодателя. Предмет договора услуги — сама услуга (определенные действия или деятельность), в то время как предмет договора подряда — овеществленный результат работы подрядчика.

Практическое значение в разграничении договоров подряда и услуги заключается в различном правовом регулировании отдельных аспектов указанных правоотношений. Например, на подрядчике лежит риск случайного неисполнения договора (п. 1 ст. 705 ГК РФ), в то время как услугодатель такого риска не несет. Договор услуги имеет личный характер, что по общему правилу не допускает возложения исполнения обязательства услугодателем на третье лицо (ст. 780 ГК РФ). Подрядчик, напротив, вправе привлекать к исполнению договора других лиц, если из закона или договора не вытекает его обязанности выполнить работу лично (п. 1 ст. 706 ГК РФ). Различие усматривается и в последствиях одностороннего отказа от исполнения договора подряда (ст. 717 ГК РФ) и услуги (ст. 782 ГК РФ).

3. Глава 37 ГК относится к одной из шести глав ГК, регулирующих договорные обязательства, структура которых содержит общие положения (§ 1) и ряд параграфов, каждый из которых посвящен отдельным разновидностям того или иного договора. Данная глава регулирует бытовой подряд (§ 2), строительный подряд (§ 3), подряд на выполнение проектных и изыскательских работ (§ 4), подрядные работы для государственных нужд (§ 5).

Названные в гл. 37 договоры не исчерпывают всех разновидностей подряда. К ним можно причислить договоры, заключаемые в связи с реализацией инвестиционных проектов, а также проектов в области добычи полезных ископаемых. Некоторые авторы усматривают характер подрядных в ряде отношений между участниками фондового рынка, эмитентами ценных бумаг и организациями, занятыми сбором свободных денежных средств путем продажи ценных бумаг, что вызывает большое сомнение.

4. Пункт 2 комментируемой статьи содержит правило, согласно которому нормы § 1 применяются к отдельным видам подряда субсидиарно, т.е. когда иное не предусмотрено специальными правилами, установленными в § 2 — 5.

Вместе с тем следует иметь в виду, что отдельные виды договора подряда помимо ГК могут регулироваться другими правовыми актами. На возможность их применения прямо указывается в п. 3 ст. 730 и ст. 768 ГК. В названных нормах предусматривается регулирование соответствующих отношений данными актами в части, не урегулированной ГК. Это значит, что специальные акты могут дополнять регулирование подрядных отношений, отражая их специфику, но не противоречить ГК.

Статья 153. Понятие сделки

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Комментарий к Ст. 153 ГК РФ

1. Сделка является одной из старейших категорий в науке гражданского права. Появление сделок связано с развитием отношений между людьми, а закрепление отдельных положений о сделках нашло свое отражение уже в древнеримском праве.

Глава 9 части первой ГК РФ включает в себя общие положения о сделках. В то же время отдельные виды сделок нашли свое отражение в иных главах Кодекса (в главах, посвященных договорам, в нормах о доверенности, завещании, принятии наследства и об отказе от наследства и др.), а также в других достаточно многочисленных нормативных актах. Нормы комментируемой главы разделены на два параграфа: § 1 посвящен понятию, видам и формам сделок и включает в себя 13 статей (153 — 165), § 2 охватывает положения о недействительности сделок и объединяет 16 статей (166 — 181).

Практически все положения настоящей главы являются уже устоявшимися, апробированы во многом длительной историей их применения и судебной практикой. За все время действия части первой ГК РФ лишь ст. 181 комментируемой главы претерпела изменения — в части снижения срока исковой давности для ничтожных сделок до трех лет.

Главу 9 ГК РФ открывает комментируемая статья, предусматривающая уже ставшее классическим определение сделки. Так, Г.Ф. Шершеневич писал, что под именем юридической сделки понимается такое выражение воли, которое непосредственно направлено на определенное юридическое последствие, т.е. на установление, изменение или прекращение юридических отношений . Д.И. Мейер рассматривал в качестве юридической сделки «всякое юридическое действие, направленное к изменению существующих юридических отношений»; существенными для сделки условиями он считал два: «1) чтобы юридическое действие произвело изменение в существующих юридических отношениях: изменение может состоять в установлении какого-либо права, прежде не существовавшего, или в переходе права от одного лица к другому, или в прекращении права; 2) чтобы юридическое действие было направлено к изменению существующих юридических отношений, предпринято с целью произвести это изменение; а действие, не направленное к тому, не подходит под понятие сделки. Например, сюда не подходит нарушение права, хотя оно и составляет юридическое действие и производит изменение в существующих юридических отношениях: цель нарушения права иная, а потому и существо сделки отлично от юридического действия, составляющего нарушение права» .

———————————
См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. 10-е изд. М., 1911. С. 158.

Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 1. С. 177 — 178.

2. Сделка — это волевое правомерное юридическое действие субъекта (участника) гражданских правоотношений. Она является самым распространенным основанием возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений.

К признакам сделки традиционно относят:

— правомерность. Издавна вызывают споры понятие «недействительная сделка» и его противоречие понятию «сделка», поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

По мнению Д.И. Мейера, «только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно, и существующими. Но ничтожество поражает эти сделки только при соприкосновении их с общественной властью, а независимо от того они существуют точно так же, как и сделки законные, и встречаются нередко в действительности» ;

— волевой характер. Различают внутреннюю волю и внешнее волеизъявление. Воля — внутреннее намерение, желание субъекта, направленное на достижение определенного правового результата. Волеизъявление — это выражение, внешнее проявление воли.

В тех случаях, когда волеизъявление не соответствует внутренней воле субъекта, сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, насилия и т.п. (см. комментарий к ст. ст. 178, 179 ГК). Выявление воли участника сделки имеет важное значение при толковании договора. Так, согласно ст. 431 ГК РФ, если буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений, в том числе путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом, не позволяет определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон;

— цель субъектов, вступающих в сделку (causa). При этом различают абстрактные и каузальные сделки. Абстрактными являются сделки, в которых основание оторвано от ее содержания (вексель, банковская гарантия и др.);

— мотив, который самостоятельного значения не имеет. Так, при признании сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения мотив совершения сделки не имеет значения (ст. 178 ГК).

3. Понятие сделки, выраженное в настоящей статье, было предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Данное понятие оспаривалось в связи с тем, что к сделкам не относят действия, в том числе неправомерные, влекущие за собой установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей у других лиц .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 576-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рябовой Веры Сергеевны на нарушение ее конституционных прав статьей 153, положением пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации и положениями части шестой статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

Такие доводы не могут рассматриваться в качестве основания для признания положения комментируемой статьи неконституционным.

Также Конституционным Судом РФ названное положение рассматривалось в части оспаривания факта отнесения доверенностей , договора об открытии кредитной линии к сделкам.

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2008 г. N 158-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бортниковой Анны Петровны на нарушение ее конституционных прав статьями 153, 166 — 181 и 185 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Определение Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 95-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «АКБ «Первый инвестиционный» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации».

4. Немало споров возникает при отнесении иных юридических фактов к сделкам, а именно отказа от договора как односторонней сделки , акта зачета встречных требований , распоряжения имуществом унитарного предприятия . Необходимо учитывать, что сделки — это действия, которые направлены не только на установление, но и на изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, в связи с чем расторжение договора также является сделкой, как и реорганизация юридического лица, в смысле ст. 153 ГК РФ, на что было обращено внимание в Определении ВАС РФ от 10 декабря 2008 г. N 13750/08 по делу N А55-17555/2007.

———————————
Определение ВАС РФ от 3 апреля 2009 г. N ВАС-402/09 по делу N А41-К1-13707/07.

Определение ВАС РФ от 13 октября 2008 г. N 13389/08 по делу N А45-14565/2007-42/426.

Определение ВАС РФ от 11 августа 2008 г. N 10298/08 по делу N А04-8127/07-А04-95/07-9/15.

К сделкам не относятся непосредственно действия, совершаемые в рамках исполнения сделки. Так, перечисление денежных средств в счет погашения задолженности по договору является не самостоятельной сделкой, а обязательством, возникшим из договора .

———————————
Определение ВАС РФ от 6 ноября 2007 г. N 10604/07 по делу N А39-3951/06-360/17.

5. В то же время сделки необходимо отличать от других юридических фактов, например актов государственных органов и органов местного самоуправления. К ним не применяются положения о недействительности сделок. Так, Определением ВАС РФ от 21 октября 2008 г. N 13390/08 по делу N А40-16423/07-51-8 было отмечено, что решение Палаты по патентным спорам не содержит в себе признаков сделки и поэтому не может быть оспорено по основаниям, связанным с недействительностью сделок.

Не являются сделками и различные виды государственной регистрации, в частности регистрация субъектов (например, юридического лица, индивидуального предпринимателя), объектов (например, товарных знаков, изобретений, полезных моделей), прав (например, прав на недвижимое имущество) и сделок (например, договоров купли-продажи жилых помещений, предприятий).

6. Основными участниками сделок являются граждане и юридические лица. Однако в некоторых случаях совершать сделки могут муниципальные образования, субъекты Федерации, а также Российская Федерация в лице соответствующих органов. Так, например, названные участники правовых отношений могут совершать сделки по продаже муниципального или государственного жилья, выступать в роли наследника по завещанию, одаряемого по договору дарения, приобретать выморочное имущество.

Организации, выступающие сторонами сделок, должны обладать правоспособностью, которая возникает с момента государственной регистрации юридического лица в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Если юридическое лицо относится к некоммерческим организациям либо является государственным или муниципальным предприятием, необходимо отражение в учредительных документах возможности совершения определенных сделок (занятия определенными видами деятельности).

О запретах и дозволениях: как читать положения законодательства?

Такие, по сути, теоретические категории, как диспозитивная и императивная нормы, вполне могут послужить весомым аргументом в суде, если речь идет о толковании законодательства. Как отличить диспозитивную норму от императивной? Где проходит граница между императивными предписаниями и свободой усмотрения участников оборота? Ответы на эти вопросы носят более чем практический характер.

Главным методом регулирования имущественных и личных неимущественных отношений (и, как следствие, всего гражданского права) является диспозитивный, или метод дозволений. Он предоставляет свободу участникам гражданского оборота при заключении договоров согласовывать в них любые условия, не противоречащие закону. Диспозитивные нормы в законе предусматриваются на случаи, когда участники оборота не договорились о тех или иных правилах, применимых к их отношениям. В такой ситуации диспозитивные нормы действуют по умолчанию (например, презюмируемая возмездность договора в предпринимательской деятельности). Этим они отличаются от императивных норм, которые устанавливают определенные правила поведения, не предоставляя при этом какой-либо свободы усмотрения для сторон договора. Последние не вправе предусмотреть иные правила, нежели те, что прямо установлены в законе.

Так, например, в соответствии с п. 2 ст. 456 ГК РФ продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней до­кумен­ты (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором, если иное не определено договором купли-продажи. Как видно из приведенной нормы, она является диспозитивной, поскольку устанавливает, что стороны договора купли-продажи могут предусмотреть в нем, что продавец обязуется передать относящиеся к продаваемой вещи принадлежности не сразу с передачей вещи, а спустя некоторое время (если их получение самим продавцом занимает определенное время) или вообще исключить такую обязанность, если до­кумен­ты до передачи товара уже были переданы покупателю.

Примером императивной нормы является правило, определенное п. 4 ст. 401 ГК РФ, согласно которому заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно. Указанная норма сформулирована четко и недвусмысленно, она содержит прямой запрет участникам оборота заключать названное в ней соглашение, поэтому является императивной (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», далее — Постановление № 16, см. «ЭЖ», 2014, № 14, с. 07).

Императивной также будет норма с оговоркой «если иное не предусмотрено законом», поскольку никакой свободы усмот­рения участникам оборота она не предоставляет: они не делают выбор между теми или иными правилами, а могут только следовать содержащимся в законе предписаниям — либо в одном законе, либо в другом, к которому отсылает первый закон (отсылочная норма).

Свобода смешанного договора ограничена законодательными императивами

Сравнительно легко различать диспозитивные и императивные правовые нормы законодательства в ситуациях, когда их содержание не вызывает неоднозначного восприятия (например, фразеологическая конструкция «если иное не предусмотрено соглашением сторон» характерна для диспозитивной нормы). С императивными нормами все не так просто.

Пунк­том 3 ст. 421 ГК РФ предусмотрено, что стороны вправе заключить смешанный договор, содержащий элементы различных договоров, определенных законом или иными правовыми актами РФ, в соответствующих частях к которому применяются правила о договорах, элементы которых в нем содержатся, если иное не определено соглашением сторон или не вытекает из существа смешанного договора.

В составе смешанного догово­ра могут быть представлены элементы договора, правила о котором являются императивными и не подлежат изменению по соглашению сторон. Так, например, в силу п. 3 ст. 825 ГК РФ по договору банковского счета банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не указанные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмот­рению. Стороны могут заключить договор банковского счета с условием о его кредитовании (овердрафт), который является смешанным, однако это не означает, что они могут обойти установленный законом запрет на контроль со стороны банка за расходованием средств клиента со счета (кроме случая, когда кредит является целевым и выдается под конкретные цели).

В связи с этим п. 3 ст. 421 ГК РФ необходимо применять в нормативном единстве со ст. 422 ГК РФ об обязательном соответствии всякого до­говора требованиям закона. Закон предоставляет участникам гражданского оборота изменять или исключать применение к своим отношениям действие лишь диспозитивных, но не императивных норм (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Следовательно, норма п. 3 ст. 421 ГК РФ, дающая право сторонам изменять своим соглашением условия их отношений, по своему смыслу в сис­теме действующего правового регулирования договорных отношений и с учетом приведенных императивных предписаний не может рассматриваться как предполагающая широкие возможности по исключению применения к отношениям субъектов гражданских правоотношений законодательных норм. Это тем более верно, что иное истолкование, по сути, ставит под сомнение существование императивных норм как таковых.

Указанный вывод подтверждается позицией ФАС Центрального округа, который указал, что смешанный договор, содержащий в себе элементы договора об оказании услуг по передаче электроэнергии и договора купли-продажи электроэнергии с целью компенсации потерь в сетях, последний из которых является публичным в соответствии с законодательством РФ, — весь такой смешанный договор является публичным (постановление ФАС Центрального округа от 21.12.2010 по делу № А36-1378/2009).

Границы дозволенного определяют исходя из существа отношений

Трудности могут возникнуть при установлении характера правовой нормы, которая сформулирована в законе в виде определенного правила без указания на возможность ее отмены или изменения по соглашению сторон.

Так, например, в силу п. 1 ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

В приведенной норме указано, что финансирование предоставляется взамен уступки права денежного требования, вытекающего из конкретных обязательств, и ничего не сказано насчет того, могут ли это быть какие-либо иные обязательства (к примеру, обязательство по возврату суммы займа)?

В практике автора имел место случай, когда инвестор отказался предоставлять финансирование под уступку прав требований о возврате сумм зай­ма, мотивируя свой отказ тем, что уступка подобных прав, которые, кроме того, еще не возникли на дату уступки, не преду­смотрена п. 1 ст. 824 ГК РФ. Между тем он не учел, что указанная норма по своему характеру не является императивной. Содержащийся в ней перечень обязательств, из которых допускается уступка прав (предоставление товаров, выполнение работ и оказание услуг) не сформулирован как закрытый, равно как и нет в данной норме указания на то, что не допускается уступка прав из других обязательств. Кроме того, возможность уступки прав требования о возврате сумм займа вытекает из общих правил о цессии, предусмотренных главой 24 ГК РФ.

Неверной также являлась позиция инвестора о том, что не допускается уступка прав требования, которые еще не возникли, поскольку положения главы 24 ГК РФ не исключают возможности уступки таких прав (так называемые несозревшие права требования). Более того, предметом уступки могут быть также права требования, которые не являются бесспорными: например, требование об уплате неустойки (п. 4, 8 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ, утв. информационным письмом Президиу­ма ВАС РФ от 30.10.2007 № 120).

Таким образом, нормы гражданского законодательства, сформулированные без прямого указания на тот или иной запрет, могут рассматриваться в качестве диспозитивных и предполагают возможность согласования сторонами иных правил своего поведения.

Данный подход основывается на принципе частного права «разрешено все то, что не запрещено законом», который означает возможность субъектов определять свои действия по собственному усмотрению во всех тех случаях, когда правила поведения прямо не предписаны законом, сообразуясь при этом с требованиями доб­росовестности и разумности и не выходя за пределы осуществления гражданских прав. Однако он неприменим к отношениям, составляющим предмет регулирования публичного права, в котором действует иной постулат — «разрешено то, на что указано в законе».

Между тем при определении характера отношений (публичные или частные) следует принимать во внимание не субъектный состав, а их существо, предмет, то есть по поводу чего они складываются. Если речь идет об уплате налогов, то отношения здесь публичные и прямо предписаны нормами НК РФ, если же в основе отношений лежит равноправие сторон и автономия воли, то отношения частные, даже если в них участвуют публичные органы или публично-правовые образования (участие налоговых органов в процедуре банкротства, выдача бюджетного кредита и т.д.).

В частных отношениях публично-правовые образования и их органы участвуют на равных с обычными участниками оборота, что прямо следует из главы 5 ГК РФ. В связи с этим принцип «разрешено все то, что не запрещено законом» действует также и в случаях, когда в частных отношениях участвуют публичные образования и их органы.

Цель законодательного регулирования учитывается судом

Пользуясь упомянутым принципом «разрешено все то, что не запрещено законом», можно также утверждать, что если правила о конкретном договоре прямо не предусматривают использования определенных способов обеспечения исполнения обязательств или их прекращения, это еще не означает невозможность их применения к такому договору.

Действующее законодательство РФ не содержит норм, запрещающих применение сторонами, например, неустойки в целях обеспечения исполнения обязательств,

определенных предварительным договором (постановления Президиума ВАС РФ от 08.04.2014 № 16973/13, от 12.02.2013 № 13585/12), по­этому в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) это вполне допустимо. Анализ отдельных институтов гражданского законодательства, посвященных правилам о договорах, позволяет сделать вывод о том, что при отсутствии специальных указаний не исключается действие общих положений обязательственного права. В связи с этим нет никакой необходимости во включении в правила о том или ином договоре положений сторон использовать те или иные конструкции, поскольку такое правовое регулирование было бы избыточным.

К любому гражданско-правовому договору применяются специальные правила о нем, предусмотренные в законодательстве РФ, и общие положения об обязательствах и договорах, что само по себе уже является достаточным для вывода о возможности использования положений из общих норм (в частности, неустойки в обес­печение обязательств сторон из предварительного договора).

Важные разъяснения по рассматриваемому нами вопросу даны в Постановлении № 16, где указано, что при определении характера правовой нормы суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но также ее существо и цели законодательного регулирования — защиту особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.), недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон и т.д.

Данный подход важен тем, что он позволяет с помощью объективных критериев (существо и цели законодательного регулирования) определить характер подлежащей применению нормы права, а в случае, когда норма является диспозитивной, также определить пределы свободы усмотрения сторон в ней.

В пунк­те 2 Постановления № 16 приведен следующий пример на этот счет. Статья 310 ГК РФ допускает согласование в договоре права на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора только в случаях, когда до­говор заключается в связи с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности. Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора. Следовательно, подразумеваемый в ней запрет не может распространяться на случаи, когда в до­говоре, лишь одна из сторон которого выступает в качестве предпринимателя, право на одностороннее изменение или односторонний отказ от догово-ра предоставлено стороне, не являю­щейся предпринимателем.

С помощью данных критериев можно определить императивный характер нормы и в том случае, когда она не содержит в себе явного запрета на те или иные действия, однако с учетом целей законодательного регулирования именно таковой и является. В таком случае суд констатирует, что исключение соглашением сторон ее применения или установление условия, отличного от предписанного в ней, недопустимо либо в целом, либо в той части, в которой она направлена на защиту названных интересов (п. 3 Постановления № 16).

Так, п. 1 ст. 595 ГК РФ установлено, что риск случайной гибели или случайного повреждения имущества, переданного бесплатно под выплату постоянной ренты, несет плательщик ренты. Данная норма не содержит прямого запрета на установление иных правил, однако она не предусматривает и соответствующей возможности, сформулирована в таком виде с целью защиты прав получателя ренты как слабой стороны до­говора и в силу этого является императивной.

А вот норма п. 1 ст. 824 ГК РФ о предмете договора факторинга, которую мы упомянули выше, не подразумевает императивный запрет, она не ограничивает стороны в праве произвести уступку прав из обязательств, которые в ней не поименованы, поскольку такое толкование не противоречит целям законодательного регулирования.

Разумная свобода усмотрения

Необходимо учитывать, что и диспозитивные нормы имеют свои пределы, устанавливая определенные ограничения для свободы усмотрения участников гражданского оборота.

К примеру, п. 3 ст. 614 ГК РФ предусмотрено: если иное не предусмотрено договором, размер арендной платы может изменяться по соглашению сторон в сроки, предписанные договором, но не чаще одного раза в год. Данная норма является диспозитивной и может быть изменена соглашением сторон, которым стороны вправе установить возможность изменения арендной платы чаще одного раза в год. Однако если изменение арендной платы происходит не по соглашению сторон, а в порядке, определенном договором аренды по инициативе арендодателя (включение такого права в договор аренды в соответствии со ст. 310 ГК РФ), то в такой ситуации он имеет право изменять арендную плату не чаще одного раза в год (п. 21 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»). Такой подход направлен на защиту интересов более слабой стороны договора аренды.

Можно привести и другой пример. В силу ст. 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает сначала издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основную сумму долга. Данная норма также является диспозитивной и предусматривает возможность ее изменения соглашением сторон, однако такое соглашение может касаться только изменения очередности погашения названных в данной статье обязательств и не касается таких обязательств, как уплата не­устойки или штрафных процентов, поскольку под процентами в данной статье имеется в виду плата за пользование, а не мера ответственности (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 141 «О некоторых вопросах применения положений статьи 319 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Общество с ограниченной ответственностью (продавец) заключило с гражданином (покупателем) договор купли-продажи доли в уставном капитале ООО в размере 50%. Оплата должна была проходить поэтапно: аванс (меньшую часть) покупатель перечисляет в течение десяти дней после подписания договора, а большую часть — в течение шести месяцев при условии, что за это время гражданин также продаст свою долю в уставном капитале третьей организации. В качестве последствия пропуска срока платежа предусмотрено расторжение договора и возврат доли продавцу, аванс покупателю не возвращается.

В установленный срок покупатель перечислил продавцу аванс, а оставшуюся стоимость — нет. Продавец обратился в суд к покупателю о расторжении договора купли-продажи доли в уставном капитале и признании права истца на эту долю. В ходе судебного разбирательства истец требования изменил, пожелав получить вместо права на долю оставшуюся часть выкупной стои­мости.

Однако спор истец проиграл. Дело в том, что п. 3 ст. 486 ГК РФ преду­сматривает право продавца требовать уплаты цены товара, а специальная норма п. 2 ст. 489 ГК РФ о продаже товара в рассрочку также предусматривает возможность требовать возврата товара. Однако в силу диспозитивности регулирования стороны договора вправе выбрать только одно последствие из двух указанных, что и было сделано в данном случае.

Гражданский кодекс (ГК РФ)

Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК России) — кодифицированный федеральный закон Российской Федерации, регулирующий гражданско-правовые отношения.

Можно сказать, что Гражданский кодекс РФ — единый систематизированный законодательный акт:

  • определяющий правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности;
  • регулирующий договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения.

Гражданский кодекс РФ имеет равную юридическую силу, что и другие федеральные законы.

Структура Гражданского кодекса РФ

Гражданский кодекс РФ имеет структуру, присущую всем кодексам России.

Он разделен на части, которых всего четыре.

Вводились в действие части не одновременно. Содержание частей определено сферой их регулирования

Таким образом, Гражданский кодекс России состоит из 1 551 статьи и разделён на четыре части.

Часть первая Гражданского кодекса РФ

Первая часть Гражданского кодекса РФ устанавливает общие начала гражданского законодательства и регулирует, в частности: возникновение гражданских прав и обязанностей, юридические лица, доверенность, представительство, право собственности, исковая давность, защита прав собственности и других вещных прав, сделки и договоры, обеспечение обязательств и прочее и состоит из следующих разделов:

  • Раздел I. Общие положения (статьи 1—208)
    • Подраздел 1. Основные положения
    • Подраздел 2. Лица
    • Подраздел 3. Объекты гражданских прав
    • Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство.
    • Подраздел 5. Сроки. Исковая давность.
  • Раздел II. Право собственности и другие вещные права (статьи 209—306)
  • Раздел III. Общая часть обязательственного права (статьи 307—453)
    • Подраздел 1. Общие положения об обязательствах
    • Подраздел 2. Общие положения о договоре

Часть вторая Гражданского кодекса РФ

Вторая часть Гражданского кодекса РФ регулирует отдельные виды обязательств, устанавливая права и обязанности сторон в различных гражданско-правовых договорах. Многие нормы этой части кодекса являются диспозитивными, то есть, могут быть по желанию изменены сторонами сделки, ряд статей прямо указывает на такую возможность и описывает различные варианты правоотношений:

  • Раздел IV. Отдельные виды обязательств (статьи 454—1109)

Часть третья Гражданского кодекса РФ

Третья часть Гражданского кодекса РФ регулирует вопросы наследования и международного частного права, в частности, статьи данной части устанавливают порядок открытия наследства, лиц, которые могут быть призваны к наследованию, порядок наследования по закону и по завещанию, различные вопросы принятия и перехода права наследования.

Статьи кодекса, посвященные международному частному праву, регулируют правовое положение иностранцев в России, различные вопросы осуществления сделок с участием иностранцев, что наиболее важно — определяет применимое право при коллизии законов, которая имеет место в указанной ситуации:

  • Раздел V. Наследственное право (статьи 1110—1185);
  • Раздел VI. Международное частное право (статьи 1186—1224).

Часть четвёртая Гражданского кодекса РФ

Четвертая часть Гражданского кодекса РФ содержит статьи, регулирующие вопросы авторского и смежных прав, ранее регулировавшихся отдельным Законом, а также другие вопросы интеллектуальной собственности, в частности, сроки действия различных исключительных прав на произведения, изобретения и другие объекты интеллектуальной собственности.

Четвертая часть Гражданского кодекса РФ регулирует права изготовителей баз данных, компьютерных программ, создателей селекционных достижений, топологий интегральных микросхем, права владельцев товарных знаков, полезных моделей, промышленных образцов, вопросы регистрации данных объектов интеллектуальной собственности и состоит из раздела:

  • Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (статьи 1225—1551)

Таким образом, Гражданский Кодекс РФ содержит огромное количество норм гражданского права и является регулятором всех гражданских отношений.

Полный текст Гражданского кодекса РФ со всеми изменениями и дополнениями можно найти по ссылке: http://base.garant.ru/10164072/

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.